"История с точки зрения..."

парадигмы исторической науки или философия истории
Теги:история
 
+
+1
-
edit
 

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
Навеяно многочисленными недавними рубиловами - от альтернативных историй Второй Мировой до авторства отдельных идей термоядерной бомбы.

Почему бы не поговорить о том, что такое собственно история, историческое знание? Казалось бы - ну, это же самоочевидно: изучение того, что было, знания о том, что произошло.
Но шаг вправо - шаг влево: и всё уже нифига не так банально.

Возможно, где-то в очень хороших учебниках для будущих профессиональных историков, или в очень хороших лекциях для них же и излагается общепринятая на сегодняшний момент парадигама исторической науки (если таковая вообще есть) - но мне пока не попадалась.

Так что для затравки немного цитат и мыслей разных умных мужиков - как историков, так и нет - о сути и, если угодно, философии истории.


"История может быть написана с разных точек зрения при полном сохранении достоверности"
Макс фон Лауэ



Тойнби:
"Каждый историк прежде всего должен обозначить поле _исследований_ и выбрать метод _исторического_ анализа. Иначе история в лучшем случае станет простым перечислением фактов, а в худшем случае - формой манипуляции сознанием."

(созвучно Планку: "...лишь идеи делают экспериментатора - физиком, хронолога - историком, исследователя рукописей - филологом")



История - гуманитарная или социальная наука?

Зорин:
"Это вопрос чрезвычайно интересный. Вообще говоря, относящийся к области идеологии. Я говорил как-то с… Я даже не знаю, какой употребить эпитет, я бы сказал, с величайшим современным историком Хейденом Вайтом, который сказал мне (я не знаю, может, где-то это и опубликовано, но я могу сослаться только на личный разговор), что история провалилась. Как дисциплина, она полностью провалилась. Потому что задача истории – облегчить человеческие страдания. Ей это не удалось. Я спросил его, а не думает ли он, что у истории есть какие-то другие задачи, связанные со знанием о людях и о каких-то других вещах. Он брезгливо поморщился и сказал: “Это гуманитарИя, а я всегда считал историю социальной наукой. Если бы я считал ее гуманитарной, я бы ей никогда не занимался”. Я думаю, что история – это гуманитарная наука, а не социальная. Более того, я бы, может быть, сказал, что если бы я считал ее социальной наукой, я бы ей не занимался."



"История это политика опрокинутая в прошлое"
(Покровский, 1930)

(хотя, возможено, это в некоторой степени испорченный телефон. Вроде бы на самом деле сам Покровский вовсе не считал, будто настоящая история - это политика, опрокинутая в прошлое. Наоборот, он использовал эту формулу как упрек, как обвинение в адрес своих оппонентов. В "Истории и борьбе классов" он высказывался в том смысле, что, дескать, "кадетская историография революции - это политика, опрокинутая в прошлое", имея в виду, что кадеты-эмигранты, мол, пишут не настоящую историю, а подправляют ее под свою нынешнюю политику.")



Английский историк Р. Коллингвуд:
«Какие вещи ищет история? Я отвечаю: red gestae [События, деяния - лат.] - действия людей, совершенные в прошлом. Хотя этот ответ поднимает множество дополнительных вопросов, многие из которых вызывают острые дискуссии, все же на них можно дать ответы, и эти ответы не опровергают нашего основного положения, согласно которому история - это наука о red gestae, попытка ответить на вопрос о человеческих действиях, совершенных в прошлом».


Р. Коллингвуд:
«Когда человек мыслит исторически, то перед ним лежат определенные документы, или реликты прошлого. Его задача - раскрыть, чем было это прошлое, оставившее после себя эти реликты… Предположим, например, что он читает Кодекс Феодосия и перед ним - эдикт императора. Простое чтение слов и возможность их перевести еще не равносильны пониманию их исторического значения. Чтобы оценить его, историк должен представить себе ситуацию, которую пытался разрешить император, и представить, какой она казалась императору. Затем он обязан поставить себя на место императора и решить, как следовало себя вести в подобных обстоятельствах. Он должен установить возможные альтернативные способы разрешения данной ситуации и причины выбора одного из них. Таким образом, историку нужно в самом себе воспроизвести весь процесс принятия решения по этому вопросу. Таким путем он воспроизводит в своем сознании опыт императора…»


"Предмет истории - то в прошедшем, что не проходит, как наследство, урок, неоконченный."
В.О. Ключевский
 3.6.33.6.3
Это сообщение редактировалось 10.08.2011 в 02:37

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
Немного мнений от людей искусства.


Однажды Гегель ненароком

И, вероятно, наугад

Назвал историка пророком,

Предсказывающим назад.


Пастернак



"Историки Карамзин, Костомаров, Ключевский потому только ярко сияют в исторической науке, что они в высшей степени субъективны."
М.В.Нестеров

- Стоит, правда, отметить, что в наше время, НЯЗ, все перечисленные историки не слишком-то котируются. Т.е. парадигма современных историков резко различается с подходом Нестерова :)



"Тезис Севаско" - «История есть акт веры» (Борхес):

"Поистине настало время для того, чтобы получила всеобщее признание эта идея, революционная и свежая, хотя и подготовленная долгими размышлениями на протяжении веков. И впрямь не найдется ни одного учебника истории, какого-нибудь Гандиа [149] и т. п., в котором, более или менее развернуто, не был бы представлен тот или иной подтверждающий ее прецедент. Двойная национальная принадлежность Христофора Колумба, победа у берегов Ютландии, которую в 1916 году одновременно приписали себе англосаксы и германцы, семь городов – родин известного писателя Гомера – эти случаи, несомненно, всплывут в памяти среднеобразованного читателя. Во всех приведенных примерах пробивается в эмбриональной форме воля к утверждению своего, автохтонного, родимого.
Вернемся, однако же, к декларации Севаско: «История есть акт веры. Архивы, свидетельства, археология, статистика, герменевтика, сами события не имеют значения. Истории довлеет история, свободная от каких-либо колебаний и сомнений, пусть нумизмат спрячет монеты и архивариус – рукописи. История – это инъекция энергии, животворящее дыхание. Историк, дабы умножить могущество, сгущает краски; он опьяняет, возбуждает, вселяет храбрость, вдохновляет – никаких оглядок и мерехлюндий; наш лозунг – решительно отбрасывать все, что не укрепляет, не дает положительного заряда, не сулит победные лавры»."
 3.6.33.6.3

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
И совершенно блестящий, по-моему, фрагмент из Фейнмана:





"Если я смотрю на резервуар с водой, которая с одной стороны темно-синяя, с другой - бледно-голубая, а посредине - промежуточного синего цвета, и я знаю, что в течение последних 20 или 30 мин к этому резервуару никто не прикасался, я легко догадаюсь - такая расцветка возникла потому, что раньше разделение было гораздо более полным. Если подождать еще, то прозрачная и синяя вода перемешаются еще больше, и если я знаю, что в течение достаточно долгого времени с ней ничего не делали, то смогу сделать некоторые заключения о ее первоначальном состоянии. Тот факт, что по краям цвет воды "ровный", указывает на то, что в прошлом эти цвета были разделены гораздо резче. В противном случае за прошедшее время они перемешались бы в гораздо большей степени. Таким образом, наблюдая настоящее, мы можем узнать кое-что о прошлом.

На самом деле физиков это обычно не очень интересует. Физики склонны считать важными и серьезными задачи только такого типа: сейчас условия таковы; что будет дальше? Остальные родственные нам науки занимаются совсем другими задачами.

Да и вообще все другие области знания - история, геология, астрономия - решают задачи совсем другого рода. Оказывается, они умеют делать предсказания совсем другого типа, чем те, к которым привыкли физики. Физик обычно говорит: "При таких-то условиях я могу сказать вам, что сейчас произойдет".

А геолог скажет вам что-нибудь в таком роде: "Я выкопал из земли кости определенного типа. Поэтому я предсказываю, что если покопать еще, то можно будет найти и другие кости того же типа".

Историк, хотя и говорит о прошлом, может при этом говорить о будущем.

Когда он утверждает, что Французская революция произошла в 1789 г., он хочет сказать, что, если вы заглянете в другую книгу о Французской революции, вы найдете в ней ту же дату.

В действительности он делает предсказание особого рода о чем-то, чего он еще никогда не видел, о документах, которые еще нужно найти.

Он утверждает, что в этих документах, если речь в них идет о Наполеоне, окажется то же, что написано в других документах.


Возникает вопрос, почему это возможно, и единственный выход - предположить, что в этом смысле прошлое нашего мира более организовано, чем его настоящее."

 3.6.33.6.3
+
-
edit
 

AGRESSOR

литератор
★★★★★
Fakir> Таким образом, наблюдая настоящее, мы можем узнать кое-что о прошлом.

Отличная фраза.
Ложь о ВОВ, обливание помоями СССР, Сталина - очень хорошо говорит о прошлом... и настоящем.
Трудно искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет. Это тем более глупо, если эта кошка умная, смелая и вежливая.(с) С.К.Шойгу.  
LT Meskiukas #10.08.2011 13:52  @AGRESSOR#10.08.2011 03:04
+
-
edit
 
Fakir>> Таким образом, наблюдая настоящее, мы можем узнать кое-что о прошлом.
AGRESSOR> Отличная фраза.
AGRESSOR> Ложь о ВОВ, обливание помоями СССР, Сталина - очень хорошо говорит о прошлом... и настоящем.

В Одноклассниках сцепился с "Витманом". Якобы ему 91 год и он в хорошей форме и стройматериалы анальным способом производит. Обвиняя Сталина, СССР в развязывании войны. И не мало грязи такой гуляет по Интернету.
 5.05.0
+
-
edit
 

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
Meskiukas> В Одноклассниках сцепился с "Витманом". Якобы ему 91 год и он в хорошей форме и стройматериалы анальным способом производит. Обвиняя Сталина, СССР в развязывании войны.


- Тому не нужно далеко ходить, у кого чорт за плечами, - произнес равнодушно Пацюк, не изменяя своего положения.
 


:D

Роль нефти в ВМВ и её влияние на планы Германии [acad_vitman#21.06.11 17:22]
 3.6.33.6.3
+
-
edit
 

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
Fakir>> Таким образом, наблюдая настоящее, мы можем узнать кое-что о прошлом.
AGRESSOR> Отличная фраза.
AGRESSOR> Ложь о ВОВ, обливание помоями СССР, Сталина - очень хорошо говорит о прошлом... и настоящем.

Да, наблюдая всё это - ты, как минимум, можешь узнать, что была ВОВ, был СССР, был Сталин :)
Для начала не так уж мало ;)
 3.6.33.6.3

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
"История есть интерпретация; интерпретации - артериальная кровь истории."
Э.Карр, английский историк, в т.ч. автор книги "Что такое история?" (1961)


Интересно вводимое некоторыми историками при обсуждении методологии исторической науки и сути исторического факта различие - разделяют понятие исторического и историографического факта.


До кучи:

История — Википедия

Исто́рия (др.-греч. ἱστορία — расспрашивание, исследование) — область знаний, а также гуманитарная наука, занимающаяся изучением человека (его деятельности, состояния, мировоззрения, социальных связей и организаций и так далее) в прошлом. В более узком смысле история — это наука, изучающая всевозможные источники о прошлом для того, чтобы установить последовательность событий, исторический процесс, объективность описанных фактов и сделать выводы о причинах событий. Первоначальное значение слова «история» восходит к древне­греческому термину, означавшему «расследование, узнавание, установление». // Дальше — ru.wikipedia.org
 
http://www.balancer.ru/_cg/_st/org/w/wikipedia/aHR0cDovL3J1Lndpa2lwZWRpYS5vcmcvd2lraS_QqNC60L7Qu9CwX8Kr0JDQvdC90LDQu9C-0LLCuw==-400x300.png [can't get icon's size]

Школа «Анналов» — Википедия

Школа «Анна́лов» (фр. École des Annales) также «Новая историческая наука» (фр. La Nouvelle Histoire) — историческое направление, основанное Люсьеном Февром и Марком Блоком. Эта историческая школа, формировавшаяся вокруг журнала «Анналы», оказала значительное влияние на формирование всей мировой историографии XX века. Направление возникло и группировалось вокруг журнала «Анналы», носившего это название с 1929 по 1939 годы. С формированием данного направления связывают революционные изменения в исторической науке. // Дальше — ru.wikipedia.org
 
Их суть заключалась в том, что произошла замена классической «истории — повествования» «историей — проблемой», а также предпринимались попытки создать «тотальную» историю, то есть историю, описывающую все существующие в обществе связи — экономические, социальные, культурные. Ученые стали ставить в центр своих исследований не деятельность великих людей, не описание событий, а общество в целом, пытаясь вскрыть глубинные структуры, существующие в течение больших временных отрезков
 
http://www.balancer.ru/_cg/_st/org/w/wikipedia/aHR0cDovL3J1Lndpa2lwZWRpYS5vcmcvd2lraS_QpNC40LvQvtGB0L7RhNC40Y9f0LjRgdGC0L7RgNC40Lg=-400x300.png [can't get icon's size]

Философия истории — Википедия

Филосо́фия исто́рии (историосо́фия) — раздел философии, призванный ответить на вопросы об объективных закономерностях и духовно-нравственном смысле исторического процесса, о путях реализации человеческих сущностных сил в истории, о возможностях обретения общечеловеческого единства. Философия истории исследует имманентную логику развития человеческого общества, единство и многомерность исторического процесса, проблемы социального детерминизма, устанавливает истинность или достоверность исторических фактов и событий. // Дальше — ru.wikipedia.org
 
 3.6.33.6.3

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★

Клиодинамика

Клиодинамика математические методы в истории

// cliodynamics.ru
 





...

Большинство философов пришли к заключению, что между историей и естественными науками есть качественная разница, потому что историче­ские процессы слишком сложны, да и по сути своей отличаются от физи­ческих и биологических процессов. Так думал один из влиятельнейших философов двадцатого века Карл Поппер (Popper 1957).

...

Если объективных законов нет, то успех исторического труда опреде­ляется в большей степени литературным талантом автора, чем его анали­тическими способностями. Или его научным авторитетом – у академика, скажем, должно получаться более убедительно, чем у кандидата истори­ческих наук. Или соответствием выводов с идеологическими установ­ками, на данный момент превалирующими в обществе – марксистскими в советской России, либеральными в нынешней. Собственно, так и проис­ходит в традиционной исторической науке. Неудивительно, что в послед­ние десятилетия часто приходится слышать о кризисе исторической науки, как в России, так и за рубежом.

Яркое свидетельство кризиса российской истории – катастрофический успех «Новой хронологии» Фоменко и его последователей, который ока­зался полной неожиданностью для профессиональных историков. Оказа­лось, что читающая публика в своей массе предпочла пойти (хотя бы и временно) за очевидными (для любого мало-мальски сведущего в истории человека) фальсификаторами, чем за историками-профессионалами.

Претензию к традиционной истории можно сформулировать так. Где тот процесс, с помощью которого одни гипотезы отвергаются в пользу других? Если историки отказываются участвовать в этом процессе, то стоит ли удивляться, что найдутся желающие извне?

Проиллюстрируем эту проблему на примере римской истории. Исто­рики выдвинули десятки, возможно сотни различных гипотез, которые объясняют, почему Римская империя пала. Хуже всего то, что список ги­потез не уменьшается со временем, а только растет. Это как если бы на уроках физики нам учитель рассказывал не только о молекулярной теории тепла, но и о теории флогистона, а затем заключал, что и у той, и другой теории есть свои пропоненты (а еще хуже было бы, если бы мы склоня­лись к той теории, которая описана в более цветастых терминах). Весь ход науки, по тому же Карлу Попперу, заключается в том, что какие-то теории отвергаются, а другие подтверждаются. Этого не происходит в истории, а если и происходит, то по соображениям моды или политической кор­ректности, когда некое объяснение отвергается, потому что оно не соот­ветствует идеологическим установкам общества или его влиятельного сег­мента.

На самом деле, конечно, не так все плохо, и в исторической науке про­исходит свой тектонический сдвиг (именно поэтому, когда мы говорили о кризисе, речь шла о кризисе традиционной исторической науки). Была ведь французская школа «анналов», возможно наиболее влиятельное исто­рическое течение прошлого века. Когда это течение выдохлось, эстафета перешла к «новой» экономической истории – направлению, которое по­том оформилось как «клиометрия» (Williamson 1991). Это течение даже может похвастаться своими нобелевскими лауреатами.

Приведем лишь один пример реальных достижений клиометрии. До середины прошлого века среди ученых-обществоведов царило мнение, что экономические системы, основанные на труде рабов, в принципе ме­нее эффективны, чем системы, основанные на свободном труде. Однако когда экономические историки, среди которых был и будущий нобелев­ский лауреат Роберт Фогель, проанализировали большой массив данных, имеющихся для США, они обнаружили, что рабы производили сущест­венно больше продукции за единицу времени, чем свободные фермеры (Fogel, Elton 1983). Этот результат вызвал бурю протеста как среди исто­риков, так и в среде интеллектуалов. Он полностью проти­воречил идеологическим установкам как либералов, так и марксистов, – тут правые и левые были едины. Результаты Р. Фогеля и других были проверены и перепроверены. Еще больший массив данных был привле­чен, методы анализа были усовершенствованы. А общий вывод остался тем же. Усовершенствованные модели и данные показали, что в количест­венном выражении преимущество рабского труда над свободным на аме­риканских плантациях было даже выше, чем было оценено первона­чально. И этот вывод был широко признан научным сообществом.

Полу­чается, что хозяйственная система, полностью неприемлемая по моральным соображениям, тем не менее, может быть более эффективной эконо­мически (Fogel, Elton 1983).


Чем этот пример знаменателен? Тем, что были выдвинуты альтерна­тивные гипотезы, проведена большая эмпирическая и теоретическая ра­бота, и на основании ее одна из гипотез была отвергнута в пользу другой. И это несмотря на то, что всем участникам противостояния, включая сто­ронников гипотезы большей эффективности рабского труда, очень не хо­телось в эту гипотезу верить (куклуксклановцев среди них не было). Зна­чит, тот процесс, в результате которого одни гипотезы отвергаются в пользу других, – то есть, попросту говоря, научный метод – возможен и в исторических исследованиях.

...


 3.6.33.6.3

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
Из Л.С.Клейна, "Введение в теоретическую археологию. Кн.1 Метаархеология".
Прикреплённые файлы:
Теор.археология- 1.jpg (скачать) [225,54 кбайт, 12 загрузок] [attach=263878]
 
 
 3.6.33.6.3

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
Fakir> Из Л.С.Клейна, "Введение в теоретическую археологию. Кн.1 Метаархеология".

2
Прикреплённые файлы:
Теор.археология- 2.jpg (скачать) [267,81 кбайт, 9 загрузок] [attach=263880]
 
 
 3.6.33.6.3

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
Fakir> Из Л.С.Клейна, "Введение в теоретическую археологию. Кн.1 Метаархеология".
3
Прикреплённые файлы:
Теор.археология- 3.jpg (скачать) [254,29 кбайт, 6 загрузок] [attach=263883]
 
 
 3.6.33.6.3

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
Fakir> Из Л.С.Клейна, "Введение в теоретическую археологию. Кн.1 Метаархеология".
4
Прикреплённые файлы:
Теор.археология- 4.jpg (скачать) [296,82 кбайт, 10 загрузок] [attach=263886]
 
 
 3.6.33.6.3

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
Fakir> Из Л.С.Клейна, "Введение в теоретическую археологию. Кн.1 Метаархеология".
5
Прикреплённые файлы:
Теор.археология- 5.jpg (скачать) [270 кбайт, 13 загрузок] [attach=263888]
 
 
 3.6.33.6.3
Fakir> рабы производили сущест­венно больше продукции за единицу времени

Только на больших плантациях, с использованием chain gangs.

И это баян изрядный, не знаю чего ты красным так это выделяешь.

Fakir> Полу­чается, что хозяйственная система, полностью неприемлемая по моральным соображениям, тем не менее, может быть более эффективной эконо­мически

"Мораль" неуниверсальна. Например для упертого госпланщика в СССР западная хозяйственная система могла быть полностью неприемлима, но крыла при том советский социализм как бык овцу.
 9.0.19.0.1
+
-1
-
edit
 

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
Fakir>> Из Л.С.Клейна, "Введение в теоретическую археологию. Кн.1 Метаархеология".

и в завершение (с перескоком через кучу разворотов)
Прикреплённые файлы:
Теор.археология- 54.jpg (скачать) [287,26 кбайт, 12 загрузок] [attach=263891]
 
 
 3.6.33.6.3

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
russo> И это баян изрядный, не знаю чего ты красным так это выделяешь.

"Не про это песня".
Выделенное важно не само по себе, а в контекстеподхода к исторической науке и методов.
Читай цитату целиком, а не только выделенное (возможно, не самым удачным способом).
 3.6.33.6.3
Fakir> в контекстеподхода к исторической науке и методов

Это что ли?

"были выдвинуты альтерна­тивные гипотезы, проведена большая эмпирическая и теоретическая ра­бота, и на основании ее одна из гипотез была отвергнута в пользу другой. И это несмотря на то, что всем участникам противостояния, включая сто­ронников гипотезы большей эффективности рабского труда, очень не хо­телось в эту гипотезу верить"

Я может что-то недопонимаю, но это же нормальный научный подход. Банальность. Клише.

А хотелки фактов не отменяют.
 9.0.19.0.1
+
-
edit
 

Wyvern-2

координатор
★★★☆
☠☠
Странно. Это ты Дима? Или тебя подменили? ЖР :D
А ГДЕ ПЕРЕСЛЕГИН?!
Например, необычно глубокий и неожиданный взгляд на вариативность исторического процесса: Проблема будущего и философия истории

Ну и классика: "Уроки которых нет"
История не знает сослагательного наклонения. В ней факты священны, события достоверны, и лишь заслуженные ученые вправе оспорить найденные или раз и навсегда установленные цифры и толкования. Единственность, безальтернативность прошлого - парадигма, господствующая как в науке, так и в обыденном сознании; лишь фантастика иногда позволяет себе задавать "неудобные" вопросы: "Что было бы, если?.." Однако и в фантастике речь идет, как правило, не о нашей Реальности, а о параллельных или воображаемых мирах.

Мы привыкли считать прошлое объективным, то есть, как сказал бы физик, "не зависящим от Наблюдателя". Но является ли привычка аргументом?
Историк, как правило, не бывает очевидцем изучаемых им событий. Информацию о прошлом он получает через посредников, в роли которых могут выступать письменные источники или предметы материальной культуры - от обломков глиняных сосудов до статуй Праксителя. Тексты - предпочтительнее.

Письменные источники бывают разные. В данную категорию входят государственные архивы, школьные сочинения, художественные тексты, письма, мемуары и описания, и судебные протоколы, и еще очень многое. Эти документы объединяет одно - ненадежность.

На самом деле доверие российских (в особенности) обывателей и ученых к ДОКУМЕНТУ трогательно и смешно. Директор энской птицефабрики, всю жизнь выполняющий план путем приписки 3 - 5 - 10 - 90 бумажных процентов к реальным показателям, раздувается от гордости за канувшую в Лету державу, читая советские статистические ежегодники семидесятых годов. Переводчик, еще вчера насмехавшийся над советскими "документалистами", ухитрившимися из 120 выпущенных немецких установок "Фердинанд" подбить более 3.000, сегодня с полной уверенностью пишет о 352-х вражеских самолетах, сбитых Эриком Хартманом, "белокурым рыцарем Рейха", ссылаясь на немецкие документы и "собственноручные" Эрика Хартмана заявления... Историк с серьезным видом переписывает у коллеги рассказ о смерти Перикла от чумы во время эпидемии в Афинах, как бы и не замечая, что при скученности населения в афинском укрепленном лагере, при тогдашнем состоянии медицины и санитарии эпидемия чумы продолжалась бы не два года, а максимум 2,5 месяца. (За это время вымерло бы от 95 до 100 процентов населения Афин и погибло бы около 2\3 осаждающей армии, на чем Пелопонесская война немедленно бы и закончилась.) Летописцы приводят на Русь неисчислимые орды монголов - в сотни тысяч, даже в миллионы человек - и не надо спрашивать у них, как конная армия таких размеров могла хотя бы перемещаться (я не говорю, питаться) зимой в лесах Владимирско-Суздальского княжества.

Но проблема состоит вовсе не в том, что источники врут.
 
Жизнь коротка, путь искусства долог, удобный случай мимолетен, опыт обманчив.... Ἱπποκράτης  3.0.193.0.19
RU Опаньки69 #21.02.2012 16:24  @Fakir#10.08.2011 02:28
+
-
edit
 

Опаньки69

опытный

Fakir> "История может быть написана с разных точек зрения при полном сохранении достоверности"
Fakir> Макс фон Лауэ

Но это не означает, что написать можно всё, что угодно. Есть факты (строго установленное знание), изменить которые нельзя, как ни старайся. Например, история, в которой отрицался бы факт существования Петра I, не будет достоверной. Разные точки зрения возможны только в гипотезах.
Не ошибается тот, кто ничего не делает.  10.0.210.0.2
RU Опаньки69 #21.02.2012 20:04  @Fakir#10.08.2011 02:28
+
-
edit
 

Опаньки69

опытный

Fakir> История - гуманитарная или социальная наука?

История - и гуманитарная, и социальная наука одновременно, поскольку изучает и человека, и общество.
А также она - и естественная наука, поскольку человек, как и общество, - это часть природы.
Не ошибается тот, кто ничего не делает.  10.0.210.0.2
RU Опаньки69 #22.02.2012 21:53  @Wyvern-2#10.02.2012 22:46
+
-1
-
edit
 

Опаньки69

опытный

Wyvern-2> Ну и классика: "Уроки которых нет"
"Иными словами, задача однозначной контекстной интерпретации документа принципиально неразрешима."
 
Так это и в других естественных науках так же, например, в биологии - находку останков археоптерикса нельзя однозначно интерпретировать в контексте эволюции, однако, факт эволюции доказан.

«Отбросьте все невозможное; то, что останется — и будет ответом, каким бы невероятным он ни казался.»
- Шерлок Холмс.

В этих словах суть метода доказательства от противного. Именно поэтому, собрав достаточно большое количество косвенных подтверждений, каждый из которых в отдельности не даёт возможности "однозначной контекстной интерпретации", можно по их совокупности однозначно установить истину.
Не ошибается тот, кто ничего не делает.  10.0.210.0.2
Это сообщение редактировалось 22.02.2012 в 22:35
+
-
edit
 

Bredonosec

аксакал
★★★☆

Fakir> "История может быть написана с разных точек зрения при полном сохранении достоверности"
встретил веселую линку - оказывается, изучается курс "история холодной войны"

Machiavelli Center for Cold War Studies – CIMA

Highlights & News Convegno di Studi: “All’ombra della bomba” (Cagliari, 7-10 nov. 2012) By admin | ottobre 26, 2012 Prin 2008 CONVEGNO NAZIONALE DI STUDIAll’ombra della bomba. Una storia politica delle applicazioni civili e militari dell’energia nucleare (Cagliari, 7–10 novembre 2012) … // Дальше — www.machiavellicenter.net
 

 3.0.83.0.8

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
Мнение историка (одного из) о. Местами - удивляет.

Для кого пишет историк? (fb2) | Флибуста

Профессиональные занятия историков вроде бы на слуху. Они то и дело всплывают в неистовых спорах о «фальсификациях», в боях за историческую основу какой-нибудь идеологии, в схватках за и против «национальных мифов», «общечеловеческих ценностей» и т. п. Ученых то честят последними словами, то ставят в пример «профанам»… Но все это — даже в лучших своих образцах — бурление на поверхности. Треск от ломающихся копий стоит великий, а вслушаешься в него, и так мало в нем здравого смысла и нравственного чувства!… // Дальше — flibusta.net
 



...

Самая большая проблема современного научного сообщества историков... : история, хотя и числится общественной наукой, с обществом встречается только на уроках в школе и на вузовских лекциях. В остальном между исторической наукой и социумом — непробиваемая стена.

...

Советская эпоха нанесла гуманитарной сфере страшный вред. Историков, философов, филологов заставили говорить языком точных и естественных наук. Затем распространили «правила игры» этих наук на историю и принудили историков строить свои труды в полном с ними соответствии.
(

? - F

.)

...

А какой методологией пользуется большинство российских историков в постмарксистскую эру? Да никакой, если не даровать «ползучему позитивизму» гордый статус самостоятельной методологии.

Отсюда результат:

1. Современный историк плохо владеет литературным русским языком, а сухая, тяжелая, затерминизированная «академщина» за пределами научного сообщества выглядит отвратительно.

2. Современный историк не умеет построить в своем сознании образ собеседника, с которым он ведет диалог через свою статью или книгу.

3. Современный историк не очень интересуется тем, насколько востребована в обществе сфера его исследований, и слабо ориентируется в тематике, вызывающей острый общественный интерес.

4. Современный историк не знает и часто не желает знать механизмов коммерческого книгоиздания, да и вообще правил, по которым историческое знание функционирует за пределами научного сообщества.

5. Подавляющее большинство историков старшего поколения не имеют никакого философского багажа, помимо марксистского.

6. Подавляющее большинство историков старшего поколения крайне слабо разбираются в религиозных проблемах, не имеют представления об истории Церкви.

Так вот, все это — пробелы в образовании, знаниях и навыках «армии историков», препятствующие полноценной адресации их трудов обществу.
Сегодняшним историкам требуется больше искусства, больше культуры, больше литературы, а им… продолжают давать больше математики и «наук о земле».
(

? - F

.)


...


Гораздо сложнее историософия. Зато она дает больше творческого простора.

Историософ выдвигает себя на роль интересного собеседника для интеллектуалов. Он предлагает им игру, где хорошая литература — с полным арсеналом художественных приемов, образностью, метафоричностью — совмещена с философической «подкладкой» и поставлена на прочное основание исторического материала. Интеллектуальная игра (в сущности, развлечение для изысканного ума, утонченный досуг образованного человека) составляет суть направления, которому С.А. Экштут дал удачное название «историософский маньеризм». Мастерство историка, ведущего подобную игру, заключается в том, чтобы, задав тему диалога, предвидеть вопросы, которое возникнут в будущем у читателей, и не разочаровать их своими ответами на еще не заданные вопросы…

С.А. Экштут высказался на этот счет с большой отвагой: «Мы живем в идеальное время для историософских опытов, когда есть все условия для содержательной, а не спекулятивной интерпретации исторического процесса… Тяга к потустороннему и неземному потеснит гуманистический оптимизм… Воображение и интуиция, связь с мистикой станут новыми опорами для деятельности ученого. Он устремится к виртуозности и усложнению традиционных мотивов. Субъективная основа творчества властно заявит о себе: изучение объекта исследования станет диктоваться внутренним чувством мастера и подчиняться ему… Объективизированному изображению мира будет противопоставлено его художественное воссоздание, ставящее эмоции и переживания выше соблюдения внешнего правдоподобия. Историософские опыты станут сплавом науки с литературой и искусством».



Наконец, четвертая форма адресации — персональная история.

Игры в ней нет. Она уходит корнями к Плутарху, к житиям святых, к древним притчам. Основная ее суть — дать современному интеллектуалу информацию о тех глубинных пружинах, которые двигали жизнь духовно родственных ему фигур в прошлом.

Человек, специализирующийся в персональной истории, видит в изучении судьбы одного-единственного исторического деятеля большую ценность, нежели в исследовании периода большой длительности, истории целого региона или крупной социальной группы. Результат этого исследования рассматривается как самоценный и не предназначается для дальнейшего синтеза. Из судьбы одной персоны — все равно, исключительной для своего времени или встроенной в массовый поток, — извлекается духовное зерно или же экзистенциальная суть. Ее жест, ее каприз, эпизод в ее судьбе могут нести в себе информацию исключительной важности, поскольку «проявляют» скрытые механизмы личности в критической ситуации. Те механизмы, что остаются тайной за семью печатями при ординарном течении жизни. Итог работы историка-«персоналиста» — реконструкция этических, религиозных, психологических образцов поведения личности в обстоятельствах исторического прошлого. Поскольку судьба «портретируемого» во всех случаях уже завершена, вглядываясь в ее обстоятельства из своего времени, историк видит результат слов и поступков персоны и, следовательно, может в какой-то степени подвести итог… Любые обстоятельства могут повторяться в истории бесконечное количество раз. Значит, сведения о том, как вели себя в них люди прошлого, остаются настоящей драгоценностью для современного человека. Он может использовать чужой духовный опыт как своего рода «кирпичики», сознательно выстраивая собственную личность и собственную судьбу. А живым «передаточным звеном» этого опыта и становится историк. Притчевость, содержащаяся в жизнеописаниях людей прошлого, — если, конечно, уметь извлекать ее осознанно, со всем инструментарием современной науки — никогда высокой цены не потеряет.

Во всех перечисленных случаях историк работает без малейшей надежды на то, что ему удастся понять глобальные закономерности истории, объяснить настоящее и предложить достоверные модели будущего. Это пустой соблазн. Точно так же ему не суждено повлиять на решения правительства даже в самой малой степени, и он это знает. Его тексты не станут изучать на студенческой скамье и, стало быть… забудут их на второй день после экзамена. Его труд не совершит никакого переворота в науке. Но историк может оказывать важные интеллектуальные услуги своему современнику. И в этом состоит главный смысл переадресации его труда: по собственному выбору быть полезным отдельной личности, смиренно послужить ей. «Смирись, гордый человек…»


Десять лет назад очень хорошо сказал об этом известный историк и публицист С.В. Кизюков: «Цель исторической науки вовсе не состоит в том, чтобы предсказывать будущее. Этот ныне успешно опровергаемый лозунг, этот прагматический взгляд инженера-большевика или советского “физика” 60-х годов — просто короткая дань моде эпохи технологий. Историк, рассказывая “историю”, организует информацию — и в этом состоит его великая, почти что жреческая роль в современном мире, поскольку лишь структурированное знание о прошлом спасет человека от “ужаса бытия”. Здесь, впрочем, у каждого свои способы спасения. Дело историка не “подбор фактов”, не “предсказание”, не “критика источников” и уж тем более не какое-либо “открытие законов истории”. Его труд — рассказывать истории о прошлом, оперируя знакомыми всем категориями, укладывая материал в понятные человеческому сознанию формы. Это значительно более благородная задача, чем все вышеупомянутые “псевдозадачи”».


 3.6.33.6.3

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
«Политика должна быть не более и не менее как прикладной историей. Теперь она не более как отрицание истории и не менее как ее искажение» Ключевский


Оттуда же - мнение о взглядах государства на историков и их функции.





....В подавляющем большинстве случаев их работу заказывает государство. И чем дальше, тем сильнее впечатление, что оно не очень понимает, для чего ему понадобились историки.

Да, разумеется, историки есть в Европе, и, значит, у нас они тоже должны быть. В конце концов, некоторые вещи престижны для державы с серьезными политическими амбициями. Надобно иметь не только армию и флот, герб и гимн, конституцию и парламент, но также собственную академию наук с институтами исторической направленности, собственную историческую энциклопедию, собственную профессуру, из года в год читающую лекции на исторические темы. Без этого — неудобно! Там — от Смоленска и дальше на запад — преподают историю в школах и университетах. Следовательно, и нам без нее не обойтись: положение обязывает выглядеть не хуже (или хотя бы ненамного хуже), чем выглядят контрагенты нашей политической элиты по экономическому и дипломатическому диалогу.

Иначе — засмеют! Неприятно.
Однако… действительный смысл дорогостоящего содержания многолюдной армии историков от государства ускользает.

...

Разумеется, государство заинтересовано в том, чтобы преподавание истории велось в рамках господствующей на данный избирательный цикл идеологии и не выходило за пределы лояльного отношения к правительству.

...

Государство не основывает какой-либо деятельности на статьях и монографических работах профессиональных историков. Оно не приглашает их в качестве консультантов для решения каких-либо социальных и культурных вопросов, помимо, быть может, обоснованности некоторых юбилеев.

...

Изредка оно отправляет вниз по инстанциям запросы, на которые историкам приходится отвечать, составляя экспертные записки. Оные записки подшиваются к делу, прибавив ему символическую научную обоснованность, но никак не используются. Если историк-профессионал является добрым знакомым крупного чиновника или политтехнолога, то его иногда приглашают поучаствовать в идеологической и/или информационной кампании в эпизодической роли. Время от времени власть инициирует создание идеологически выверенного учебника или… осуждение учебника, идеологически не выверенного. Тогда историки опять приглашаются для исполнения особого заказа сверх ординарной повседневной деятельности.

Но в ста случаев из ста правительство не будет использовать данные, полученные трудом профессиональных историков, для внесения каких-либо корректив в долгосрочные стратегии, в идейное наполнение политического курса или в работу административного аппарата.

Очень верно для наших дней звучат слова, сказанные когда-то В.О. Ключевским: «Политика должна быть не более и не менее как прикладной историей. Теперь она не более как отрицание истории и не менее как ее искажение».

Таким образом, современный историк принимает на себя роль живого элемента декораций.

 3.6.33.6.3

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru