Разнесите это в пух и прах.

Теги:история
 
+
-
edit
 

140466(
140466(ака Нумер)

аксакал

Артиллерия, как известно, Бог войны. Но многие не правильно понимают это верное изречение. Поэтому в современной литературе можно много найти о танках, самолётах, крупных кораблях, но о артиллерии обычно забывают в пользу более эффектных видов вооружённых сил. Но нельзя забывать, что без артиллерии ни пехота ни танки не имеют никакой силы. Танки никогда не добивались успеха, действуя против мощной, нерасстроенной своей артиллерией обороны. А пехота познала её силу ещё в Первую мировую.
Долгое время артиллерия была вспомогательным, а то и психологическим средством войны. Первые орудия были столь примитивны, что не могли принести никакого вреда нападавшим и только пугали их. Так произошла первая встреча европейцев с артиллерией: В 1342 году испанский король осадил город Алхезирас, занятый в то время арабами.
Испанские войска уже готовились к приступу. Вдруг на стенах города появилась какая-то невиданная машина: не было у этой машины ни лебедки, ни тяжелых рычагов. Не возились над ее постройкой десятки плотников. Длинная труба, подставка - вот и вся машина. В трубу что-то заложили. Потом к трубе подошел человек - всего лишь один человек! Он не натягивал никаких канатов; он только поднес к трубе раскаленный железный прут - и вдруг раздался гром, из трубы вылетели пламя и дым, а в наступающих полетело железное ядро.
- "Не иначе, как колдовство, - в смятении думали суеверные испанцы: - кто же толкает ядро, если нет в машине ни груза, ни рычагов? Наверное, дьявол. Ну, а как же бороться с силой дьявола?!"
И королевские солдаты в ужасе отхлынули от стен Алхезираса.
Молитвой пытались они прогнать "нечистую силу", помахали крестом на городские стены и снова пошли на приступ.
Но "нечистая сила" не боялась молитвы и креста. Снова к машине подошел "колдун", поднес к трубе раскаленную палочку, снова из трубы с громом вырвались дым и огонь, в нападающих вновь полетело ядро и даже убило кое-кого из молящихся.
Бороться с неведомой силой испанцы не решились: королевские солдаты отступили подальше от стен города.
Быстро распространились по всей Европе тревожные вести о "неведомой силе, которая с шумом и громом, с дымом и огнем бросает ядра, не знает пощады и не боится даже креста". Церковь поспешила публично проклясть это новое "дьявольское" оружие.
Но купцы - бывалые люди, объездившие много стран, - объяснили своим согражданам: нет здесь никакой дьявольщины.
Уже давно известно мудрым китайцам, что если смешать селитру с углем и к смеси поднести огонь, то смесь эта вмиг вспыхнет и быстро сгорит, даст много дыма и с силой отбросит все, что лежит вокруг. Китайцы издавна изготовляют эту смесь и сжигают ее по праздникам для потехи. А воинственные арабы заперли эту смесь в трубу и заставили ее работать на войне - толкать ядро. Да и некоторые европейские мастера знакомы с огненной стрельбой: уже года три тому назад в Англии было изготовлено такое орудие.
Ну Руси же первое упоминание о орудиях – в летописи 1382 года. Тогда тюфяки палили по ордам хана Тохтамыша, осаждавшим Кремль. Но можно быть уверенным, что тогда оно не принесло большой пользы защитникам. И через 70 лет после этого огнестрельное оружие оставалось весьма и весьма примитивным и небоеспособным.
В 1453 году турки осадили Константинополь. К стенам города подвезли орудия.
Началась осада.
Вот работает старая, известная уже с седьмого века метательная машина - фрондибола. Иначе ее зовут "машина с противовесом".
Она похожа на журавль деревенского колодца. На коротком плече "журавля" - тяжелый груз. Долго трудятся десятки людей, чтобы поднять его как можно выше. А на длинном плече в петлю закладывают камень. Потом "журавль" отпускают. Груз быстро тянет его короткий конец вниз. Зато длинное плечо, мгновенно поднявшись, бросает камень круто вверх. Фрондибола - не очень сильная машина: она может бросать камни килограммов в двадцать всего-навсего метров на полтораста.
Со старыми метательными машинами соперничали новые огнестрельные - бомбарды (рис, 9). Это были неуклюжие, толстые и тяжелые железные трубы, железными же полосами прикованные к тяжелым деревянным колодам. Приставное дно трубы имело углубление. Это углубление заполняли липкой пороховой мякотью. Потом заряжали бомбарду каменным ядром и приставляли к ней дно. Щель между трубой и ее дном замазывали глиной. Сзади подпирали дно бревнами, чтоб его не вырвало при выстреле. Наконец, вставляли в отверстие дна длинный фитиль и поджигали его с помощью раскаленного железного прута.
С бомбардами то и дело случались разные беды: их железные стенки были непрочны. То одна, то другая бомбарда разрывалась; при этом она обжигала, ранила и убивала окружающих.
Воины боялись, сторонились нового оружия. Говорили, что оно опаснее для своих войск, чем для неприятеля. То ли дело старая машина! Правда, нет от нее дыма и грома, но к ним ведь уж все привыкли, и никого дымом и громом не напугаешь. А со старой машиной работа проще и безопаснее.
Пусть мастера, которые изготовляют такие непрочные бомбарды, сами и стреляют из своих изделий!
И мастера возились сами со своими детищами: часами наводили они бомбарды, то вынимая, то подкладывая деревянные клинья, чтобы опустить или приподнять ствол. Меркой, а нередко и просто на - глаз, отмеривали они заряд пороха, то уменьшая его, то увеличивая.
Наконец, мастер поджигал фитиль, а сам прятался в яму в стороне от орудия. Бомбарда заряжена; поджигают фитиль
Это служило сигналом и для осажденных: они тоже прятались за каменные зубцы стены, и ядро не причиняло им большого вреда.
Гордостью турецкого лагеря была громадная мортира. Она выбрасывала черные каменные ядра весом по 400 килограммов каждое.
Падая с большой скоростью, это тяжелое ядро наполовину уходило в землю. Но не часто падали такие ядра: возни с мортирой было так много, что она делала только семь выстрелов в сутки. Наконец, ее разорвало.
Ко дню приступа турки остались при одних старых метательных машинах; почти все огнестрельные орудия разорвались. Приступ велся по-старому: тысячи людей карабкались на стены. Но у турок было пятьдесят воинов на одного византийца, и это решило исход дела. Византия пала.
Но, несмотря на всё, именно появление огнестрельного оружия окончательно поставило точку на рыцарских армиях, у которых и так сильно пошатнулась репутация после серьёзных поражений от профессиональной пехоты.
В 1494 году молодой французский король Карл VIII готовился к походу в Италию, чтобы заявить свои наследственные права на Неаполь. Но права надо было подкрепить силой. И Карл собрал при своем тридцатитысячном войске более сотни орудий. Тут были "фальконеты" - легкие орудия, стреляющие ядрами величиной "с апельсин", и орудия "главного парка", стреляющие ядрами "с голову человека".
С этой артиллерией Карл VIII вступил в Италию. Навстречу ему вышли войска местных феодалов. Их рыцари были закованы в железные латы. Но в первом же бою фальконеты забросали гордых рыцарей своими железными "апельсинами", которые легко пробивали рыцарские латы.
Рыцари укрылись за каменными стенами "неприступных" замков. Но ядра орудий "главного парка" разрушали и эти замки . Вскоре Флоренция, Рим и Неаполь были в руках завоевателя.
Всюду распространились вести о новом удивительном средстве, облегчающем победу. Забыты были прежние разговоры, будто огнестрельное орудие более опасно своим войскам, чем противнику. Каждый город, каждый король старался теперь завести побольше огнестрельных орудий, да таких, которые получше и посильнее. Артиллерия вскоре стала полноправным родом войск.
С того самого времени, как появились огнестрельное орудия, европейские мастера стали работать над их усовершенствованием. Вначале они стремились делать их пострашнее на вид: для этого оплетали прутьями, словно корзину, осадную башню, приделывали ей крылья, раскрашивали ее, чтобы она была похожа на сказочное чудовище, и ставили в ней орудия. Таков был, например, "Аспид-дракон", показанный на рисунке 12.
В то же время попытались сделать бомбарду не такой неуклюжей; для этого положили ее на станок и приделали к ней колеса. Наводить орудие стало гораздо удобнее: ему легко можно было придавать нужный наклон, легче было и передвигать его с места на место.
Затем научились отливать орудия из бронзы, а не сваривать их из отдельных железных полос. Орудия стали гораздо прочнее. Разрывы орудий случались все реже и реже.
Отливая орудие, мастера заботились и о правильности его формы, о чистоте и даже о красоте работы. Посмотрите, например, как отлит ствол русской "гафуницы" семнадцатого века.
Мысль мастеров работала не только над тем, как поискуснее отлить орудие. Изобретатели старались усовершенствовать и конструкцию орудий. Очень неудобно было, например, заряжать орудия семнадцатого века: они не имели затвора и заряжались с дула; надо было встать перед орудием, спиной к неприятелю, заложить в орудие сперва заряд пороха, потом - снаряд.
И вот два русских мастера изобрели затворы к орудиям: один изготовил "пищаль" с выдвижным затвор ом в виде клина, а другой придумал ввинчивающийся затвор.
Орудия новой конструкции можно было заряжать сзади; так работать много быстрее и удобнее. Но слабая техника того времени не позволила освоить этих изобретений.
Орудия, изготовленные русскими мастерами в семнадцатом веке, хранятся в Артиллерийском музее в Ленинграде, как праотцы современных орудий с "клиновыми" и "поршневыми" затворами.
Только в конце девятнадцатого века - двести лет спустя - сумела техника освоить это изобретение, и орудия с подобными затворами применяются теперь во всех армиях.
Так смелая мысль русских изобретателей опередила свое время.
Шли века. На смену кустарным мастерским средневековых мастеров пришли мануфактуры. Собранные в одно место десятки, а иногда и сотни рабочих, делили между собой труд по изготовлению артиллерийских орудий, отливали эти орудия уже не по случайной прихоти мастера, а по установленным образцам. Затем, в связи с быстрым развитием капитализма, двинулась вперед гигантскими шагами промышленность, особенно металлургическая.
Появилось много больших заводов, оборудованных сложными машинами. Все это давало возможность вносить новые и новые улучшения в артиллерийское дело.
Возможности эти не могли быть и не были упущены. Капиталистические страны непрерывно боролись между собой за новые земли, за богатства. Эта борьба неминуемо вызывала войны. Каждая капиталистическая страна была заинтересована в том, чтобы ее артиллерийские орудия были наиболее прочными и могущественными, чтобы таких орудий было у нее как можно больше.
Это соперничество особенно обострилось в девятнадцатом и в начале двадцатого века. И именно в это время внесено было особенно много усовершенствований в артиллерийское дело. Мощь артиллерии резко возросла.
Вопреки расхожему мнению, в России изготавливали отличные орудия и до Петра I. Конечно, самая знаменитая из них – Царь-пушка. Хоть она и называется пушкой, но по современной терминологией пушкой не является. Её длина ствола – всего 5,34 м, зато калибр – целых 890 мм. Т.е. до сих пор она является самым большим по калибру изготовленным орудием. Но длина ствола – всего 6 калибров. То есть это – самая настоящая мортира. Придётся развенчать и ещё один миф, связанный с ней. Те ядра, массой 1 т, что лежат около неё изготовлены намного позднее её, стрелять ими она не могла. Также не могла она стрелять и каменными ядрами (расчётный вес – 600 кг). У неё просто разорвало бы стенки ствола. Теоретически стрелять она могла только картечью – мелкими камушками или дробинками, но на самом деле она ни разу не стреляла. Также и лафет, на котором она стоит – «не родной». Он изготовлен в ХIХ веке с декоративной целью. До этого же она лежала на Лобном месте для устрашения вражеских дипломатов военной мощью «русского медведя». Стреляли орудия того времени картечью, неразрывными чугунными ядрами, каменными ядрами или «калёными ядрами». Последние использовались для поджога крепостей. Для этого ядро раскаляли, а для того, чтобы оно не подожгло порох – клали его либо на деревянный пыж, обмазанный глиной, либо – на другое свинцовое ядро.
В XVII веке артиллерия стала, наконец-то, отдельным родом войск в русской армии. Совершенствовались орудия. Появились первые разрывные снаряды.
К концу XVII века русская артиллерия была достаточно развита. Русские орудия продавались в Европу, что говорит о том, что отсталость русской артиллерии допетровских времён – миф. Но покупали и заграничные орудия, а будущий враг Петра Карл XII подарил Петру 300 пушек.
Во время осады Нарвы проявилась полнейшая отсталость русской осадной артиллерии, особенно, на фоне современной полевой. «Нарвская конфузия» обошлась Петру в 145-177 орудий. Спасли только 14, состоявших при гвардейских полках. Но только новых шведских пушек у царя осталось не менее 350 против 50, потерянных под Нарвой. Поэтому знаменитый указ о снятии колоколов следует объяснить всеобщей паникой.
После Петра развитие артиллерии продолжалось. Стоит отметить некоторые необычные конструкции, как, например, «секретная гаубица» Шувалова. Её секрет заключался в наличии эллипсовидного, расширяющегося к дулу канала. Это было сделано для лучшего разлёта картечи. Всего их изготовили 70 штук. На практике толку от этого было не много, а вот ядрами или бомбами гаубицы стрелять не могли.
Хотя и в начале XIX века артиллерия продолжала оставаться вспомогательным родом войск, Наполеон показал, как надо применять пушки. Он фактически одними пушками привёл к повиновению Тулон, артиллерия была одним из главных его козырей (не зря он начинал капитанов артиллерии и писал трактаты о баллистике). Лучше действовала французская артиллерия и при Бородине. Всё – благодаря концентрации артиллерии на главных участках и подвижности конной артиллерии. В нужный момент боя он создавал крупное преимущество на главном участке боя и разбивал противника. Хотя, конечно, большую роль у него играло и маневрирование до боя, как в случае с прусской армией.
Несмотря на всё это, русская артиллерия, в общем, смогла противостоять Бонапарту.
В следующей войне, Крымской, активно воевала береговая артиллерия, часто и небезуспешно вступая в бой с кораблями противника. Но Крымская же война и вынесла приговор гладкоствольным орудиям на море – мощные батареи крепости Кинбурн не смогли пробить толстую броню единственных бронированных кораблей союзников – самоходных французских батарей.
На смену гладкоствольной артиллерии пришла нарезная. Нарезные снаряды появились в России давно, но не прижились из-за сложности изготовления и эксплуатации (приходилось делать нарезы на снарядах, что осложняло и производство и заряжание). Но нарезная артиллерия имеет и много преимуществ: большую точность благодаря стабилизации в полёте снаряда, большую дальность благодаря меньшему сопротивлению воздуха, большую массу снаряда. В 1857 года во Франции были приняты на вооружение 4-фунтовые медные, дульнозарядные пушки, стрелявшие снарядами с цинковыми выступами. Это было неудобно и вскоре перешли на снаряды другой системы, которые заряжались с казённой части. У них выступы образуются сами, когда порох горит, он создаёт огромное давление и вдавливает пояски снаряда в нарезы, получаются выступы. Кстати, о порохе. Первым взрывчатым веществом, применявшимся в военной технике и в различных отраслях хозяйства, был дымный или черный порох - смесь калиевой селитры, серы и угля в различных соотношениях. Появление дымного пороха относится к глубокой древности. Полагают, что взрывчатые смеси, подобные дымному пороху, были известны за много лет до нашей эры народам Китая и Индии, где селитра самопроизвольно выделяется из почвы. Вполне естественно, что население этих стран случайно могло обнаружить взрывчатые свойства селитры в смеси ее с углем, а затем воспроизвести и применить эту смесь для различных целей.
Наиболее вероятно, что из Китая и Индии сведения о дымном порохе распространились сначала к арабам и грекам, а затем и к народам Европы.
Фридрих Энгельс в статье "Артиллерия", опубликованной в американской энциклопедии в 1858 г. (Ф. Энгельс. Избранные военные произведения, т. 1. Воениздат. 1040, стр. 206-207.), писал:
"В настоящее время почти общепризнано, что изобретение пороха и применение его для бросания тяжелых тел в определенном направлении - восточного происхождения".
Первый достоверный случай широкого применения пушек относится лишь к 1232 году нашей эры, когда китайцы, осажденные монголами в Кайфыне, защищались посредством пушек, стрелявших каменными ядрами, и употребляли разрывные бомбы, петарды и другие огнестрельные припасы, имевшие в своем составе порох...
Около 1258 г. в древних индусских сочинениях мы читаем об огневых приборах на повозках, принадлежащих властителю Дели. Спустя сто лет артиллерия вошла в Индии во всеобщее употребление...
Арабы получили селитру и огнестрельные припасы от китайцев и индусов, ...византийские греки впервые познакомились с огнестрельными припасами у своих врагов, арабов...
От арабов, живших в Испании, знакомство с выработкой и употреблением пороха распространилось на Францию и на Восточную Европу.
Документами, показывающими, что Китай является первой страной, где изобретен дымный порох, свидетельствуют исследования ученых Китайской Народной Республики. Профессор Центрального института национальных меньшинств КНР Фэн Цзя-шен указывает (Журнал "Народный Китай", № 14, июль 1956 г, стр. 37-40.), что на рубеже V и VI столетий китайский медик Тао Хун-цзин изучал горение селитры. Однако изготовлять порох из смеси серы, селитры и древесного угля научились в Китае лишь через три - четыре столетия после Тао Хун-цзина.
В начале IX века алхимик Нин Сюй-цзы занимался накаливанием смеси из серы, селитры и растения - кокорника. Эта смесь по своим свойствам была похожа на порох и в дальнейшем развивалась специалистами военного дела.
В 970 г. во время Сунской династии Фэн И-шэн и Юэ И-фон стали применять зажигательные стрелы, в наконечниках которых закладывался медленно горящий порох. В китайском трактате "Основы военного дела", написанном в 1040 г, содержалось три рецепта изготовления дымного пороха, причем скорость горения его регулировалась добавкой различных веществ (например, смолы), и он применялся как воспламенительное и взрывчатое вещество.
В 1132 г. Чень Гуй изобрел огнестрельное оружие - пищаль, бамбуковый ствол которого набивался дымным порохом. При зажжении пороха фитилем из ствола вылетало пламя, поражавшее противника.
В XIII - XIV в стволы огнестрельного оружия изготовлялись из меди и железа, а поражающими элементами являлись камни, железные ядра, галька и обрезки железа.
В начале XIII века рецепты пороха, способ его изготовления и огнестрельное оружие в результате развития торговых отношений и культурного обмена проникли из Китая в Аравию.
Мнения многих историков сходятся на том, что изобретение дымного пороха нельзя приписать одному лицу, а что в этом принимали участие, независимо один от другого, много лиц, постепенно совершенствовавших взрывчатую смесь, впервые открытую в Китае.
В этом направлении работали известные алхимики-монахи Марк Грек, Альберт Магнус, Роджер Бекон, Бертольд Шварц и др.
В рукописи греческого монаха Марка Грека "Книга огней", написанной в конце IX века, мы уже находим описание рецепта дымного пороха, состоящего из 60% селитры, 20% серы и 20% угля.
Английский монах Роджер Бекон в 1242 г. в книге "Liber de Nullitate Magiae" приводит рецепт дымного пороха для ракет и фейерверков. В нем даются следующие соотношения между компонентами: 40% селитры, 30% угля и 30% серы.
Сначала дымный порох применялся как взрывчатая смесь для приготовления фейерверков, создававших дымовые и огненные эффекты. Затем его стали применять в военном деле для снаряжения различных снарядов и позднее в качестве метательного вещества.
Начало применения дымного пороха для стрельбы из орудий точно не установлено. Более или менее достоверными сведениями по этому вопросу являются следующие.
В 1132 г. в Китае изобретена пищаль с бамбуковым стволом для стрельбы дымным порохом.
В 1232 г. китайцы, осажденные монголами в Кайфыне, защищались посредством пушек, стрелявших каменными ядрами, и употребляли разрывные бомбы, снаряженные дымным порохом.
В 1331 г. немцы при защите города Чевидале против итальянцев применяли огнестрельное оружие, действующее от заряда дымного пороха.
В 1346 г. англичане в битве при Кресси против французов применяли пушки, стрелявшие дымным порохом. Руководил этой стрельбой монах Бертольд Шварц, которому неправильно приписывается изобретение дымного пороха.
В 1382 г. русские при обороне Москвы от нашествия татарских орд применяли пушки, стрелявшие дымным порохом, и сосуды, снаряженные дымным порохом.
Указание историка Карамзина о том, что на Русь пушки и порох ввезены из Европы в 1389 г, является неправильным и противоречит фактам, описанным в русских летописях 1382 г.
Открытие метательной силы дымного пороха и использование его для стрельбы из орудий послужило могучим толчком к развитию военного дела. Оно вызвало необходимость разработки технологии изготовления порохов, строительства пороховых заводов и изыскания сырьевых источников для получения селитры, серы и угля.
Небольшие пороховые заводы существовали в ряде европейских стран, в том числе и в России в XIV веке.
Сначала дымный порох применялся для стрельбы в виде порошка - пороховой мякоти (прах, пыль) и в России назывался зельем (Название "зелье" происходит от медицинского термина "лекарство", что указывает на применение подобных смесей в качестве лечебных средств). Он имел разнообразный состав и низкую плотность. Заряжание орудий и особенно ружей пороховой мякотью было крайне неудобным и затруднительным. Необходимость увеличения скорострельности оружия привела к замене пороховой мякоти пороховыми зернами. Введение на пороховых заводах операции зернения относится к концу XV века. По литературным данным, в России зерненый порох применялся для стрельбы из орудий в 1482 г.
В некоторых странах, например, в Италии и Турции, зернение стало производиться значительно позже, и пороховая мякоть применялась для стрельбы до конца XVI века и начала XVII века. Составы дымного пороха этого времени, применявшихся в России, были: для ручного оружия - 60% селитры, 20% серы и 20% угля, для малокалиберных орудий - 56% селитры, 22% серы и 22% угля; для крупнокалиберных орудий - 57% селитры, 14% серы и 29% угля.
Пороховое дело в России получило заметное развитие уже в XVI веке, когда были построены новые пороховые заводы, улучшен состав пороха и технология его получения. Порох в этот период широко используется для подрывных целей, особенно при осаде крепостей. Количество произведенного пороха при Иване Грозном только для потребностей армии составляло около 300 т в год. Дальнейший и наиболее существенный шаг в развитии порохового производства в России сделан в начале XVIII века при Петре 1.
В 1710...1723 г.г. были построены крупные государственные пороховые заводы - Петербургский, Сестрорецкий и Охтинский. Последний просуществовал свыше двухсот лет и сыграл в истории отечественного пороходелия исключительную роль как центр научно-технических исследований в области взрывчатых веществ и порохов.
Под руководством выдающихся мастеров порохового дела Егора Маркова и Ивана Леонтьева была усовершенствована технология дымного пороха - введена обработка тройной смеси под бегунами, что повысило плотность порохов и их стабильность при горении.
В этот период дымный порох имел различия по составу и размерам зерен в зависимости от его назначения. Для ручного оружия применялся порох - 74% селитры, 11% серы и 15% угля; для малокалиберных орудий порох - 67% селитры, 20% серы и 13% угля; для крупнокалиберных орудий дымный порох - 70% селитры, 17% серы и 13%. угля.
Годовое производство порохов при Петре I всеми заводами России составляло в среднем около 1000 т.
Качество русских порохов было высокое, и они не уступали лучшим сортам порохов иностранных государств. Неслучайно поэтому датский посланник в Петербурге писал о русском пороходелии того времени: "вряд ли найдешь государство, где его (порох) изготовляли бы в таком количестве и где бы он по качеству и силе мог сравниться со здешним".
Сила пороха определялась стрельбой из вертикальной мортирки. На дно мортирки насыпался заряд пороха весом 12 г, а на него клали конус твердого дерева со свинцовым сердечником. При сгорании пороха образующиеся газы подбрасывали конус на определенную высоту, которая и являлась характеристикой силы пороха. Требовалось, например, чтобы для пороха к ручному оружию высота подъема конуса была не менее 30 м.
Вместе с тем следует отметить, что требования к порохам при Петре I были примитивными. Например, в них указывалось: "порох должен быть добрым, сухим, чистым и сильным". Если порох не удовлетворял этим требованиям, то его считали "к стрельбе непоносистым и к лежанию непрочным".
В конце XVIII века в результате теоретических и экспериментальных исследований дымного пороха и его составных компонентов, проведенных в 1748 г. М. В. Ломоносовым в России, а позднее Лавуазье и Бертло во Франции, был найден наиболее оптимальный его состав: 75% калиевой селитры, 10% серы и 15% угля. Этот состав стал применяться в России с 1772 г. и практически не претерпел никаких изменений до настоящего времени.
В 1771 г. после реконструкции вступил в строй Шостенский пороховой завод, а в 1788 г. построен крупнейший в мире Казанский пороховой завод.
В это же время совершенствуется технология дымного пороха - вводятся операции измельчения компонентов под бегунами, смешение тройного состава в деревянных бочках, полировка пороха, что повысило плотность пороха и уменьшило его гигроскопичность. Преподаватель Артиллерийской академии Кульвец в своих лекциях отмечал, что "бегунный способ обработки смеси с присоединением к нему бочек и прессов, как это принято в России для приготовления военного пороха, по моему личному убеждению и по мнению всех пороховиков, является лучшим из всех известных до настоящего времени способов выделки пороха".
В 1808...1809 г.г. были проведены широкие испытания русских порохов сравнительных с английскими, австрийскими, французскими и швейцарскими. Результаты испытаний показали, что по пробе в вертикальной мортирке и по гидростатической пробе русские пороха оказались в баллистическом отношении более сильными по сравнению с иностранными, что указывало на хорошо подобранный их состав и совершенную технологию.
О качестве русского пороха капитан одного военного французского корабля в 1810 г. писал: "Лучший порох на свете - это русский ... мы имели случай убедиться в превосходстве этого пороха над всеми известными сортами во время осады Корфу, когда русские бросали на значительное расстояние бомбы весом в 25 кг".
В первой половине XIX века наблюдается значительный рост мощностей пороховых заводов. В 1806 г. только на Охтинском пороховом заводе работало около 1000 человек, а производительность его составляла свыше 600 т в год. В 1827 г. были введены: медные бегуны новой конструкции, разымка пороха, гидравлические пресса для уплотнения состава, станки для зернения, приборы для очистки и мешки пороха и др. В 1828 г. учреждена должность инспектора пороховых заводов, в обязанность которого входило наблюдение за производством и приемка пороха.
В 1830 г. при Охтинском пороховом заводе создается школа для подготовки мастеров и подмастерьев порохового, селитренного и серного дела.
В 1844 г. А. А. Фадеевым был предложен способ безопасного хранения дымного пороха путем смешения его с графитом.
В 1845 г. К. И. Константинов предложил электробаллистический прибор, который нашел применение для определения скорости полета снарядов. В этот период дымный порох стал широко применяться как бризантное взрывчатое вещество в подводных минах В. С. Якоби и как метательное взрывчатое вещество в боевых ракетах К. И. Константинова.
Большое научное и техническое значение имели экспериментальные исследования состава продуктов горения дымного пороха, проведенные профессором Артиллерийской академии Л. Н. Шишковым в 1857 г. Им было установлено, что при горении 1 г дымного пороха образуется 0,68 г твердых веществ (K2SO4, K2CO3, K2S и ряд других) и 0,32 г газообразных продуктов (N2, CO2, CO и др.). Эти данные разъяснили причину образования дыма при выстреле и загрязнения канала ствола.
После изобретения в 1831 г. Бикфордом в Англии огнепроводного шнура дымный порох стал применяться для его изготовления.
Наиболее интенсивные работы по изменению состава, разработке новых форм пороховых элементов, усовершенствованию методов производства и испытаний дымных порохов были проведены в период принятия на вооружение армий нарезного оружия. К порохам стали предъявляться более высокие требования в отношении их плотности и прогрессивности горения в связи с повышением мощности пушек.
В пятидесятых годах XIX столетия состав военных дымных порохов в различных государствах Европы (России, Германии, Австрии, Франции, Англии, Италии и др.) был почти одинаков. Соотношения между компонентами колебались в следующих пределах: селитра 77,5...74,0%, сера 12,5...8.0%, уголь 16,0...12,5%.
Для ручного оружия готовился ружейный порох с размерами зерен от 0,55 до 1,00 мм, а для орудий - артиллерийский порох с размерами зерен от 1,25 до 2,0 мм. Для дальнобойных орудий большого калибра был разработан крупнозернистый порох с размером зерен от 6 до 10 мм. Применение крупнозернистых порохов увеличило время горения порохов, но не решило проблемы прогрессивности(tm) их горения. Этот вопрос был положительно решен лишь после изобретения А. В. Гадолиным и Н. В. Маиевским в 1868 г. прогрессивно-горящего пороха в виде шестигранных призм с семью каналами. Призмы с плотностью 1,68-1,78 г/см3 получались путем прессования ружейного пороха в матрицах на механическом прессе проф. А. Н. Вышнеградского.
В США Родман предложил в 1870 г. прогрессивный порох в виде дисков с отверстиями. Во Франции по предложению Кастана производили пороха параллелепипедной формы. В дальнейшем для снижения скорости горения стали применять бурый призматический порох, при производстве которого использовался слабо обожженный древесный уголь с содержанием углерода 52-55%.
Бурый порох имел следующее соотношение между компонентами: 76...80% калиевой селитры, 2...4% серы и 18...22% шоколадного угля. В некоторых образцах бурого пороха сера совершенно отсутствовала.
В конце XIX века техника производства дымного пороха достигла такого уровня, на котором за некоторым исключением она находится и в настоящее время. Технологический процесс производства его состоял тогда из следующих операций:
1) измельчения селитры, серы и угля в виде двойных смесей в железных бочках с бронзовыми шарами;
2) приготовления тройной смеси путем смешения компонентов в деревянных, обшитых кожей, бочках с бокаутовыми шарами;
3) уплотнения тройной смеси под бегунами и прессованием в гидравлических прессах;
4) зернения пороховой лепешки на бронзовых вальцах с зубьями;
5) отпыловки, полировки и сортировки пороха;
6) мешки и укупорки пороха.
В 1874 г. Л. X. Виннер в России предложил уплотнение тройной смеси производить на обогреваемых прессах при 100...105°С. Этот метод получил название горячего метода прессования и сейчас почти вытеснил более опасный и энергоемкий метод уплотнения пороховой смеси под бегунами.
Методы испытания дымного пороха к этому времени также получили значительное развитие и состояли в следующем.
1. Физико-химические испытания:
1) определение размеров зерен, действительной и гравиметрической плотности;
2) определение качества исходных материалов (селитры, серы, угля) и состава пороха.
2. Баллистические испытания:
1) определение скорости снаряда при помощи хронографа Буланже;
2) определение давления пороховых газов при помощи крешерного прибора.
До конца XIX века на протяжении более пяти столетий дымный порох был по существу единственным взрывчатым веществом, которое применялось для метательных целей, для снаряжения снарядов и для проведения всевозможных подрывных работ в военном деле и в различных отраслях хозяйства.
Таким порох стал к середине XIX столетия. Этими порохами заряжались все гладкоствольные и первые нарезные орудия.
Эти самые нарезные орудия поступили на вооружение в начале 60-х годов позапрошлого века. Сначала они были нарезаны по французской системе, но затем перешли на канал обр.1867 года, сделанные по образцу крупповских орудий. Все они назывались обр.1867 года, но это только значит, что канал у них канал типа 1867 года. Канал состоял из заклиновой части, зарядной каморы, , конического ската и нарезной части. Нарезы начинались на конце, связывающем камору с нарезной частью канала. Стреляли орудия снарядами со свинцовой оболочкой. Пушки эти достаточно удачно применялись в русско-турецкой войне 1877/78 года. В 1877 году был принят канал типа 1877 года, тоже «срисованный» с орудий Круппа, впрочем легально. Эта «система» стреляла снарядами с медными поясками и, по сути, используется до сих пор.
Как ни эффективны были иногда орудия, до Первой мировой войны они оставались лишь вспомогательной силой. Исход боя чаще решала пехота и кавалерия. Только в Марнской битве впервые наступление пехоты было остановлено почти исключительно пушками и гаубицами. В замечательной книге Михаила Галактионова «Париж 1914 (темпы операций)» приведено много подобных примеров. Остановимся на одном, наиболее красноречивом - боях саксонцев и прусской гвардии и 6 сентября 1914 года в районе Сенгондских болот.
«…французская артиллерия уже с раннего утра возобновила обстрел по всему фронту расположения дивизии. Чуть вырытые углубления в земле не давали никакого укрытия. После 8 час. 2 правофланговх батальона – 2-й 102 полка и 2-й батальон 103 полка – стали скачками продвигаться вперёд. «…Но всякое продвижение было приостановлено артиллерийским огнём. В обоих ротах 102-го полка были выбиты сразу все офицеры. В некоторых местах линия стрелков была уничтожена начисто, 8-я рода 103-го полка выдвинулась целиков на выс.138 (на Сомме), но здесь была почти целиком уничтожена. …Адъютант 2-го батальона 103-го полка лейтенант Монзе не раз посылали в полк и бригаду с просьбой подавить артиллерию противника. Но ничего сделать было нельзя, так как наши батареи не могли найти неприятельские или не могли их достать….» Капитан Луттерот, командир 6-й батареи 28-го арт.полка, подтверждает это сообщение: «Злой день! Мы были забросаны гранатами: к счастью, много было неразорвавшихся. Мы видели, как тяжко страдала наша пехота под артиллерийским огнём противника, но не могли открыть его батареи.»…но после полудня генерал Винклер узнаёт, что саксонцы бегут назад (почти без нажима пехоты противника! – моё примечание)…но лишь немногие усеянное поле убитыми и ранеными поле идут в атаку следующие волны. Саксонцы бегут назад, увлекая за собой и част гвардейцев…Скопившиеся в ложбине группы стрелков истребляются неприятельским огнём. Тщетно стараются они использовать малейшие прикрытия, залегая позади кустов, трупов, в лесках.
Весь флот - на иголки!  
+
-
edit
 

140466(
140466(ака Нумер)

аксакал

Всё пространство атаки усеяно убитыми и ранеными. Командиры рот и взводов поголовно выбиты из строя. 40 убитых и 186 раненых в F батальоне, не меньше в 1-м батальоне…Огонь французской артиллерии продолжал свирепствовать не только в передовых линиях гвардии, но и в тылу до Кламанжа, что делало почти невозможной передачу приказов… Лейтенант Каульфус из 4-й р. 178-го полка пишет: «Мы прошли около 600-700 м и достигли высоты, севернее Ланаре, когда артиллерия противника взяла нас под такой огонь, что мы должны были залечь. В невыносимо быстрой последовательности рвались гранаты вокруг нас, выбрасывая гигантские столбы чёрно-жёлтого дыма и пыли…потери множились. Французская артиллерия стреляла с поразительной точностью и с исключительно высокой тратой боеприпасов…»… «Намеченное наступление всюду задушено в зародыше, местами не смогли даже удержать даже исходных позиций».
Так что же произошло? Почему ещё недавно столь слабая артиллерия смогла останавливать перед окопами лучшие дивизии Кайзера, вообще превратило Первую мировую в позиционную войну?
Дело тут не только в качестве. Конечно, артиллерию времён франко-прусской войны нельзя сравнивать с артиллерией Первой мировой. Возросли скорости снарядов, дальность стрельбы. Но нельзя забывать, что теперь в боях принимали участие уже сотни и тысячи орудий, а расход боеприпасов превысил все довоенные нормы. Изменился и порох. Длительный застой в развитии взрывчатых веществ и порохов в течение многих столетий объяснялся низким уровнем естественных наук того времени и, в частности, химии.
Экономические и политические условия средневековья не способствовали развитию науки и техники. Химическая промышленность периода феодализма имела замкнутый, узко цеховой характер. В производстве существовали методы и рецептуры, тайно или явно передававшиеся от поколения к поколению. Подневольный рабский и крепостной труд не способствовал усовершенствованию производства, развитию науки и техники.
В конце XVIII и в начале XIX века в ряде стран Европы зарождается капитализм.
В этот период отмечается гигантский скачок в развитии естествознания. Химия вышла из рамок схоластики и стала развиваться на научной основе.
Особенно важное значение имело возникновение новой отрасли химии - органической химии, в результате развития которой появилось новое сырье и различные методы использования природных материалов.
Общий прогресс науки и промышленности вызвал небывалые до этого времени открытия в области физики, химии и, в частности, в области взрывчатых веществ и порохов.
Одно за другим синтезировались взрывчатые вещества, превосходящие по силе дымный порох. В 1832...1838 г.г. открыта нитроцеллюлоза, а в 1845 г. в России и Германии был получен и исследован пироксилин. В 1847 г. в Италии был получен, а в России в 1853 г. исследован нитроглицерин.
Оба эти вещества были впоследствии применены для изготовления бездымного пороха.
Большое влияние на усовершенствование дымных и появление новых бездымных порохов оказала внутренняя баллистика, развитие которой относится к этому же периоду.
К началу 1890 г. были созданы предпосылки для получения нитроцеллюлозных порохов на спирто-эфирном растворителе и на нитроглицерине. Следовательно, переворот в военном пороходелии в конце прошлого столетия не являлся случайным. Это не результат гениальности одного лица или счастливого открытия исследователя. Он был подготовлен всем развитием науки и промышленности XIX века.
Над разрешением проблемы получения более мощных и бездымных порохов, вызванной необходимостью повышения начальных скоростей снарядов и скорострельности орудий, работали сотни ученых и специалистов во многих странах мира.
Первенство в изобретении бездымного пироксилинового пороха принадлежит французскому инженеру Вьелю. В 1885 г. после многочисленных экспериментальных исследований он получил и испытал пироксилиновый пластинчатый порох, получивший название пороха "B". Приготовление пороха "В" состояло из операций: смешения сухого пироксилина (смеси растворимого и нерастворимого) со спирто-эфирным растворителем, уплотнения пластичной массы на вальцах и получения роговидного полотна, резки полотна на пластинки и удаления из пластинок спирто-эфирного растворителя сушкой.
Первые испытания пороха стрельбой из ружья Лебеля и 65 мм пушки показали полное согласие теории с опытом и выявили исключительные преимущества нового пороха по сравнению с дымным. Было установлено, что изготовленный Вьелем пироксилиновый порох не дает при стрельбе дыма, не оставляет нагара в канале ствола, горит параллельными слоями, имеет силу, в три раза превышающую дымный порох, и позволяет значительно увеличить начальные скорости снарядов при меньшем по сравнению с дымным порохом весе заряда. В России пироксилиновый порох был получен самостоятельно Г. Г. Сухачевым в 1887 г.
Широкие опыты по разработке метода производства пироксилиновых порохов и создание промышленности бездымных порохов были начаты в конце 1888 г. под непосредственным руководством начальника мастерской Охтинского завода 3. В. Калачева и при участии С. В. Панпушко, А. В. Сухинского и Н. П. Федорова.
К концу 1889 г. Охтинский завод разработал образец винтовочного пироксилинового пороха в виде пластинок, который при стрельбе из ружья Лебеля дал требуемую начальную скорость при допустимом давлении и значительно меньшем по сравнению с дымным порохом весе заряда.
Данный образец пороха готовился из нерастворимого пироксилина (с содержанием азота около 13,2%), доставленного с завода морского ведомства. Растворителем служил ацетон. При дальнейшем испытании из отечественного оружия этот порох оказался неудовлетворительным.
При стрельбе из винтовки Мосина образчик пороха, изготовленный из нерастворимого пироксилина с применением в качестве растворителя ацетона, дал недопустимо высокие давления, достигающие 4000 кг/см2, в то же время при стрельбе из французского ружья Лебеля этот порох давал вполне удовлетворительные результаты, давление пороховых газов не превышало 2500 кг/см2.
Вследствие того, что этот образец пороха не подошел к новой русской 7,62 мм винтовке системы Мосина, были предприняты изыскания другого образца пороха, который давал бы в этой винтовке начальную скорость 615 м/с при допустимом давлении не выше 2500 кг/см2.
Опыты по приготовлению пороха были поручены С. А. Броунсу, который 9 середине 1890 г. предложил образчик пороха с применением в качестве растворителя смеси ацетона и эфира. Соотношение между ацетоном и этиловым эфиром было принято 1:3 при общем количестве растворителя 125 частей на 100 частей сухого пироксилина. Для уменьшения скорости горения пороха в состав пороховой массы было введено 2% касторового масла. Порох на ацетоно-эфирном растворителе имел большую механическую прочность вследствие меньшего разрушения волокна при пластификации и при стрельбе из винтовки Мосина давал вполне удовлетворительные баллистические результаты как по величине начальных скоростей и давлений, так и по однообразию действия отдельных зарядов. В том же 1890 г. по инициативе А. В. Сухинского.
3. В. Калачевым на Охтинском заводе были приготовлены образцы пороха из смесевого пироксилина (содержание азота 12,8% и растворимость 40%) на спирто-эфирном растворителе, которые отвечали полностью предъявляемым к нему требованиям.
Работы с порохом на ацетоно-эфирном растворителе, как более дорогом и менее доступном для массового применения, были прекращены.
Таким образом, в конце 1890 г. в России был получен пироксилиновый порох на спирто-эфирном растворителе и в 1891 г. была изготовлена опытно-валовая партия пластинчатого пороха (весом в 20 т) для патронов трехлинейной винтовки системы Мосина.
В дальнейшем были разработаны ленточные пироксилиновые пороха для орудий.
Одновременно с разработкой пороха в России под общим руководством А. В. Сухинского было начато строительстве пироксилиновых и пороховых заводов.
В июле 1890 г. приступили к постройке пироксилинового и порохового завода на Охте, на котором к концу 1891 г. была налажена валовая фабрикация винтовочного пороха.
Решающая заслуга в разработке технологии пироксилинового пороха в России принадлежит 3. В. Калачеву. Он является творцом бездымного пороха в России, без помощи иностранцев установившего производство пороха и впоследствии усовершенствовавшего производство пироксилина.
Большую роль в установлении методов производства, испытании и валовой фабрикации бездымного пироксилинового пороха сыграли полковники Сухинский и Симбирский, капитаны Липницкий, Никольский, Киснемский, Михелев, Жеребятьев и Каменев, штабс-капитаны Броунс и Дымша.
В период 1891-1895 гг. по проектам и под руководством талантливых русских инженеров Лукницкого, Симбирского, Хрущева и Иващенко были построены крупнейшие пороховые заводы для производства пироксилиновых порохов - Казанский и Шостенский, которые по своим размерам и техническим характеристикам превосходили пороховые заводы Западной Европы.
В странах Западной Европы и Америке в девяностых годах XIX столетия были разработаны и частично приняты на вооружение нитроцеллюлозные пороха других составов, отличных от русского и французских порохов.
В 1888 г. шведским инженером Альфредом Нобелем был предложен пироксилино- нитроглицериновый порох - твердый раствор коллодионного хлопка (коллоксилина) в нитроглицерине. Количество нитроглицерина в порохе Нобеля составляло 40-60%; позже в состав этого пороха добавлялись инертные примеси (например, камфара) для снижения скорости горения и дифениламин для повышения химической стойкости пороха.
Приготовление пороха Альфреда Нобеля состояло из операций смешения коллоксилина с нитроглицерином в присутствии горячей воды, удаления воды из массы и пластификация последней на горячих вальцах с целью получения роговидного полотна, резка полотна на пластинки и ленты.
Порох Нобеля под названием "баллистит" был принят на вооружение в Германии и Австрии и под названием "филит" - в Италии.
Баллистит имел существенные преимущества перед пироксилиновым порохом. Он почти негигроскопичен и не увлажняется при хранении; его изготовление продолжается примерно один день, в то время как пироксилиновый порох должен был сушиться неделями и даже месяцами.
Другой тип нитроглицеринового пороха под названием"кордит" был предложен в 1889 г. Абелем и Дюаром в Англии. (Название кордит происходит от английского слова "cord", что значит шнур или струна).
При изготовлении этого пороха применялся нерастворимый пироксилин, пластификация которого осуществлялась нитроглицерином и ацетоном в мешателях при обычной температуре; для повышения химической стойкости и снижения скорости горения добавлялся вазелин. Масса прессовалась через матрицы гидравлического пресса в виде шнуров без канала, которые резались затем на стержни. Ацетон после получения пороха удалялся из него длительной сушкой.
Принципиально способ приготовления кoрдита не отличается от способа приготовления пироксилинового пороха.
Первый образец кoрдита в виде струны содержал в своем составе 58% нитроглицерина, 37% нерастворимого пироксилина и 5% вазелина и предназначался для винтовок и малокалиберных орудий. Для снижения степени выгорания каналов крупных орудий несколько позже был принят кордит "MD", в котором содержались 30% нитроглицерина, 65%, пироксилина и 5% вазелина.
В 1893 г. профессор Монро в Америке взял патент на изготовление пороха из нерастворимого пироксилина (40%), пластифицированного нитробензолом (60%). После приготовления пороха нитробензол удалялся из него обработкой в горячей воде, а порох при этом "затвердевал", становился более плотным. Процесс затвердевания по английски называется "induration", отчего и порох был назван индюритом.
Индюрит вследствие ряда служебных и технологических недостатков не нашел широкого применения и вскоре был снят с производства.
Яркие страницы в историю пороходелия вписаны Д. И. Менделеевым и его сотрудниками в результате работ по синтезу пироколлодия и разработке на его основе бездымного пороха.
При активном участии И. М. Чельцова, М. Г. Федорова,. С. Л. Вуколова и Л. Л. Рубцова в 1892 г. были получены образцы пироколлодийного пороха и произведена ими стрельба из морских орудий. По заключению специалистов, производивших испытания, пироколлодийный порох оказался первым бездымным порохом из всех ранее испытанных, который не показал каких-либо неожиданностей. Порох Д. И. Менделеева сразу же внушил к себе доверие, так как все теоретические предположения о его свойствах были подтверждены опытными данными, полученными стрельбой из дальнобойных морских орудий.
В июне 1893 г. в России была произведена стрельба пироколлодийным порохом из 12-дюймового орудия, и инспектор морской артиллерии адмирал С. О. Макаров поздравил Д. И. Менделеева с блестящим успехом.
После того, как пироколлодийный порох выдержал испытания при стрельбе из морских орудий всех калибров, Д. И. Менделеев считал задачу по разработке бездымного пороха выполненной и больше не возвращался к исследованиям в области порохов. Однако он любил свою временную работу, свой пироколлодийный порох. В статье "О пироколлодийном порохе" он писал: "Влагая то, что могу в дело изучения бездымного пороха, я уверен, что служу, по мере сил, мирному развитию своей страны и научному познанию вещей, слагающемуся из попыток отдельных лиц осветить узнанное". (Д. И. Менделеев. Том IX, 1949, стр. 253)
Как известно, пироколлодийный порох Д. И. Менделеева, несмотря на некоторые преимущества по сравнению с пироксилиновым порохом французского типа, не был принят в России. Он лишь в небольших количествах производился с 1892 г. на морском пороховом заводе. Частично пироколлодийный порох, близкий по составу к пороху, предложенному Д. И. Менделеевым, готовился на Шлиссельбургском заводе в первые годы применения бездымных порохов. Пироколлодийный порох Д. И. Менделеева был принят на вооружение американского военно-морского флота в 1897 г, а в армии в 1899 г. Он производился в громадных количествах на заводах США в период первой мировой войны и после ее до замены его беспламенными негигроскопическими порохами.
Это обстоятельство не являлось случайным. До 1899 г. для американской армии производился нитроглицериновый порох кордитного типа с 25% нитроглицерина. Однако он оказался механически непрочным, ломался на мелкие части и вызывал повышенные давления при стрельбе. По этой причине в 1899 г. разорвалось десятидюймовое орудие. Это заставило командование американской армии прекратить производство нитроглицериновых порохов и перейти к изготовлению пироколлодийных порохов. Следует отметить, что Россия в период первой мировой войны ввозила из Америки большие количества пироколлодийных порохов как россыпью, так и в виде зарядов 76 мм патронов.
До сих пор причины непринятия на вооружение в России пироколлодийного пороха Д. И. Менделеева остаются не выясненными. На этот, вполне законный и исключительно важный вопрос никто из специалистов по порохам не дал ответа. Попытки некоторых пороховиков объяснить это чисто техническими причинами вроде той, что при получении пироколлодийного пороха необходимо расходовать большое количество спирто-эфирного растворителя, являются для того времени по меньшей мере наивными.
Дело в том, что, когда был разработан пироколлодийный порох, никто еще не интересовался экономикой производства. Главное внимание уделялось качеству пороха, а пироколлодийный порох был наиболее однородным и не давал никаких аномалий при стрельбе из самых мощных орудий.
Высокие физико-химические и баллистические свойства пироколлодийного пороха не могли не привлечь внимания работников артиллерийского ведомства.
Не случайно в России в 1900 г. после принятия в США пороха Д. И. Менделеева была создана комиссия под председательством генерал-майора Потоцкого, которая имела целью выяснить путем стрельбы сравнительные качества пироколлодийного пороха и пороха на смесевом пироксилине. В состав комиссии вошли специалисты по взрывчатым веществам, порохам и баллистике от сухопутного и морского ведомства (Сухинский, Забудский, Киснемский, Сапожников, Регель, Дымша, Бринк, Рубцов, Вуколов, Каменев и Ремесников).
В результате длительной подготовки к проведению опытов, затяжки и прекращения их в связи с русско-японской войной 1904-1905 гг, вопрос о пироколлодийном порохе оставался нерешенным в течение десяти лет.
Только в 1909 г. Артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления принял постановление: "преимущества пироколлодийного пороха не столь существенные, чтобы переходить к его изготовлению на казенных заводах, которые приспособлены к изготовлению пироксилинового пороха".
По мнению некоторых специалистов (например, Н. С. Пужай), которые получали пороха из американского пироколлодия после первой мировой войны, одной из причин непринятия на вооружение пороха Д. И. Менделеева являлась трудность переработки пироколлодия на порох.
При применении пироколлодия необходимо тщательное соблюдение технологического режима. Недопустимы значительные колебания в количестве растворителя и соотношения спирта к эфиру. Требуются более строго регламентированные характеристики самого пироколлодия (растворимость, вязкость и др.).
Несоблюдение этих условий приводит к изменению упругих свойств пороховой массы, появлению каучукоподобных свойств сырого пороха, наличию расширенных каналов, разнообразию в толщине горящего свода и другим недостаткам. Вместе с тем указанные причины не являлись, по нашему мнению, решающими, так как они могли быть при желание легко преодолены. Основной причиной, побудившей принять все меры, чтобы отклонить важнейшее открытие Д. И. Менделеева в области пороходелия, является преклонение руководящих чиновников Артиллерийского управления перед всем иностранным, игнорирование прогрессивными силами русской науки, их открытиями и изобретениями.
На Охтинском заводе все производство пироксилина было отдано на откуп приглашенному французскому инженеру Мессену, который не считался с мнением даже Д. И. Менделеева, заметившего недостатки производства, и вел дело согласно инструкции французского правительства. Естественное что и все пороховое производство на Охтинском заводе подгонялось под французский лад. Иностранцы часто могли безнаказанно присваивать себе русские изобретения. Об этом свидетельствует факт взятия патента в 1895 г. на "изобретение" пироколлодийного пороха американцами Бернадоу и Конверсом. Лейтенант Бернадоу в период работы Д. И. Менделеева над пироколлодийным порохом находился в Петербурге в качестве военно-морского атташе США и, несмотря на принятые тогда меры по соблюдению секретности, сумел получить полные сведения как о составе пороха, так и способе его производства, что подтверждается материалами доклада Бернадоу, прочитанного им в 1897 г. в американском военно-морском колледже. Этот факт наглого присвоения изобретения Д. И. Менделеева не вызвал в кругах чиновников Артиллерийского управления и русских специалистов пороховиков того времени никакого возмущения и опровержения. В связи с этим до сих пор в американской литературе, в частности в книге Девиса "Химия порохов и ВВ" издания 1943 г, указывается, что изобретателями пироколлодийного пороха являются лейтенант морского флота Бернадоу и капитан Конверс.
 Таким образом, в течение десятилетия 1885...1895 г.г. были получены четыре вида нитроцеллюлозных порохов - пироксилиновый порох Вьеля из смесевой нитроцеллюлозы, пироколлодийный порох Д. И. Менделеева, баллиститный нитроглицериновый порох Нобеля и кордитный нитроглицериновый порох Абеля и Дюара.
Все эти пороха получили впоследствии название бездымных порохов коллоидного типа.
В Россий и Франции были приняты на вооружение пироксилиновые пороха, в Соединенных Штатах Америки - пироколлодийные пороха, в Германии и Италии - баллиститные пороха, в Англии - кордитные пороха. Необходимо заметить, что общие принципы производства нитроцеллюлозных порохов и качественный состав их в течение шести десятилетий не претерпели существенных изменений. Вместе с тем современные пороха имеют значительные отличия от своих предков по составу, форме и методам производства. За прошедшее время с момента появления нитроцеллюлозных порохов возникало очень много проблем в пороходелии, которые постепенно разрешались в научных лабораториях и на заводах.
Вскоре после изобретения нитроцеллюлозных порохов было замечено, что они способны разлагаться при хранении их даже в обычных условиях, т.е. при нормальной температуре и относительной влажности воздуха. Специальными опытами по изучению продуктов разложения порохов при различных условиях было установлено, что пороха при своем разложении выделяют ряд кислых продуктов, способствующих дальнейшему разложению пороха. Наиболее опасными в этом отношении являются окислы азота, азотная и азотистая кислоты.
Поэтому возникла идея связать эти вредные продукты при помощи добавки к пороху некоторых веществ и предотвратить этим ускоренное (или как сейчас принято говорить автокаталитическое) разложение пороха.
Подобные вещества, связывающие при производстве и хранении пороха азотную и азотистую кислоты, устраняющие автокаталитическое разложение пороха и, таким образом, увеличивающие продолжительность его жизни - срок служебной пригодности, стали называть стабилизаторами химической стойкости или просто стабилизаторами.
Сначала в качестве стабилизатора пироксилинового пороха по предложению Вьеля применяли амиловый спирт. Однако вскоре выяснилось, что амиловый спирт является мало эффективным стабилизатором. При взаимодействии с азотной и азотистой кислотами он образует нестойкие нитраты и нитриты. Недостаточная химическая стойкость пироксилиновых порохов, стабилизированных амиловым спиртом, стала еще более очевидной после гибели французских броненосцев "Liberté" и "Jena", последовавшей в результате разложения порохов в погребах и последующего их взрыва.
В России вопросу повышения химической стойкости пироксилиновых порохов уделялось большое внимание. Опытами Н. А. Голубицкого, Г. П. Киснемского и К. Регеля на Охтинском пороховом заводе еще в 1895 г. было установлено влияние на химическую стойкость пороха температуры, стойкости пироксилина, природы и количества стабилизаторов. В итоге этих исследований было предложено в пироксилиновых порохах в качестве стабилизатора применять 1-2% дифениламина. Дифениламин быстро связывал азотную и азотистую кислоты, создавал при этом устойчивые нейтральные соединения и увеличивал продолжительность хранения пороха в несколько раз.
С 1908 г. дифениламин стал применяться в России, а затем во Франции, США и других странах при производстве пироксилиновых порохов. Он до настоящего времени считается одним из лучших стабилизаторов химической стойкости и находит применение в пироксилиновых порохах во всех странах.
Для повышения химической стойкости баллиститных порохов в 1900 г. Нобелем в Англии был предложен также дифениламин, как весьма активный стабилизатор. Однако впоследствии были обнаружены его отрицательные качества, состоящие в том, что он, являясь сильным основанием, омыляет нитроглицерин и тем способствует разложению пороха.
В 1905 г. в Германии в центральной лаборатории в Нейсбабельберге были получены алкильные производные мочевины (диэтилдифенилмочевина и диметилдифенилмочевина), названные соответственно централитом № 1 и № 2 (мочевина как стабилизатор химической стойкости порохов была впервые исследована Регелем в 1893...1895 г.г. в ОХЛ). Эти соединения обладают достаточно хорошими стабилизирующими свойствами и являются нейтральными веществами по отношению к нитратам целлюлозы и многоатомным спиртам. Поэтому они были вскоре использованы как стабилизаторы химической стойкости в баллиститных порохах и находят применение в них до настоящего времени.
Стабилизатором в кордитных порохах с начала их производства стал применяться вазелин, содержащий углеводороды с непредельными связями. Он был заменен централитом лишь в период второй мировой войны.
Второй проблемой пороходелия, возникшей в связи с необходимостью повышения начальных скоростей снарядов, была проблема создания прогрессивных порохов, т. е. порохов, скорость газообразования которых увеличивается по мере их горения.
Первые образцы пироксилиновых и баллиститных порохов готовились в виде пластинок, а кордитных - в виде стержней, т. е. весьма дегрессивной формы.
Затем появились ленточные и трубчатые пороха. Они горели менее дегрессивно по сравнению с пластинчатыми порохами и нашли применение в пушечных зарядах, особенно крупнокалиберной артиллерии.
В 1900 г. американцы, используя идею прогрессивности дымного призматического пороха с семью каналами, предложили пороховое зерно с семью каналами для пироколлодийного пороха Д. И. Менделеева, которое нашло широкое применение сначала в США, а затем и в других странах.
Впоследствии было замечено, что обычное семиканальное зерно не горит до конца прогрессивно: после сгорания около 85% толщины горящего свода образуются остатки, которые горят дегрессивно и тем значительно уменьшают прогрессивность газообразования заряда.
Для устранения этого недостатка Уолшем в США было разработано фигурное зерно с семью и более каналами, а Г. П. Киснемским в России зерно квадратного сечения с 36 каналами. Однако из-за большой сложности изготовления этих зерен и малых преимуществ их в отношении прогрессивности горения по сравнению с обычным семиканальным зерном они не нашли применения и производились лишь для отдельных орудий.
Для порохов к винтовкам и пулеметам прогрессивность горения не могла быть обеспечена путем изменения формы пороховых элементов, так как при толщине горящего свода около 0,3 мм нельзя делать зерна с несколькими каналами. Поэтому прогрессивность горения тонкосводных пироксилиновых порохов была создана путем флегматизации поверхностного слоя порохового элемента веществами, замедляющими скорость горения.
В России Г. П. Киснемским был разработан метод флегматизации порохов спиртовым раствором камфоры, который стал применяться на заводах с 1908 г.
В США в качестве флегматизатора винтовочных пироксилиновых порохов был принят динитротолуол, а в Германии централит. Одновременно с флегматизацией все мелкие марки порохов стали покрываться графитом для устранения электризации пороховых элементов при их трении.
В производстве бездымных порохов, особенно пироксилиновых, сначала имелся ряд трудностей.
Большим недостатком в схеме производства пироксилиновых порохов и кордитов была операция сушки пироксилина. которая, помимо малой ее производительности, представляла значительную опасность в отношении возможности взрыва.
В 1890 г. Д. И. Менделеев предложил обезвоживание пироксилина производить путем вытеснения из него воды этиловым спиртом, который к тому же необходим для последующей операции пластификации пироксилина спирто-эфирной смесью. После разработки аппаратуры для проведения обезвоживания (диффузоров, центрифуг и прессов) метод был принят почти во всех странах с 1895 г.
Удаление спирто-эфирного растворителя из пироксилинового пороха сначала производилось путем сушки его в шкафах при температуре 40...50(С в течение нескольких недель и месяцев.
Вследствие этого производство толстосводных пироксилиновых порохов было очень длительным (в готовом виде порох получался лишь через несколько месяцев), что не могло удовлетворить требованиям военного времени.
В 1895 г. В. Никольский и А. В. Сухинский на Охтинском пороховом заводе разработали способ удаления растворителя из пироксилинового пороха путем вымочки последнего в холодней и горячей воде после операции провялки. Этот метод в несколько раз сократил время технологического процесса и был принят сначала в России, а затем в других странах. Д. И. Менделеев впервые предложил улавливать спирто-эфирный растворитель методом глубокого охлаждения. Этот метод впоследствии был реализован в Германии. В других странах, в том числе и в России, нашли применение другие методы улавливания растворителя, внедрение которых сократило расход дефицитных растворителей.
Таким образом, русские ученые и инженеры внесли большой вклад в дело совершенствования баллистических и физико-химических свойств нитроцеллюлозных порохов и технологии их изготовления.
В период первой мировой войны в зависимости от сложившихся производственно-экономических условий в различных странах нашли применение либо пироксилиновые, либо нитроглицериновые пороха.
В России, во Франции, в Японии производились исключительно пироксилиновые пороха на основе смесевых нитратов целлюлозы и спирто-эфирного растворителя в виде лент и пластинок.
В США производились главным образом пироколлодийные пороха Д. И. Менделеева на спирто-эфирном растворителе в виде зерен с одним и семью каналами.
В Германии, в Италии, в Австро-Венгрии и в других европейских странах производились нитроглицериновые пороха баллиститного типа в виде пластинок, лент и трубок.
В Англии, Канаде и во всех странах Британской империи производились нитроглицериновые пороха кордитного типа в виде струн, стержней и трубок.
Количество порохов, производившихся в 1914-1918 г.г. отдельными странами, составляло 50...100 тыс. т в год.
Главной основой всех бездымных порохов является пироксилин, или нитрованная клетчатка, причём в зависимости от степени нитрации различают пироксилин высокоазотный или №1 (содержание азота 12,9-13,3 и низкоазотный или №2 (11,9-12,3%). Иногда берётся их смесь. Пироксилин № 1 нерастворим в смеси спирта и эфира, а пироксилин №2 растворяется в ней почти начисто. Также применяют нитроглицериновые пороха, в которых содержится 25-60% нитроглицерина, остальное – пироксилин и небольшое количество вазелина. Позже, после Первой мировой, появляются пироксилино-тротиловые пороха, более близкие, впрочем, к баллиститам.
В русской армии первым основным орудием кровавого XX века стала 76-мм полевая пушка обр.1900 г. Год в названии теперь означал уже год принятия на вооружение. Она представляла резкий скачок по сравнению с орудиями обр.1877 года. Но в её конструкции оказалось и много устаревших элементов. Эта пушка ещё не имела щита. В 1902 году появляется знаменитая русская трёхдюймовка. Она была уже полностью современной пушкой, но ещё не имела панорамы и щита (он появился только с 1906 года). Пушка получилась хорошая, но…русские генералы оказались в плену устаревших представлений. Они, как, впрочем, и генералы других стран предполагали войну манёвренную, да вот только с реальностью не посоветовались. Потому основным и единственным боеприпасом была шрапнель – разрывной снаряд, поражавший только пулями. Если войска противника шли открыто, не отсиживались в окопах, т.е. делали так, как собирались делать все перед Первой мировой войной, то шрапнель была почти идеальным оружием – убойные осколки распространялись на 500 м в глубину и на 65 – в ширину, если стреляли на дальность в 2 км. Но уже русско-японская война поколебала эти иллюзии: войска начали стихийно окапываться, а вот по укрытым целям, даже прикрытым слабым земляным валом шрапнель была абсолютно неэффективна. Пришлось заказывать гранаты. Но и после этого русские генералы продолжили играть в манёвренную войну образца 70-х годов позапрошлого века: перед Первой мировой на 1 гранату полагалось 6 шрапнелей. В начале войны всё было хорошо, но через несколько месяцев война стала позиционной и русским войскам стало не сладко. Потом, во время войны выпустили 26 млн. шрапнелей и 28 млн. гранат. Ещё одной бедой для генералов и интендантов воюющих в империалистической, как говорили раньше (и это название имеет право на жизнь), войне была острая нехватка снарядов. В результате во время трагических боёв Августовских лесах армия осталась без снарядов. Но во-первых, подобные проблемы были и у немцев и у французов, во-вторых вскоре проблемы победили и уже к Брусиловскому прорыву проблем с боеприпасами не было. Поэтому рассказы о том, что артиллерии к февралю 1917 года нечем было стрелять нужно отнести к разряду баек.
Ещё одной проблемой русской, да и не только русской армии было отсутствие тяжёлой артиллерии как класса. У нас всё полагались на одно основное орудие – трёхдюймовку. Как ни хороша трёхдюймовка, но разрушать форты и бетонные укрепления, цели в глубоком тылу врага, подавлять тяжёлую артиллерию врага и т.п. она не может. Только у немцев тяжёлая артиллерия была развита хорошо и французы это быстро оценили. Тяжёлая артиллерия хоть и не могла поддерживать наступающую пехоту «колёсами», хоть и не была столь мобильной, но могла наносить огромные потери как в обороне, так и в наступлении. Прекрасно она боролась и с французской артиллерией, подавляя её. Поэтому именно тяжёлая артиллерия развивалась наиболее быстро в то время. Приведём один пример. Уже полгода тянется борьба за сильнейшую французскую крепость Верден. Эта крепость загородила немцам путь внутрь Франции. Немцам удалось, правда, захватить два ее форта.
Но дальше продвинуться они не смогли. И вот теперь французам надо во что бы то ни стало отобрать обратно эти форты - иначе положение всего их фронта непрочно.
Пять суток держат французы под сильным артиллерийским огнем форт Дуомон.
Разрывы следуют один за другим. Выходы из форта уже разбиты, наблюдательные пункты его разрушены.
И все же форт еще держится: прочны толстые бетонные своды его казематов. Они только содрогаются от глухих ударов снарядов. Немецкий гарнизон форта уже знает, что даже тяжелым снарядам французских орудий не пробить толстого слоя бетона, покрытого землей.
Наступает полдень шестого дня.
Воют и визжат, пролетая над фортом, легкие снаряды. Глухо рычат тяжелые. И вдруг среди оглушительного рычанья, воя и визга раздается густой угрожающий бас. Он покрывает все звуки боя: словно растворились они в этом могучем рычании.
Громовой удар потрясает весь форт. И сразу же вслед за этим каземат освещается заревом. Едкий, удушливый запах стесняет дыхание. Оказывается, снаряд проломил, пробил бетонный свод! Обвалившийся каземат похоронил под развалинами полсотни немецких солдат.
С промежутками от десяти до пятнадцати минут следуют один за другим такие же разрывы.
Пятый снаряд пробивает свод главного прохода, казармы форта. Те, кто еще уцелел после этого попадания, забираются в самые глубокие подземные погреба.
Шестой снаряд наносит форту смертельный удар: с чудовищным ревом влетает он в развороченный предыдущим разрывом проход, забирается еще глубже и взрывается в глубоком погребе, где сложены осветительные снаряды и пулеметные патроны. Все это охвачено пламенем и начинает разрываться с оглушительным треском.
Не зная о такой удаче, французы продолжают обстрел. Но форт уже выведен из строя: он больше не может обороняться.
Взять его теперь уже не трудно.
И все это сделала одна французская гаубица, по сути дела, всего-навсего шестью попавшими в форт снарядами.
Эта 400-миллиметровая гаубица была так тяжела, что могла передвигаться лишь по железной дороге, да и то на специальной, очень прочной платформе: она весила 137 тонн!
Огромный снаряд этой гаубицы, весом в 640 килограммов, содержал 180 килограммов сильного взрывчатого вещества.
Первая мировая война породила новые виды боевой техники – танки и самолёты. Если с первыми довольно успешно справлялись полевые орудия, то со вторыми удалось справиться только с помощью зениток после не
Весь флот - на иголки!  
+
-
edit
 

israel

модератор
★★☆
быстро пробежал только 1 часть. вот кое что:
1. процитированы только 2 работы. причем первая - Энгельс (Нумер, власть КПСС ты ж даже не застал, откуда драл? ), вторая - достаточно устаревшая и сомнительного источника
2. не соблюдается научное разделение статьи (обьясню позже) и вообще порядок, перескоки с темы на тему и периода на период, возвращения и повторы
3. по фактам не буду (хотя замок на орудии - далеко не русское изобретение)

в целом: хорошая попытка, оттачивай мастерство и толк из тебя будет. статью бы я охарактеризовал как "общеобразовательная с элементами патриотического воспитания". правда для такой статьи она перегружена фактологическим материалом, уместным более для научной.
Помните, что война с арабами - это война ловушек, засад и убийств из-за угла. (с) Атос, граф де ла Фер ( с помощью А. Дюма)  
RU AlexDrozd #26.11.2003 13:04
+
-
edit
 

AlexDrozd

опытный
★☆
По порохам многовато, фактически статья в статье.
Маловато про артиллерию в 18-начале 19 вв. В это время не было на первый взгляд внедрено ничего нового и конструктивно пушки начала 19 в. не отличаются от пушек 17 и даже 16 вв.
Но на самом деле происходило совершенствование как технологии изготовления орудий, так и конструкций. Шел постоянный рост отношения калибр/масса орудия, совершенствовались лафеты, средства наведения.
Про Шуваловские гаубицы Вы упомянули, а куда более прогрессивные единороги? Помимо конической зарядной каморы, в них применялись унитарные выстрелы! Ядро (граната) соединялось с зарядом поддоном-пыжом.
Про запальные трубки ударного действия, появившиеся еще на гладкоствольных орудиях в 20-х 19 в. , неплохо бы было упомянуть.

Некотрые уточнения/дополнения:
-"Царь-пушка", она же "Дробовик российский" по назначению - противоштурмовое орудие, предназначалась для защиты ворот. В случае прорыва противника должна была послужить "последним доводом".
-Бомбарды малого калибра были казнозарядными, более того, имели отъемную зарядную камору (и не одну) - праобраз гильзы. Попробую найти книгу дома и отсканировать рисунок. При переходе на литые стволы и увеличении давления газов при выстреле пришлось отказаться от такого удобства из-за прорыва газов.
 
+
-
edit
 

VooDoo

аксакал

Нумер, тыж "Артиллерию" передрал, нет ?
 
+
-
edit
 

140466(
140466(ака Нумер)

аксакал

Здравствуйте.

>1. процитированы только 2 работы. причем первая - Энгельс (Нумер, власть КПСС ты ж даже не застал, откуда драл? ), вторая - достаточно устаревшая и сомнительного источника

Точно! Цитировалось с книжки по артиллерии, которую дал Варбан.

>2. не соблюдается научное разделение статьи (обьясню позже) и вообще порядок, перескоки с темы на тему и периода на период, возвращения и повторы

Абсолютно согласен. Я думал, что тут меня вообще табуретками закидают именно по этому. ПОрядка там действительно мало получилось.

>3. по фактам не буду (хотя замок на орудии - далеко не русское изобретение)

Вероятно, что-то пропустил из борьбы с космополитизмом и низкопоклонством... Точнее, тогда это так не называлось ещё, но уже было. В другом месте исправил пр о"лживость буржуазной науки", а тут не заметил.

>в целом: хорошая попытка, оттачивай мастерство и толк из тебя будет. статью бы я охарактеризовал как "общеобразовательная с элементами патриотического воспитания". правда для такой статьи она перегружена фактологическим материалом, уместным более для научной.

Спасибо. Ну на научный труд я не претендовал. Это для школы надо было. К тому же сделано за один день.

Алекс Дрозд.

>По порохам многовато, фактически статья в статье.

Ну тут ещё не всё влезло. Потому не всё так плохо.

>Маловато про артиллерию в 18-начале 19 вв. В это время не было на первый взгляд внедрено ничего нового и конструктивно пушки начала 19 в. не отличаются от пушек 17 и даже 16 вв.
>Но на самом деле происходило совершенствование как технологии изготовления орудий, так и конструкций. Шел постоянный рост отношения калибр/масса орудия, совершенствовались лафеты, средства наведения.

Если честно, то я в этой области ничего почти не знаю, а передирать у Широкорада мне было лень.

>Про запальные трубки ударного действия, появившиеся еще на гладкоствольных орудиях в 20-х 19 в. , неплохо бы было упомянуть.


А что это такое? Вы о предках взрывателя?

Вуду

>Нумер, тыж "Артиллерию" передрал, нет ?

Частично. Хотел сначала больше вставить про устройство, благо там ничего за 60 лет не изменилось, но в 20 страниц не укладывался тогда. Несмотря на уменьшения текста до 8-го.
Весь флот - на иголки!  
+
-
edit
 

140466(
140466(ака Нумер)

аксакал

Огромный снаряд этой гаубицы, весом в 640 килограммов, содержал 180 килограммов сильного взрывчатого вещества.
Первая мировая война породила новые виды боевой техники – танки и самолёты. Если с первыми довольно успешно справлялись полевые орудия, то со вторыми удалось справиться только с помощью зениток после неё: полевые орудия, даже после установки на зенитные лафеты не обеспечивали эффективной стрельбы.
Так остановимся на танках. Сражение у Камбрэ
В 1917 году на поле боя появляются сотни танков - новое мощное средство борьбы, от которого в первое время бежали в панике самые испытанные в боях. На танки возлагаются громадные надежды: они смогут нанести противнику внезапный, сокрушительный удар. Тяжелая расплата ожидает обороняющегося, заранее не подготовившегося к отражению нападения танков.
Осенью 1917 года английское командование решает воспользоваться танками для наступления на севере Франции, около города Камбрэ. Здесь англичане решают прорвать сильно укрепленную германскую позицию, так называемую "позицию Зигфрид".
Немцы у Камбрэ организовали сильную противопехотную оборону. Но, несмотря на опыт предыдущих сражений, где союзники уже применяли танки, противотанковая оборона у Камбрэ не была налажена.
Англичане для прорыва намеченного участка фронта шириной в 15 километров сосредоточили большие силы. Важнейшее место среди войск, назначенных для атаки, отводилось мощному танковому корпусу в 382 танка.
Подготовку к наступлению англичане вели скрытно, и немцы о ней ничего не знали. Лишь за два дня до атаки германская разведка обнаружила появление в английском тылу небольших групп танков, усиленное движение обозов и усиленную активность английских разведчиков.
Надеясь на свои танки, англичане решили отказаться от какой бы то ни было артиллерийской подготовки атаки.
В 7 часов 05 минут утра 20 ноября, без всякой артиллерийской подготовки, английские - танки и пехота, под прикрытием утреннего тумана, появились перед германским охранением. Германские батареи на ощупь открыли заградительный огонь по невидимым угрожающе ревущим в тумане танкам, но больших потерь нанести им, конечно, не могли.
В 7 часов 15 минут атакующие танки и пехота навалились на германское охранение. В то же время английская артиллерия огнем своих тяжелых орудий обрушилась на главную позицию германцев. А легкая артиллерия создала в 200 метрах впереди танков мощный огневой вал из дымовых снарядов. Дым закрывал танки от взоров германских артиллеристов, и они принуждены были свой ответный заградительный огонь давать вслепую.
На этом, собственно, и закончилась работа английской артиллерии: она помогла танкам добраться до германских позиций Но она не подавила немецкой артиллерии, - это должны были сделать танки своими силами.
Быстро смяли танки позицию германского охранения и, выйдя из тумана и дымовой завесы, ворвались в неприятельскую оборонительную полосу.
Неуязвимые чудовища ползли, разрушая окопы, ломая колья, давя людей. С криками "Танки, танки!" немцы в панике бросились бежать, оставляя окопы, бросая пушки и пулеметы.
А танки продолжали свое безудержное движение вперед, громя пехоту, пулеметы, батареи, штабы и резервы. Они не встречали на своем пути почти никакого сопротивления.
Лишь в районе позиций у селения Флескьер танки 51-й шотландской дивизии натолкнулись на упорную оборону. Здесь их встретил огонь пяти артиллерийских дивизионов и нескольких орудий, выехавших для стрельбы на открытую позицию.
Танки один за другим выходили из строя.
20 ноября англичанам так и не удалось взять Флескьер.
Всего за этот день англичане потеряли подбитыми, застрявшими и испортившимися до 60 танков (около 15% участвовавших в атаке).
И, несмотря на это, можно сказать, что 20 ноября был достигнут большой успех: на глубину до 8 километров прорвана хорошо укрепленная позиция, смяты и морально подавлены немецкие войска, захвачено 8 000 пленных и 100 орудий.
Первый день сражения у Камбрэ показал, что для успешной обороны против танков необходим организованный артиллерийский противотанковый огонь. Ясно стало, что и танкам приходится очень туго, если артиллерия противника своевременно не подавлена, если танкам не помогает своя артиллерия.
Немцы учли опыт борьбы с танками у селения Флескьер. На другой день, 21 ноября, они выдвинули вперед часть своих батарей специально для борьбы с танками. В этот день наступление 20-й и 62-й английских дивизий было задержано, и успехи англичан оказались значительно -скромнее, а потери их больше. За день англичане потеряли около трети всех введенных в бой танков и принуждены были 22 ноября не продолжать наступление, а приводить себя в порядок для нового удара.
23 ноября немцы еще более усиливают свою противотанковую оборону. Свои пушки они перебрасывают на грузовиках в передовые части пехоты. Часть орудий и минометов прячут в домах селений. На подступах к своей позиции они подготавливают противотанковый заградительный огонь.
И вот результаты: 40-я английская дивизия теряет 21 танк, 51-я шотландская дивизия теряет 18 танков. Всего за этот день у англичан выбыло из строя 39 из 57 введенных в бой танков, то-есть свыше двух третей.
Артиллерийская противотанковая оборона с этих пор стала неотделимой частью всей системы обороны.
Чем дальше, тем больше отрывались при наступлении английские танки от своей артиллерии, остававшейся где-то сзади. Атаки танков, переставшие быть внезапными, становились все менее удачными. А противотанковая оборона, благодаря правильному использованию артиллерии, все более и более крепла.
Танки, не поддерживаемые в глубине позиций противника своей артиллерией, не могли преодолевать противотанковую оборону противника и сами несли большие потери. Успешно начатый прорыв не получал развития в глубину.
К концу месяца наступление англичан вовсе приостановилось. За 10 дней сражения они потеряли до 180 танков.
Сражение у Камбрэ оказалось жестоким уроком и для обороняющихся, и для наступающих.
Обороняющимся оно показало, что без хорошо организованного противотанкового артиллерийского огня оборона устойчивости иметь не будет.
Для наступающих же становилось ясным, что танковую атаку нужно тоже подготовить: нужно не только подавить артиллерию противника и его противотанковые орудия, но и сопровождать атаку танков артиллерийским огнем, двигать артиллерию вслед за танками. Только так можно добиться решительного успеха.
Танки, таким образом, не освобождают артиллерию от подготовки атаки, но вносят изменения в задачи артиллерийской подготовки. Танки оказывают артиллерии большую помощь, проделывая проходы в проволочных заграждениях, уничтожая пулеметы и батареи противника. Но зато танки, сами нуждаются в помощи артиллерии, которой приходится уничтожать противотанковые орудия и сопровождать танки своим огнем.
Чем быстрее продвигаются танки вперед, тем быстрее должна продвигаться за ними, на новые позиции, и поддерживающая их артиллерия. Этой артиллерии нельзя отставать от танков. Значит, надо перевести ее на механическую тягу.
Таким образом, в Первой мировой войне основным врагом танков была артиллерия. Им она оставалась до того момента, пока не появились ПТУРы и авиация с управляемыми ракетами.
Также Первая мировая стала единственной войной, в которой применялись ОВ.
"С утра этого ясного весеннего дня было тепло, - легкий юго-западный ветер чуть шевелил ветки деревьев.
Прикрытая спереди лесом, в мелкой поросли притаилась батарея. Замаскированные орудия сами казались кустами.
Ровно в шесть часов на батарее услышали знакомый свист: приближался неприятельский снаряд. Привычное ухо безошибочно определяло: будет недолет. Свист разрастался, как бы угрожая. Наконец, глухой звук: "плюх"*-словно тяжелый камень упал в воду.
- Неразрыв, - безапелляционно определили артиллеристы.
Полминуты спустя - еще четыре глухих звука выстрелов и снова какие-то необычно глухие звуки разрывов.
- Недолеты, и слабо рвутся, - радовались артиллеристы.
В это мгновение ветерок донес приторный аромат: он напоминал сладковатый запах лежалых фруктов.
Еще 30 секунд. Еще такая же батарейная очередь. Сладковатый запах становится нестерпимо приторным; это уже не запах фруктов: аромат неприятен, он напоминает запах аптеки. А со следующей очередью - уже невмоготу дышать: слепит глаза, делается душно... Светлое облачко, словно туман, потянулось на батарею.
Теперь все стало ясно.
"Газы"! - раздается команда, и все хватаются за противогазы"...
Так вспоминает участник Первой мировой войны о первом обстреле его батареи химическими снарядами.
Хорошо замаскированную батарею найти нелегко: прикрывшись спереди лесом, замаскировавшись кустами от внимательного взгляда летчика, она не видна ни с земли, ни с воздуха. Только приблизительно можно определить, где она стоит.
Трудно подавить такую батарею, заставить ее замолчать: попасть целой гранатой в укрытое орудие почти невозможно, а от осколков орудийный расчет укрывается в окопах и за орудийными щитами.
Батарея, расположенная так укрыто, - одна из выгодных целей для применения химических снарядов: газы, обволакивая своим облаком большой район, захватят всю батарею, достанут каждого человека, даже и сидящего в окопе: ему придется надеть противогаз. А в противогазе труднее работать.
Есть много и других выгодных целей для обстрела химическими снарядами.
Недаром в империалистическую войну этими снарядами широко пользовались почти все воевавшие страны.
По устройству химический снаряд не отличается от гранаты (рис 78). Но наполнен он вместо взрывчатого - отравляющим веществом (сокращенно 0В). 0В помещают обычно в снаряд в жидком виде; часть снаряда оставляют незаполненной на случаи расширения 0В при повышении температуры. Снаряд делают герметическим. Его снабжают взрывателем мгновенного действия, чтобы он разорвался, не углубляясь в землю, и ОВ не впиталось в нее.
При падении химический снаряд не разлетается на осколки и не поражает ими, как обычная граната: силы взрывателя с детонатором хватает лишь на то, чтобы разломать, разорвать корпус снаряда на крупные куски.
Если отравляющее вещество нестойкое, оно при разрыве снаряда почти полностью примешивается к воздуху, образуя облако, которое движется по ветру.
Если снаряд снаряжен стойким ОВ, оно чаще всего разбрызгивается в виде капель. Эти капли испаряются постепенно - нередко в течение нескольких дней.
Один снаряд с нестойким 0В создает облако от 20 до 1 000 кубометров, смотря по калибру (от 75 до 155 миллиметров), а один снаряд со стойким 0В заражает площадь от 20 до 200 квадратных метров.
Разрыв одного химического снаряда не может принести большого вреда: отравленный участок невелик; если снаряд содержал нестойкое 0В, оно быстро рассеивается. Обычно нужен огонь нескольких батарей, чтобы создать и поддержать достаточно густое облако ОВ.
В Первой мировой войне, фактически, родился ещё один вид вооружений – миномёты. Точнее, появились они незадолго до неё. Но именно во время неё миномёт приобрёл право на жизнь. До этого считалось, что миномёт – это недопушка. И действительно, тогдашние образцы мало похожи на современных собратьев. Фактически это были мортиры. Только очень короткие. Соответственно, дальность была небольшой, а траектория крутой. Пока армии маршировали, ходили с музыкантами и развёрнутыми знамёнами в атаку, миномёты были незаметны. Но когда они зарылись в землю, построили железобетонный ДОТы и пришлось «выкуривать» вражескую пехоту из окопов и траншей – тут миномёты оказались незаменимыми. После окончания войны появляются новые миномёты, типа Стокса-Брандта. Они стреляют теперь оперёнными минами из гладкоствольной трубы, мины заряжаются с дула. Большинство миномётов построено по схеме «мнимого треугольника», т.е. имеются 2 несоединённые «ноги» и плита. Эти миномёты легки и просты. До сих пор состоят на вооружении.
После войны в артиллерии, как будто, ничего не появляется нового. Только массовое появление автотранспорта и тягачей в дивизиях вызывают переход на обрезиненные металлические колёса и подрессорный ход. Появляются новые орудия, но ничего принципиального не происходит. Но зато орудий становится больше. Это позволяет увеличить плотности и добиться более мощной и менее продолжительной арт.подготовки. Вновь начинается соревнование брони и снаряда – на сцену выходят танки с противоснарядным бронированием. Соответственно, появляются и новые виды пушек – зенитные (первые из них появились ещё во время войны) и противотанковые пушки (в войну их роль исполняли обычные полевые). Нужно отбросить одну легенду, озвученную всё тем же неграмотным псевдоисториком Резуном-Суворовым. Эта легенда гласит, что немецкие пушки все были времён Первой мировой войны, а вот советская артиллерия была совсем новой. Это не так. Все немецкие орудия обр.1918 года были разработаны как минимум на десяток лет позже, т.е. были ровесниками советских. Но если советские орудия делались на основе многократных модернизаций старых царских, то немецкие делались «с чистого листа», что позволяло иногда добиться превосходства над советскими. Но, конечно, были и обратные примеры. Например, гаубица МЛ-20 явно превосходила немецкие аналоги.
Противотанковые пушки сначала были малокалиберными орудиями, иногда их даже называли противотанковыми ружьями. Они пробивали только противопульную броню. У немцев такой была Рак 35/36 калибра 37 мм, у нас – её копия и более поздняя модернизация копии – сорокопятка. «на бумаге» наша пушка превосходила немецкую почти по всем параметрам, да ещё исполняла обязанности батальонной пушки, но, как обычно, вмешалось российское нарушение технологий. Результат – большинство снарядов оказались перекалёными и при ударе о броню раскалывались. Бронебойность на испытаниях была всего 18 мм на 500 м. Самое страшное, что об этом узнали только осенью 1941 года, когда оказалось, что она не пробивает бот основного немецкого танка Pz.III, хотя должна была пробивать. К сожалению, пока разбирались, меняли технологию, немало и т.п., не мало наших артиллеристов распростились с жизнью. Но появление новых танков – у нас Т-34, а у немцев новых версий Pz.III и Pz.IV, а также Пантер и Тигров окончательно поставили крест на этих орудиях. К 1943 году у нас вновь появилась в серии ЗИС-2 поражавшая немецкие танки и в борт и в лоб на достаточных дистанциях, а затем и БС-3, которая пробивала всё на протяжении следующих 15 лет и состоящая на вооружении до сих пор. Немцы опережали нас в разработках ПТО – сказался шок от брони французских танков, в результате чего появилась PAK 38 и от Т-34 и КВ, результатом которого было появление 75-мм, а затем и ещё более мощных противотанковых пушек, которые легко поражали наши танки. Также немцы сделали к своим пушкам и великолепные снаряды, особенно – кумулятивные. Они придали возможность поражать любые наши танки на достаточно больших дистанциях. Наши по этому направлению отставали, но всё равно достаточно скоро сумели получить 76-мм кумулятивные снаряды, которые, впрочем, ушли на оснащение полковых пушек.
С зенитной артиллерией получилось сложней. Это сначала зенитной пушкой была пушка с сильной баллистикой и круговым обстрелом. Вскоре появились сложнейшие прицелы и системы управления огнём, радары, пушки стали меньше калибром, зато автоматическими. Это получалось у союзников, японцев, особенно – немцев, но не у нас – не хватало ещё опыта, кадров. 10 лет заваливал все попытки производства автоматических пушек завод в Подлипках.
Но не исчезли и крупнокалиберные полуавтоматические пушки. Они стали стрелять по данным радара, на них появились автоматические установщики трубок, баллистика их значительно усилилась. Но здесь по тем же причинам СССР отставал. Впрочем, у него и не было особой необходимости в их совершенствовании до и во время войны.
Вторую мировую войну называют войной моторов. Потом обращают внимание на новые виды войск – танки, самолёты. Как-то забывается артиллерия. Но, как говорилось в начале, именно она прокладывала дорогу танкам. А любой штурм проводился именно по шаблонам Первой мировой. Мало кто знает, что немцы штурмовали Брест и брестскую крепость не только в 1941, но и в 1939. Оказалось, что немцы многому разучились. Пехота боялась огневого вала и не могла наступать за ним также, как их отцы в огне Первой мировой. Поэтому поляки смогли удержаться какое-то время, а потом уйти из брестской крепости. Следующим заслуживающим внимания конфликтом было столкновение СССР и Финляндии. Главной задачей РККА в ней было прорвать т.н. Линию Маннергейма. Некоторые, например, предатель Родины Резун, взявших себе ничем не заслуженный, но громкий псевдоним Виктор Суворов рассказывают сказки про неприступность этой линии. Меж тем она представляла собой три жидкие и неглубокие линии УРов, некоторые не отличались качеством. Количество артиллерийских УРов было мизерным. Если учесть слабость финской армии, державшей оборону, то можно не сомневаться, что атака нормальной армии с нормальными командирами была бы похоже на ускоренную атаку таких крепостей, как Мобёж и Льеж, какую проводили немцы в начале Первой мировой. Но отцы-командиры (многие из которых через 4 года будут рвать оборону лучшей армии мира без проблем и с малыми потерями) предпочитали своими самыми мощными мортирами – Бр-5 вести «беспокоящих огонь по дорогам», а ДОТы пытаться поражать дивизинной и корпусной артиллерией, которая для этого не предназначена. Просто убивает и организация атак на линию. Например, в одной из них танки в атаку на УРы вместе с пехотой. Так как пушек противотанковых у финнов почти не было, то, естественно, танки прошли и не заметили огня УРов «неприступной» Линии Маннергейма. Но так как её не смогли подавить, то наступающая пехота была отсечена фланкирующим пулемётным огнём и залегла (то, что она вообще дошла до УРов говорит и слабости финской артиллерии, подпиравшей Линию). Танки остались без поддержки и, естественно, были перебиты. Это только в книжках танки – страшная вещь, крушащая пехоту и артиллерию. В жизни скорее пехота защищает танки от вражеской пехоты, чем наоборот. Я совсем не хочу бросить тень на солдат, выполнявших честно свой долг и проявлявших чудеса стойкости и героизма, но действия их командиров не всегда поддаются логическому объяснению.
В конце концов, разгромить Финляндию не удалось и СССР нажил себе ещё одного врага. Через год финны отмстили.
А пока перенесёмся на другой край Европы, на границу Франции и Германии. Уже пол года идёт странная война. Французы почти уверены в своей безопасности – на горной границе с Германией ими выстроена мощная Линия Мажино. На севере от неё – Арденские леса и Маас тоже сулят безопасность. Ещё севернее - Бельгия и Голландия – всего 33 дивизии, плюс множество речных преград и укреплений. На другой стороне в мае 1940 готовятся танковые группы немцев. Да, они должны наступать прежде всего танками и авиацией, мотопехотой: манёвром – тяжёлая осадная артиллерия неминуемо отстанет, пусть даже она и моторизована. Да и в Арденнах только Маас – вот и все укрепления, тут нужен манёвр а не мощь, думают немецкие генералы. Правильно думают, как показало наступление. 10 мая началось наступление. Главный удар – в обход Линии Мажино, в тыл союзным войскам в Бельгии и Голландии. Вспомогательный – против нейтралов. За первые несколько часов воздушным десантом(!) берётся почти бес потерь новейший форт Эбен-Эмаэль. Захватываются мосты, переправы. Главное – скорость. Немецкая авиация, не считаясь с огромными потерями пробивает дорогу танковым клиньям Гудериана и Манштейна. Вот они у Мааса. Черчилль успокаивает союзников – они должны подождать и собрать силы для форсирования, главное – подтянуть артиллерию. Но… пикировщики Геринга атакую артиллерийский позиции французов и заставляют артиллерию замолчать. Немцы форсируют Маас в тот же день! Такого ещё не было! И вот танки Роммеля подступают к Аррасу. Союзники готовят контрудар. В атаку идут английские танки Матильда с противоснарядной бронёй. Но развёрнутые ПТО (заметьте, не танки, а пушки – главный противник танков, танки с танками не воюют) не пробивают толстую броню англичан! Англичане вклиниваются на 10-15 км. Но тут в бой вступают знаменитые 88-мм зенитки, разработанные, кстати, на заводе Бофорс в Швеции. Англичане не могут дальше продвинуться. Французы с другой стороны коридора Сомма-Амьен не атакуют из-за неразберихи и танковый клин Роммеля продолжает «бег к морю». Через несколько дней , 19 мая. У Лаона проходит чисто-танковый бой – редкая вещь, тем более – для немцев. Немецкие танкисты сталкиваются с дивизией де Голля. Опять французов смогли остановить только зенитки и крупнокалиберная артиллерия, хотя немецких танков было боьлше. Вскоре отрезанные войска во Фландрии разгромлены и, бросив тяжёлое вооружение, в том числе пушки, бежали. Немцы захватили и использовали эти пушки. Некоторые орудия воевали и против нашей армии в 1941 году. А немцы проводят в это время одну из самых интересных и неизвестных операций – атака Линиии Мажино группой армий Ц. Здесь штурмовали её без танков. Да и что они могли бы сделать? Для справедливости нужно заметить, что французы отвели большинство войск с Линии, да и боевой дух оставшихся оставлял желать лучшего. Но от этого не менее поразительна лёгкость, с который немцы прошли столь мощные укрепления. В их штурме немалую роль сыграли немецкие орудия они сумели, забросав французские ДОТы дымовыми снарядами, подавить артиллерию и тем самым обеспечить работу штурмовых групп – немецкого изобретения 1918 года, которых так не хватало нашим в 1940 году. Штурмовые группы, вооружённые не винтовками, но гранатами, сапёрными лопатами и т.п. подбирались к УРам и, забравшись в мёртвую зону, забрасывали их гранатами.
Через год произошла агрессия Германии на СССР. У немецкой артиллерии появилось сразу море работы. Началось всё с артподготовки, а уже в первые часы немцам пришлось столкнуться с мощными на бумаге, но вновь слабыми в реальности, как раз из за недостатка артиллерии и пехоты, советскими мехкорпусами. Сразу в бой вступил 22-й мехкоопус. И понёс ужасающие потери. Вскоре один за одним стали вступать в бой советские мехкорпуса, выдвигавшиеся из тыла. Точнее, вступали в бой их танковые части. Артиллерия же из-за недостатка автотранспорта долго оставалась в тылу. Также по той же причине топала ножками по украинским дорожкам «мотопехота» мехкорпусов. Танки, оставшись без какой-либо поддержки атаковали немецкие позиции. Янувские леса, район реки Иква, окрестности городов Дубно, Броды стали могилой для сотен советских танков, частично сломавшихся, частично – подбитых артиллерией. Особенно глупо смотрятся объяснения комкора 8-го мехкорпуса Рябушева, почему он не осуществил арт.подготовку перед атакой. Видите ли, враг не успел построить укрепления. Естественно, что танки Рябушева наткнулись на пехоту 1-й танковой группы и понесли колоссальные потери. В своих докладах советские командиры отмечали, что немцы не идут в танковый бой без абсолютного численного преимущества. Как правило, бои идут против немецкой ПТО. Ничего хорошего, понятно, не получалось, хотя пробить Т-34 или КВ порой бывало трудно. Но и КВ и Т-34 имели кучу недостатков, в частности «слепость», что облегчало работу расчётам немецких пушек. К тому же немцы эффективно использовали свою крупнокалиберную артиллерию против наших танков и пехоту с гранатами.
Ещё очень интересные события происходили в районе Бреста. Там 2 советские дивизии (по штату не соответствовали и одной полнокровной военного времени, не говоря уж о 17-тысячной немецкой) были окружены в своих казармах и отсечены от своего командования. Как ни странно, это рассказ о обороне брестской крепости. Немцы готовились штурмовать её 8 часов. Но сразу стало ясно, что всё не так просто. Артиллерия не брала толстые стены казематов, а крупнокалиберной почти не было. Точнее, были 2 преинтереснейшие самоходные установки – мортиры типа «Карл», а точнее, «Адам» и «Ева». У «Евы» на первом же выстреле заклинило снаряд и её отправили в Германию, а «Адам» выпустил 16 снарядов, но 45-й немецкой дивизии это не помогли. В конце концов, через неделю на Брестскую крепость сбросили 1800-кг бомбу и только тогда сопротивление защитников было сломлено. До этого артиллерия и пехота с гранатами успела подбить 4 немецких трофейных танка S-35 французской фирмы Cомуа.
После этого работы для немецкой артиллерии н становилось мало, но необходимо остановиться на 2-х артиллерийских дуэлях – под Ленинградом и под Севастополем.
Под Севастополем наиболее известно противостояние 30-й и 35-й советских батарей и немецких орудий типа «Карл» и знаменитой «Доры». Но отвлечёмся пока от них. Чем немцы сумели продавить оборону советских войск? Почему Севастополь пал? Очень вероятно, что дело обстоит так, как говорит известный автор Александр Широкорад: советские подкрепления подбрасывались на этот участок, как в топку, зачастую, не имея даже артиллерии. Вместе с тем основную роль здесь играет именно артиллерия, причём гаубичная, крупнокалиберная. А даже те орудия, что имела РККА тут были дивизионные, с пологой траекторией. Немцы де сосредоточили мощный кулак тяжёлой гаубичной артиллерии и сумели подавить советскую.
Меж тем под Ленинградом местность была равнинная и потому многочисленные советские морские пушки с успехом вели контрбатарейную борьбу. Эффективно действовали ж/д установки. И, хотя уничтожить артиллерию немцев удалось только в ходе наступления в 1944 году, проблем немцам создали не мало и тем самым спасли тысячи жизни в осаждённом Ленинграде. Это была самая крупная артиллерийская дуэль, но никому она не принесла осязаемой победы.
Необходимо упомянуть и ещё о одном сражении. Не столько в связи со значимостью в нём артиллерии (хотя 30 000 с лишним пушек – разве мало!), сколько из-за большого количества мифов, в которых участвует (или наоборот не участвует, хотя должна) артиллерия. Это – Курская битва. Она была стратегически проиграна немцами ещё до начала: при небольшом общем преимуществе РККА по численности над Вермахтом по всему фронту(и никаких красных орд, никакого 11-кратного преимущества по пехоте, как у Гудериана, всё куда проще), немцы сосредоточили там куда меньшее число бойцов, чем советские командующие. Можно сказать, что весь миллион, на которых РККА был больше Вермахта, оказался под Курском. Кроме того, немцы умудрились выдать план наступления. Советские войска знали день наступления. Несмотря на то, что в советских мемуарах и книгах она описывалась, как гениальная идея, полностью удавшаяся, немцы её в своих документах (не послевоенных мемуарах, где можно наврать, что угодно, а в документах!) её вообще «забыли». Также не удался и превентивный удар советских штурмовиков по аэродромам – немцы применили радары и нападение не было для них внезапно , а наши этого не заметили, хоть и сами пользовались радарами. Впрочем, немцы увидели и летящие советские самолёты, потому предупреждение могли пойти ещё и от немецких лётчиков. Но это так, к слову. Через несколько часов немцы начали арт.подготовку и продавили советскую «непреодолимую» по тому же вруну Резуну-Суворову линию обороны. Бой был страшный. Немцы вновь захватили господство в воздухе и атаковали советские войска. Наша артиллерия была растянута по довольно большому фронту и при 2-м преимуществе имелась плотность всего 35-36 орудий на километр – маловато. Немецкие танки проходили вперёд и тут по их бортам открывали огонь советские 3-дюймовки (мало кто знает, но основой ИПТАБров были не сорокопятки и не ЗИС-2, не поспевшие к Курску, а обычные ЗИС-3). Немцы, конечно тоже в долгу не оставались. Артиллеристы несли большие потери. За 3-4 дня были выбиты почти все Пантеры и Тигры. Правда, многие из них погибли на минах. 6 ГВ.А потерпела поражение и отступает, но на помощь приходит 1ТА. Но это не значит, что там одни танки. На Обоянь удалось наступление остановить, но немцы ударили на Прохоровку и вновь близки к прорыву. На помощь дёт 5-я ГвТА Ротмистрова и 5-я Гв.А Жадова. 11 июля они прибывают. Даётся неоправданный приказ атаковать. И советские войска атакуют почти без подготовки. 12 июля, безусловно, один из самых кровавых и самый страшный день войны. Утром почти без арт.подготовки танки Ротмистрова, а также Катукова (о чём часто забывают) атакуют немецкие части. Но! Немцы обнаружили выдвижение советских танковых сил и подготовились. Танкового боя НЕ БЫЛО. Немцы, верные принципу «танки с танками не воюют» (принцип, в общем-то правильный, но иногда стычки бывают, впрочем, подобные проблемы лучше решать артиллерией – обычной или САУ, а также авиацией) встали в оборону и вкопали танки и САУ. Советские танки устремляются вперёд, но вместо вклинивания в танковые порядки атакующих немцев, как писалось в советских книжках, попадают под сосредоточенный огонь артиллерии и авиации. Особенно – артиллерии. Затем танки с десантов-таки достигают немецких собратьев и вот тут происходят стычки, впрочем, очень далёкие от боя «стенка на стенку», описанного в мемуарах Ротмистрова. В общем, несмотря на проявленный героизм танкистов из-за плохой подготовки удара скоро атака была остановлена, а потом в атаку пошли уже немцы. В результате советские танки местами продвинулись за день, но понесли колоссальные потери (195 танков! При этом из них 15 – английские Черчилль, о которых в советских книгах не упоминалось, зато говорилось про мифические КВ-85, которые в серию-то пошли осенью 1943) , а кое-где и потеряли позиции. Мало кто знает, но советские пехотные части тоже атаковали и сражались плечом к плечу танкистами. На других участках более вразумительную поддержку оказывала и артиллерия. Немцы же и в этот день умудрились кое-где вклинится и даже создали угрозу прорыва. Но, в конце концов, 17 числа немцы начали отступление: силы кончились, а на северном фасе как раз 12 июля войска Моделя погнали к Орлу.
В наступлениях же советская артиллерия показала себя просто великолепно. Мощный удар сотен орудий на километр фронта сносил немецкую оборону, прорыв которой доканчивали пехотные части, поддержанные танками прорыва – ИС-2, и, конечно, огнём и колёсами советских пушек – знаменитых ЗИС-3. Этих пушек было много. Они не обладали очень хорошими характеристиками, не могли веси навесную стрельбу (о том, для чего у их предков Ф-22 был такой большой угол стрельбы можно долго спорить, но до ЗИС-3 он «не дошёл»), имели весьма средние в отсутствии камулятивных снарядов бронепробиваемость. Но они брали численностью И не надо кричать, что РККА завалила немцев трупами и задавила численностью. Ставка на высокую технологичность нашего оружия вполне себя оправдала: Королевский Тигр был сложнее ИСа, но уступал ему в технологичности в разы, пока немцы строили совй цельно металлический Мессершмидт у нас уже было 2 сравнимых по характеристикам Яка, пока немцы строили свои лёгкие гаубицы – безусловно, прекрасное орудие, у на сходили с конвейера (да, именно с конвейера! Это была единственная такая пушка!) несколько ЗИС-3. Именно эти красивые, очень простые пушки дошли до Берлина и обеспечили нам победу. Хотя, конечно, было много и других пушек и гаубиц.
Необходимо упомянуть и о миномётах – обычных и реактивных. Немцы сделали ставку на лёгкие миномёты. Ротные 50-мм несли огромные потери, как и 81-мм, но, в отличии от вторых, были совсем неэффективны. У нас миномётное лобби добилось того, что сделала всякие миномёты, но и мы от ротных к середине войны отказались по той же причине. А вот насчёт наших 82-мм миномётов существует легенда, что калибр был выбран так, чтобы нашими минами не мог пользоваться враг. Так или иначе, наши неплохо стреляли немецкими минами, а вот наоборот не получалось. Немцы пренебрегали тяжёлыми миномётами. Но оказалось, что советские 120-мм очень даже подходят Вермахту. Вот немцы и скопировали его (редкий случай!). Получился по-советски простой и дешёвый, но, вместе с тем, эффективный миномёт. А пот подобного нашему 160-мм так ничего и не успели запустить в серию. Этот миномёт вполне получился и состоит на вооружении до сих пор.
В советских книгах утверждалось, что ничего подобного советской Катюше создать немцам не удалось. Это не совсем так. Немцы ещё в 40-м году сделали шестиствольный миномёт, как называли его у нас, Небельвефер. Действительно, это оружие применили первыми немцы, они его развивали, создали крупнокалиберные снаряды с нефтью, очень эффективные, но крайне не мобильные, пятиствольный 210-мм миномёт, а также другие. Но первой РСЗО стала, конечно, Катюша. Немцы, по сути, применяли свои миномёты как собственно миномёты, то есть с прицеливанием «вилкой», действием отдельных батарей по квадратам. Ну а применять так Катюшу было совсем невозможно – никуда не годилась точность. Потому качество компенсировали количеством – применяли Катюши (а также Ванюни – М-31) по крупным целям, например, скоплению войск и накрывали всю цель, большим количеством установок. Результат известен. Дело в том, что наши применяли очень простые технологии, немцы гнались за качеством. Но точность немецких ракет (а по сути РСы ими и являлись) не могла в принципе достичь таковой у ствольной артиллерии. Немцы использовали снаряды, вращавшиеся в полёте, а наши- стабилизируемые стабилизаторами. Наши были проще, их - точнее. Интересно, что и мы и немцы пытались друг у друга скопировать ракеты. В Блокадном Ленинграде скопировали немецкий крупнокалиберный снаряд и получился М-28 – единственный отечественный турбореактивный снаряд, применённый нашими войсками в войне. Но он снабжался не 7 шашками, как немецкий, а только одной. В этом- его преимущество. Немцы в конце войны применили снаряды чешской фирмы Зброевка. Эти снаряды тоже не был и точной копией М-8. Они превосходили его, но М-8 к тому времени был почти вытеснен более крупными и эффективными М-13 и М-31. Копию М-13, доделать не успели. Мы же, в свою очередь, переняли кое-что и у копий наших РСов. Например, тот же снаряд фирмы Зброевка имел поставленные под углом стабилизаторы и проворачивался в полёте, компенсируя эксцентриситет тяги. Это внедрили на наших снарядах. А к концу войны появились советские М-13УК и М-31УК, у которых точность была значительно увеличена за счёт проворота в воздухе, создаваемого газами, выходящими из Г-образных штуцеров. В конце концов, сейчас все РСы – не турбореактивные. Сейчас они раскручиваются в нарезном стволе и разгоняются до 80м/с, чем обеспечивают относительную устойчивость. Сейчас существуют многие виды подобных ракет. Можно смело сказать, что наши РСЗО – знаменитый «Град», более мощные «Ураган» и «Смерч» достойно продолжают дело Катюш и являются одними из лучших в мире.
За послевоенное время изменилось много. Но артиллерия почти не изменилась качественно. Большинство современных орудий представляют собой орудия системы 1877 года. Танковые и противотанковые гладкоствольные не берём. Также не берём бикалиберные, что появились перед войной в Германии, выпадают из неё и редкие безоткатные и потомки фаустпатронов. Но в остальном всё осталось так же. Конечно, с Первой мировой артиллерия потеряла позиции – многие обязанности Бога войны взяла на себя авиация и ракеты. Но попытки заменить всё ракетами и последние события в Югославии и Ираке показали, что переживающая второе рождение доктрина Дуэ , похоже, не всесильна. Но кое-какие козыри появились и у артиллерии. Появление высокоточных снарядов позволило резко уменьшить расход снарядов и увеличить точность. У «них» первым корректируемым снарядом стал американский «Копперхерд», наши тоже не отставали – «Краснополь» и «Китолов» - тому подтверждение. Они должны наводиться с передовых наблюдательных пунктов, а в Афганистане наши войска удачно пробовали подсвечивать цели с специальной машины на базе БТР даже для управляемых ракет штурмовика Су-25. Плохо только, что когда показывают наших артиллеристов в Чечне, которым дали этот самый «Краснополь», у них такие удивлённые глаза…И стреляют пушки по аулам в Чечне и по неуловимым боевикам там же и в Ираке и есть ещё много, где поработать у Бога войны!
Весь флот - на иголки!  
RU AlexDrozd #27.11.2003 09:12
+
-
edit
 

AlexDrozd

опытный
★☆
Вот рисунки казнозарядных орудий:
 
RU AlexDrozd #27.11.2003 09:18
+
-
edit
 

AlexDrozd

опытный
★☆
Капсюльная трубка была изобретена в 1807 г. Она вставлялась в запальное отверстие орудия, воспламенялась от трения или удара. Высокая скорость детонации ВВ в трубке (по сравнению с временем горения пороха в запале)значительно снижало время от инициации до производства выстрела, что положительно сказалось на точности огня. Особенно это было важно в карабельной артиллерии (из-за качки).
Ват еще рисунок древнего казнозарядного орудия:
 

Pazke

втянувшийся

За послевоенное время изменилось много. Но артиллерия почти не изменилась качественно. Большинство современных орудий представляют собой орудия системы 1877 года.
 

Ну это вы несколько загнули...
 

U235

старожил
★★★★★

   По снарядам с ОВ: не совсем корректная терминология. Химический боезаряд, грубо говоря, имеет вид цилиндрической емкости, по оси которой вставлен стрежень из ВВ. Подрыв ВВ создает в жидком ОВ гидродинамический удар, который разрывает оболочку снаряда и распыляет содержимое в мелкий аэрозоль. Главная задача заряда ВВ именно в этом: распылить жидкость в более эффективную поражающюю форму: мелкодисперсный аэрозоль. Кстати, по приведенному описанию химической атаки легко установить тип ОВ в снарядах: люизит.
    Еще я бы не согласился по отсутсвию качественных изменений в современной артиллерии по сравнению со Второй мировой. Первое принципиальное изменение: вся артиллерия стала самоходной. Это серьезным образом изменило ее боевые возможности и тактику боя. Второе: современные средства управления и целеуказания. К нам это относится в меньшей мере, но то, что можно наблюдать в армиях НАТО впечатляет: самоходная гаубица буквально за минуту привязывается к местности по GPS и готова к высокоточной стрельбе. Получив координаты цели, автоматика сама рассчитывает углы наводки орудия. Остается лишь навести орудие и открыть огонь. Практически имеем пехотное ВТО(особенно если применить корректируемые снаряды). Совершенно на другой уровень вышли РСЗО. Современные РСы, имеющие дальность стрельбы 40, а то и больше км, "вакуумные", кассетные боеголовки с противопехотными осколочными, противотанковыми самонаводящимися, либо минными суббоеприпасами приближают РСЗО по своим поражающим возможностям к фронтовой авиации или даже к тактическому ядерному оружию. Это совершенно другого уровня машины. Разница в философии и боевых возможностях между "Катюшей" и "Смерчем" больше, чем между казнозарядным орудием времен Петра I и современной гаубицей Д-30.
Те, кто ввергает в ад других, никогда не достигнут рая  
RU AlexDrozd #27.11.2003 12:55
+
-
edit
 

AlexDrozd

опытный
★☆
QUOTE
За послевоенное время изменилось много. Но артиллерия почти не изменилась качественно. Большинство современных орудий представляют собой орудия системы 1877 года.

Pazke>Ну это вы несколько загнули...

Канал ствола обр. 1867 года имел постоянную крутизну нарезов, обр. 1877 - переменную (уменьшающуюся к дульному срезу).
Ширина нарезов, наоборот, в канале обр. 77 г. постоянная, в канале обр. 67 - уменьшалась к дульному срезу.
Так что, действительно, большинство современных нарезных орудий имеют канал ствола обр. 1877 года. А вот системой это называть не совсем правильно, т.к. в России системой орудий 1877 г. называли конкретную группу образцов.
 

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★
To AlexDrozd


      На приведенном вами рисунке никакой опечатки нет? Неужели действительно 13-й век?
 
RU AlexDrozd #27.11.2003 13:01
+
-
edit
 

AlexDrozd

опытный
★☆
U235>Еще я бы не согласился по отсутсвию качественных изменений в современной артиллерии по сравнению со Второй мировой. Первое принципиальное изменение: вся артиллерия стала самоходной

Пока еще не вся. Буксируемой артиллерии еще хватает, и скорей всего, она в каком то количестве останется. И не по бедности, как многие считают. Дело в том, что уступая в мобильности САУ, буксируемая арт.система имеет ряд преимуществ: меньший размер и масса, возможность транспортировки в места, непроходимые для САУ. Нет никакого смысла делать самоходными все минометы, особенно калибра 81-82 мм, безоткатные орудия, горную артиллерию, системы залпового огня малого калибра.
 
RU AlexDrozd #27.11.2003 13:10
+
-
edit
 

AlexDrozd

опытный
★☆
Fakir>На приведенном вами рисунке никакой опечатки нет? Неужели действительно 13-й век?

"В 1281 г. в хрониках ("Cronache forlivesi") уже говориться о бомбардах, а в 1304 г. появляется сообщение об однофунтовых орудиях (итал. springarda), применявшихся на судах генуэзского адмирала Рониеро Гримальди".
О.Курти "Постройка моделей судов", гл. XIV "Судовое оружие".
Оттуда и рисунки.
Может и загнул товарищ, итальянец все-таки. Но конструкция приведена правильно, такая бомбарда XIV или XV века есть в арт.музее в Питере.
 
+
-
edit
 

140466(
140466(ака Нумер)

аксакал

Пазке, ну принципиаьлно они не отличаются. Те же снаряды с медными ведущими поясками.
Весь флот - на иголки!  
+
-
edit
 

140466(
140466(ака Нумер)

аксакал

НУ и чего? Где разнесение в пух и прах? Я так не играю.
Весь флот - на иголки!  
RU Фагот #04.12.2003 11:38
+
-
edit
 

Фагот

координатор
★★☆
140466>>>НУ и чего? Где разнесение в пух и прах? Я так не играю.
К фактам всегда придраться сложнее, чем к оценкам этих фактов. Побольше оценок - и к тебе обязательно придерутся :)
 
+
-
edit
 

Сарт

втянувшийся
Прошу прощения, здесь упоминалось научное построение статьи. Если можно расскажите об этом подробней.
Полковник пришел побеждать!  
+
-
edit
 

140466(
140466(ака Нумер)

аксакал

Ну так же нельзя! у ведь должно что-то не верным быть. И что-там про научный порядок?
Весь флот - на иголки!  
RU PoliAndrei #08.12.2003 12:26
+
-
edit
 

PoliAndrei

новичок
israel, 26.11.2003 08:29:03:
быстро пробежал только 1 часть. вот кое что:
1. процитированы только 2 работы. причем первая - Энгельс (Нумер, власть КПСС ты ж даже не застал, откуда драл? ), вторая - достаточно устаревшая и сомнительного источника
 

По-моему, это книга "Артиллерия", было таких два выпуска, до войны (по-моему оттуда), и сразу после. Прекрасно издана.
 
Простите, но в топе упомянулся ИС2 который появился позднее Курской (а точнее он конструировался по ее результатам). Или я путаю?
 

Pazke

втянувшийся

По просьбе автора таки найдена мелочь к которой можно придраться
Пушка ЗИС-2 принята на вооружение в 1941, а 1943 это ее второе пришествие.
 

MoRa

аксакал
★☆
Нумер, Вы уж меня простите за подковырку, но перл про офигенную роль Наполеона в развитии А. не дал мне дочитать Вашу статью. В связи с этим хочу поинтересоваться не попадалась ли Вам информация о Итальянском походе Суворова?
Пальба очередями — измена нашей новой постапокалиптической родине © AGRESSOR  
Это сообщение редактировалось 12.12.2003 в 20:22
+
-
edit
 

140466(
140466(ака Нумер)

аксакал

МоРа - вы о чём? Бонопарт очень хорошо применял артиллерию. Широкорад об этом говорит и в наших учебниках скромно говорится по поводу Бородина что-то вроде "русской артиллерии было больше, но французская вела более сосредоточенный огонь".

О Суворове. Это Вы о рождении горной артиллерии? Там качется небольшие пушки втащили на горы.
Весь флот - на иголки!  

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru