Никто не забыт, ничто не забыто.

Теги:история
 
+
-
edit
 

RUS_7777

опытный

М. МАЙЕРС: 17 часов 9 минут, сегодня программа "Справочное бюро" посвящена теме "Никто не забыт, ничто не забыто", поиск и перезахоронение погибших в годы Великой Отечественной войны. У нас в гостях Юрий Смирнов, руководитель Союза поисковых отрядов России, Юрий Алексеевич, добрый день.
Ю. СМИРНОВ: Добрый день.
М. МАЙЕРС: Хочется мне с мажорной ноты начать. Николай прислал сообщение. "Спасибо всем членам поисковых отрядов. Когда есть такие люди, хочется жить. С Днем Победы! Молодцы!!!" Первый вопрос, какова деятельность союза поисковых отрядов России сегодня? И в чем заключаются основные проблемы, с которыми вы сталкиваетесь?
Ю. СМИРНОВ: Основная наша деятельность – увековечение памяти погибших при защите Отечества, работаем мы с 1989 года. За это время поисковыми отрядами в общей сложности обнаружено и перезахоронено около 200 тыс. останков наших солдат, установлено до 1000 имен тех, которые раньше считались пропавшими без вести, и до сих пор эта работа продолжается. Но хочу отметить, эта работа продолжается не благодаря, а вопреки. Так что сейчас началась вахта памяти, она у нас традиционно начинается 25-27 апреля и продолжается все лето. Вот к 9 числу нас будут захоронения, работа идет сейчас в 19 регионах РФ, в тех местах, где проходили бои в Великой Отечественной войне.
М. МАЙЕРС: Что представляет из себя союз поисковых отрядов России, как много людей работает в организации? Как вы привлекаете людей? Как вообще становятся поисковиками?
Ю. СМИРНОВ: На сегодняшний день в союзе поисковых отрядов 6 межрегиональных и 39 региональных организаций. А люди приходят по-разному, в основном, наши ребята выступают в школах, рассказывают, что, как они делают. Потом ребята приходят, как правило, это бывает зимой, в клубы к нам, становится интересно. А потом полевые экспедиции. И человек, раз поехав в экспедицию, он уже потом заболевает этим, потому что, помимо какой-то романтики это огромнейшее воспитательное и психологическое значение для пацана, для той же девчонки, когда они понимают, что они не просто что-то делают, они нужны, работа нужна. Особенно, когда приезжают родственники на захоронение, ну вы представляете.
М. МАЙЕРС: То есть это в основном молодые люди, студенты, или не только?
Ю. СМИРНОВ: Не только, у нас есть поисковый отряд, называется "Дети войны", дети тех, кто погиб под Смоленском, им сейчас очень прилично, они ездят, работают в экспедициях, но в основном, на 60-70% это молодежь.
М. МАЙЕРС: На каких территориях сейчас проводятся поисковые работы?
Ю. СМИРНОВ: Я уже сказал, в 19 областях и краях.
М. МАЙЕРС: Это все Россия, мы говорим о России в первую очередь?
Ю. СМИРНОВ: Естественно, Россия, да.
М. МАЙЕРС: А Украина, Белоруссия, Молдавия, Польша?
Ю. СМИРНОВ: Естественно, и там.
М. МАЙЕРС: А Германия?
Ю. СМИРНОВ: Там нет такого движения. Потому что в Германии эта проблема была закрыта еще в конце 1950-х гг. Немцы в этом отношении очень порядочно поступили, они не бросили своих погибших, они всех учли, всех посчитали, и у них такой проблемы нет, а мы до сих пор спорим, сколько же у нас погибло.
М. МАЙЕРС: То есть им удалось решить проблему в течение нескольких лет, а мы этим уже 60 лет занимаемся?
Ю. СМИРНОВ: Да, и конца-края не видно.
М. МАЙЕРС: Или этим до определенного момента вообще никто не занимался?
Ю. СМИРНОВ: Раньше было нельзя, запрещали этим заниматься, потому что была официальная цифра потерь, и все. Это потом всплыла цифра, во времена Горбачева уже, 27 млн., сейчас уже говорят, 40 млн. Никто никогда не узнает, сколько точно. Спорить можно бесконечно. Но с какой легкостью мы бросаемся миллионами.
М. МАЙЕРС: К сожалению, это действительно так. К 50-летию, в 1995 году Победы была выпущена Книга памяти, я так понимаю, это непосредственный плод деятельности вашего поискового союза или нет?
Ю. СМИРНОВ: Нет, мы были против этой книги памяти, и скажу, почему. В том виде, в котором она была сделана. Во-первых, у нас же как всегда все к датам. Я прекрасно помню, как делали эту Книгу памяти. В огромной спешке закупили множество компьютеров, понагнали студентов, почасовая оплата, за внесенную фамилию в компьютер платили 3 руб., что ли, по тем временам. Естественно, кто там обращал внимание. А ведь документы привозили с архива. Что такое журнал боевых донесений? Это иногда писалось в блиндаже под обстрелом, почерк не разберешь, что-то пролили, это ж разбираться надо. А людям главное – получить деньги. И набивали. И поэтому мы называем Книгу памяти, извините, книгой беспамятства. Почему? Поясню. В московской Книге памяти, г.Москвы, почему ее берем как ярчайший пример, потому что Москва это все-таки мегаполис, здесь боев не было, то есть сохранился учет определенный, поэтому казалось бы Московская книга памяти должна быть лучше всех. Давайте посмотрим. Больше половины имен, занесенных в Московскую книгу памяти, значатся как без вести пропавшие. Возникает вопрос, а кому такая Книга памяти нужна?!
М. МАЙЕРС: 17.16, и мы продолжаем. Мы начали говорить о Книге памяти, которая была выпущена в 1995 году к 50-летию Победы. Я поняла, что ваша позиция довольно жесткая относительно этого издания. Какова сейчас ситуация? Существует ли переиздание, обновленная версия этой книги, или вы уже выпустили свою книгу с более достоверной информацией?
Ю. СМИРНОВ: Дело все в том, что наше поисковое объединение "Столица" московское решило в порядке эксперимента и при поддержке управы Замоскворечье сделать книгу памяти только по району Замоскворечье. И посмотрите, какая удивительная вещь получилась. Делали не так халтурно, а делали по-настоящему. Это поквартирные опросы, работа в архивах. И на сегодняшний день выпущена эта Книга памяти. Кстати, завтра в 13 около 525 школы на ул.Бахрушина будет представление этой книги памяти. Если кому-то интересно, могут подойти и посмотреть. Удивительно то, что в российскую Книгу памяти, ту, огромную, не попали очень многие люди. Маленький пример, просто интересная судьба у человека. Родился в Нью-Йорке, проживал в ул.Пятницкой в Москве, призван в 1941, прошел всю войну, имеет кучу орденов и медалей, умер в 2002 году, но в Книгу памяти не попал. Мало того, смотрите, какая интересная история получается. Знаменитая фабрика Рот-Фронт, люди уходили на войну. На памятнике висят плиты с выбитыми именами, 80 человек ушло на фронт. Но в Книге памяти той, в большой, их всего 23, как это может быть?!
М. МАЙЕРС: То есть умножаем на 4, я понимаю?
Ю. СМИРНОВ: Мы считаем, что в Книге памяти не должно быть "без вести пропал", вот наша главная задача.
М. МАЙЕРС: Каким образом непосредственно, приоткройте немного кулисы, как происходит непосредственно поиск людей?
Ю. СМИРНОВ: Во-первых, ведь поисковые работы – это не просто взял лопату в руку и пошел копать. Первым делом мы копаем архивы. Естественно, мы знаем те места, где были бои жестокие. После архивов это, как правило, идет опрос местных жителей, которые нам рассказывают о том, что там-то и там-то были санитарные захоронения. Ну, как санитарные? Стащили в воронки, в блиндажи, засыпали, хоронить-то не кому было. А где-то они, буквально сегодня в 11 часов, кстати, прошло захоронение под Можайском, с.Семеновская, Долина смерти так называемая, более 100 человек похоронено сегодня там. То есть и потом уже идет работа, а дальше опять архив, потому что по архиву мы пытаемся установить имена этих людей.
М. МАЙЕРС: Да, как, кстати, идентифицировать останки? Я знаю, что жетоны, но жетоны по-моему были у немецких только солдат?
Ю. СМИРНОВ: У нас солдатские медальоны, эбонитовая капсула, там бумажка свернутая, и там написано, где родился, где крестился. Так вот, сложность в том, что медальоны очень плохо сохраняются, это же бумажный вкладыш, представьте, 60 лет в земле пролежать, где-то сохранился, где-то нет. Кстати, буквально вчера позвонили ребята, которые ведут раскопки под Киришами, это Ленинградская область, они нашли бойца, медальон у него нашли, Кулешов Александр Павлович, 1917 года рождения, уроженец Воронежской области, а жил в Москве на ул.Ивановской, д. 18, кв. 13. Если кто-то нас сейчас слышит, кто знает, может быть, знаком с этими людьми, с родственниками, то пусть немедленно даст о себе знать, потому что захоронение будет 8-го числа.
М. МАЙЕРС: Я так понимаю, что здесь два варианта возможно, либо вы работаете по непосредственному запросу, бывает, вам же пишут письма люди, да?
Ю. СМИРНОВ: Да, конечно, кстати, у нас более 1 млн. запросов на поиск без вести пропавших.
М. МАЙЕРС: А если вы находите, как на этом примере, который вы привели сейчас, бойца, как найти его родственников? Сегодня у нас есть такая возможность, но мы можем назвать одну фамилию только.
Ю. СМИРНОВ: Это очень больной вопрос. К сожалению, на сегодня в России нет единой справочной системы по розыску без вести пропавших в годы Великой Отечественной войны. До сих пор нет!
М. МАЙЕРС: Базы данных не существует?
Ю. СМИРНОВ: Их существует несколько. Они разрозненны.
М. МАЙЕРС: То есть невозможно объединить эту информацию?
Ю. СМИРНОВ: Невозможно, потому что главная база данных – это Подольский архив Министерства обороны, это государственная структура. Есть электронная версия Книги памяти на Поклонной горе, это частная структура, и наши поисковые системы – это общественная структура. Вот как соединить их в одно, мы, кстати, свои предложения давали в правительство, но к сожалению воз и ныне там.
М. МАЙЕРС: К нам приходят вопросы, в частности, Владимир Анатольевич спрашивает, как можно воспользоваться вашей базой данных?
Ю. СМИРНОВ: А у нас тоже объединенной базы нет, у нас есть в Ленинградской области база данных, в Казани, в Архангельске прекрасная база данных.
М. МАЙЕРС: То есть, что нужно знать, допустим, Владимиру Анатольевичу, допустим, он ищет родственника, который родился в Казани, следует обращаться в Казань?
Ю. СМИРНОВ: Безусловно. Ведь у нас же практически в каждый области есть наше поисковое объединение, они связаны очень тесно всеми видами связи, и идет постоянный обмен информации. Но, к сожалению, на федеральном уровне этого нет до сих пор.
М. МАЙЕРС: Вот вопрос от Валерия, участвует ли в вашей деятельности государство? Если да, то как?
Ю. СМИРНОВ: Лучше б не участвовало. По одной простой причине. Закон об увековечении памяти погибших при защите Отечества принят в 1993 году. Согласно этого закона должен быть создан так называемый специальный орган при правительстве. Этот орган не создан до сих пор. Недавно этот закон был изменен, это 122 сейчас знаменитый, который вместе с отменой льгот прошел, и там запись имеется такая, что всеми поисковыми работами занимается уполномоченный федеральный орган исполнительной власти. Все. Какой орган, что это, министерство, или что, не указано, кто уполномочивать будет? И на сегодняшний день мы имеем то, что имеем, к своему стыду. 60 лет Победы, а мы до сих пор даже посчитать не можем, сколько народу у нас погибло и тем более создать единую стройную поисковую систему. Обидно.
М. МАЙЕРС: Еще один вопрос в тему. Светлана пишет, что изменилось в поисковой работе с 1995 года? Сильно ли изменилась позиция государства по отношению к этой проблеме за последние 10 лет?
Ю. СМИРНОВ: Я хочу сказать, что в 1995 году к 50-летию Победы тогда впервые за 50 лет из федерального бюджета были выделены средства на проведение поисковых работа. И все. К сожалению, больше средств не выделялось вообще. И недавно председатель комитета по ветеранам в Госдуме, Ковалев, выступал и сказал, да, к сожалению, в год 60-летия мы не успели заложить в бюджет эти расходы, но на следующий год… Но я так думаю, что на следующий год тоже ничего не будет, потому что 60 лет пройдет. У нас, к сожалению, страна все к датам.
М. МАЙЕРС: Тут целая серия вопросов от Данила Даниловича, много ли поисковых отрядов сегодня работает в России?
Ю. СМИРНОВ: Очень много, даже очень трудно посчитать, потому что у нас есть поисковые отряды из 3 человек, есть из 50 человек, а есть поисковые объединения, где 1000 человек.
М. МАЙЕРС: Но все равно курируется вашей организацией?
Ю. СМИРНОВ: Конечно, пытаемся курировать, а как же иначе.
М. МАЙЕРС: Есть ли поисковики в Белоруссии, Украине, Молдавии и других республиках? Поддерживаете ли вы с ними контакты?
Ю. СМИРНОВ: Да, у нас есть международная ассоциация поисковиков, Евгения Андреевна Иванова возглавляет. Контакты конечно поддерживаем. Кстати надо сказать, что в Белоруссии раньше поисковые работы были вообще запрещены. И буквально в конце прошлого года наконец-то президент Белоруссии Лукашенко отменил это положение.
М. МАЙЕРС: Почему так долго? Это связано с политикой?
Ю. СМИРНОВ: Нет, военные посчитали, что это опасно, что наносит большой вред детской психике, и запретили поисковикам вообще работать. Но в конце концов признали свою ошибку. У них это дело было возложено на специальный батальон министерства обороны. Но что такое батальон на территории Белоруссии, где погиб каждый четвертый?
М. МАЙЕРС: Где публикуются имена найденных останков воинов, и есть ли у вас свой печатный орган?
Ю. СМИРНОВ: Своего печатного органа нет, к сожалению, это больших денег стоит. А вот по поводу публикации имен установленных нами солдат, здесь очень обидна политика нашего правительства, и вообще я не знаю, чья это политика, у нас была передача когда-то на РТР "Имя твое солдат", сняли с эфира, письма до сих пор, кстати, идут. Потом была передача "Забытый полк", где списки публиковались, сняли с эфира вместе с НТВ. Потом была передача на 3 канале "Дата", эти имена давали, сняли с эфира. Вот сейчас наконец новый телеканал появился "Звезда", мы там будем публиковать, это будет передача "Никто не забыт", будет выходить 2 раза в неделю с повтором. Но, к сожалению, телеканал "Звезда" имеет трансляцию только на Москву и близлежащие области. Со временем, наверное, будет расширяться, поэтому ищите, смотрите.
М. МАЙЕРС: Очень хотелось бы хоть что-то узнать о судьбе пропавших без вести на длинных дорогах войны родных. И вот такой вопрос, мне очень приятно его озвучить, чем могут помочь поисковикам слушатели нашей программы?
Ю. СМИРНОВ: Сложно сказать, чем. Можно только одним, если вы услышите информацию по тем людям, которых мы разыскиваем, родственников мы разыскиваем, и если вдруг что-то вы знаете, когда-то были знакомы, просим отозваться, потому что для нас это очень важная информация. Не быть черствым. А то сейчас я смотрю, у нас к сожалению лицемерный символизм появляется вообще по отношению к событиям Великой Отечественной. Особенно меня не то что удивляет, а просто коробит, не знаю, кто это придумал, ленточки вешают на машины, георгиевские. Я просто был свидетелем буквально 3 дня назад на репетиции одного из мероприятий идет ветеран, мимо проезжает машина с этой ленточкой и грязью – ба-бах, дождик прошел, и прямо на ветерана грязь эта. Думаю, вот показатель.
М. МАЙЕРС: Одно с другим не связано, так получается. К нам приходит сообщение, "Юрий Алексеевич, у меня дядя пропал без вести, служил в 24 отдельной морской пограничной комендатуре НКВД, Пантелеев Борис Евгеньевич. Вера". Чем можно помочь в этой ситуации?
Ю. СМИРНОВ: У нас к сожалению, на сегодняшний день у союза поисковых отрядов даже нет своего уголка, офиса. Обратиться в областное объединение поисковое, они есть практически в каждой области, и ведется учет по областной, а мы уже сводим все это, проверяем.
М. МАЙЕРС: "Здравствуйте, включают ли в Книгу памяти ушедших добровольно на фронт в первый день войны, попавших в плен, бежавших из плена, затем расстрелянных за то, что они попали в плен? Роза Васильевна".
Ю. СМИРНОВ: Вопрос конечно интересный, но дело в том, что часть архивов вообще закрыта, и очень много людей, как я уже показывал на примере Книги памяти Замоскворечья, очень много людей туда не попали по разным причинам, потому что их нет на учете в архивах. А мы берем любой источник информации, прежде всего, от родственников. Здесь вообще удивительный случай произошел. Нам написали из Германии, написали немцы, буквально следующее: на территории нашего городка находится могила советских солдат, но почему-то в послевоенное время никто не приезжал, они такие наивные удивляются, почему. И говорят, знаете, у нас ряд фамилий известны, остальные неизвестны, попытайтесь найти родственников и вообще, кто там захоронен, и мы за свой счет пригласим семьи посетить это захоронение. И вот мы провели эту работу, там 53 человека оказалось. И сейчас две семьи мы нашли, кстати, отдельную благодарность хочу выразить паспортно-визовой службе Владимирской области, очень быстро они нам нашли семью, с их помощью нашли, и сейчас впервые за 60 лет люди поедут на могилу.
М. МАЙЕРС: То есть это действительно удастся, будем надеяться, реализовать эту акцию?
Ю. СМИРНОВ: Да.
М. МАЙЕРС: Замечательно. Спасибо, к сожалению, не остается уже времени, очень много вопросов приходит, но это свидетельствует о том, что дело, которое вы делаете, правильное, нужное, очень важное дело. Спасибо вам огромное. Радио ЭХО Москвы :: Передачи / Справочное бюро
 
RU 140466(ака Нумер) #08.05.2005 19:17
+
-
edit
 
>Там нет такого движения. Потому что в Германии эта проблема была закрыта еще в конце 1950-х гг. Немцы в этом отношении очень порядочно поступили, они не бросили своих погибших, они всех учли, всех посчитали, и у них такой проблемы нет, а мы до сих пор спорим, сколько же у нас погибло.

Вот тут он не прав. Потому что начиная с конца 1944 потери у фрицев вообще никто не считал, да и если посмотреть посчитанное, то выясняется, что часто это полная лажа. Эвакуация из Крыма - тому пример.
Весь флот - на иголки!  
DE WiTL #10.05.2005 01:57  @140466(ака Нумер)#08.05.2005 19:17
+
-
edit
 

WiTL

втянувшийся

1.Н.> Вот тут он не прав. Потому что начиная с конца 1944 потери у фрицев вообще никто не считал, да и если посмотреть посчитанное, то выясняется, что часто это полная лажа. Эвакуация из Крыма - тому пример. [»]

Он похоже имел ввиду погибших солдат (как советских так и немецких) на территории Германии.
По пути «Ледокола» «тронулся» бредоход. (Послевоенный афориз(униз)м)  
+
-
edit
 

RUS_7777

опытный

За 10 лет своего существования военно-патриотическая поисковая общественная организация "След пантеры" провела 423 экспедиции, перезахоронила 4 тыс. 685 останков воинов, погибших на территории Псковской области в годы Великой Отечественной войны, установила 218 имен погибших, ранее считавшихся без вести пропавшими.
Об этом рассказал главный специалист комитета по работе с военными и правоохранительными органами областной администрации Юрий Самсонов на депутатских слушаниях "О подготовке к празднованию 60-летия победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов в области" 27 октября. По его словам, за 10 лет своего существования работники "Следа пантеры" нашли и уничтожили более 3 тыс. взрывоопасных предметов, подняли со дна болот и озер 6 танков, 27 фрагментов самолетов, из которых 20 - с экипажем. Кроме того, была издана книга руководителя поисковой организации Николая Горбачева "Псковские соколы", рассказывающая о летчиках псковского аэроклуба.
"Очень важным шагом в организации поисковой работы на территории региона стало принятие соответствующего областного закона, который полностью регулирует правоотношения, возникающие при проведении работ по выявлению неизвестных воинских захоронений и их последующему захоронению", - отметил главный специалист комитета.
Как рассказал Юрий Самсонов, в связи с подготовкой к 60-летию победы в Псковской области разработана и утверждена целевая программа "Комплексные меры по содержанию и благоустройству воинских захоронений на территории области" на 2005-2006 годы, передает ПАИ.

 

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru