Про "русский рок"

 
1 2 3 4 5 6 7 14

Vale

Сальсолёт

Vale>> Если не затруднит, скажите, когда вы были крайний раз на концертах Гребенщикова, и бывали ли до того.

U235> Никогда. Я только одну его песню могу слушать, а остальные мне не интересны. Зачем мне на него ходить?


Спасибо большое.
"Не следуй за большинством на зло, и не решай тяжбы, отступая по большинству от правды" (Исх. 23:2)  42.042.0

Android

старожил
★★☆
U235> ..ну и прочие, кто реально популярны среди широких масс...
Ты "Пикник" забыл;)
Главное в психиатрии первым надеть халат.  46.0.2490.8646.0.2490.86

U235

старожил
★★★★★
Android> Ты "Пикник" забыл;)

Да много кого забыл :) Не так уж и мало у нас популярных рок-исполнителей самого разного плана.
В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее  42.042.0

Android

старожил
★★☆
Vale> Насколько он вырос как музыкант, насколько лучше был звук, и насколько зрелищнее стал выглядеть концерт - я видел своими глазами.
И что из этого? Он что, стал играть другую музыку и писать другие тексты? Звук и зрелищность не говорит о качестве самой музыки.
PS. Что за музыкальный редактор сегодня на VBC! Третий раз за сегодня БГ врубает!
Главное в психиатрии первым надеть халат.  46.0.2490.8646.0.2490.86
RU Виктор Банев #07.12.2015 10:36  @Vale#07.12.2015 02:30
+
+1
-
edit
 
Vale> Насколько он вырос как музыкант, насколько лучше был звук, и насколько зрелищнее стал выглядеть концерт - я видел своими глазами.
Я лучше пойду околоэлитарную заумь Боба слушать, чем быдлорок Шнура. Кстати, музыкальное сопровождение у Боба всегда было на уровне, даже если это простой акустический концерт.
Просто Боб "склонен видеть деревья там, где мы склонны видеть столбы"©
Жалко только, Олег Сакмаров ушел. Я с ним с детства знаком. Хороший музыкант.
Вселенная так велика, что нет такого, чего бы не было.  11.011.0
RU Android #07.12.2015 10:41  @Виктор Банев#07.12.2015 10:36
+
+1
-
edit
 

Android

старожил
★★☆
В.Б.> Я лучше пойду околоэлитарную заумь Боба слушать, чем быдлорок Шнура.
Я, к счастью, обоих на одну чашу весов ставлю. Ни того, ни другого не слушал и не собираюсь слушать и слышать.
Главное в психиатрии первым надеть халат.  46.0.2490.8646.0.2490.86

xo

аксакал

В.Б.>> Я лучше пойду околоэлитарную заумь Боба слушать, чем быдлорок Шнура.
Android> Я, к счастью, обоих на одну чашу весов ставлю. Ни того, ни другого не слушал и не собираюсь слушать и слышать.

Унылая музыка стала, рок-то. А вот где не г**норок много талантливых команд, играющих интересную музыку, да только вот пробиться на большую сцену нереально.
 47.0.2526.7647.0.2526.76
+
-
edit
 

Luchnik

аксакал
★☆
В.Б.>> Я лучше пойду околоэлитарную заумь Боба слушать, чем быдлорок Шнура.
Android> Я, к счастью, обоих на одну чашу весов ставлю. Ни того, ни другого не слушал и не собираюсь слушать и слышать.
А я обоих могу послушать. Но без фанатизма.

Как там :
"Что толку быть собой,
Не ведая стыда,
Когда пятнадцать баб
Резвятся у пруда…
Нагие поезда,
...
"

Или :
"
...
WWW Ленинград
Spb точка ру
WWW Ленинград
Spb точка ру
...
"

:D
 1515
+
+2
-
edit
 

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆
Кормильцев мне всё больше нравится.

Это просто прекрасно. Рекомендуется к прочтению целиком - хотя бы ради художественного удовольствия.

Великое рок-н-ролльное надувательство-2. Часть первая

Великое рок-н-ролльное надувательство-2. Часть первая // www.apn.ru
 

Печальная история русского рока так пока, к счастью или к несчастью, не обрела своего Макларена, который снял бы сиквел под названием «Великое рок-н-ролльное надувательство-2» Ибо, как и в той британской истории, мы имеем дело со старинным филистерским трюком: конвертацией гнева поэтов в политический капитал власть имущих с последующей сдачей на расправу обманутой толпе сделавших свое дело мавров.
 



Когда мы перестали слушать чужой музон и начали делать свой, мы понесли его на показ советской власти — во-первых, потому, что нужно было получить литовку, во-вторых, потому что для нас это было не в большей степени походом в логово врага, чем для Мальчиша-Кибальчиша — визит в штаб Красной Армии. Нет, разумеется, мы не были тотально наивны — мы уже имели к тому моменту приличный опыт столкновения с мутноглазыми цыплятами, но считали, что у власти этот бесстыжий курятник тоже должен был вызывать некоторое беспокойство.
 




...

Две самых стойких и расхожих легенды «про русский рок» это то 1) что сначала он «подвергался репрессиям», а затем 2) «КГБ организовало рок-клубы».

Все живучие легенды редко бывают стопроцентной ложью, их природа всегда лежит в зоне полуправды.

Репрессий не было. По крайней мере, я их не видел. Была вялая бюрократическая волокита, столь типичная для смертельно больного апатией и нерешительностью динозавра брежневизма. Бумажная возня идеологических чиновников, толком не понимающих, что им делать с этими дурацкими рокерами. Не имеющих ни привычки, ни желания решать что-либо без команды сверху. И когда команда, наконец, поступила, чиновники были безмерно рады. Содержание команды не имело ни малейшего значения: сказали бы "всех посадить!" — посадили бы, сказали бы "всех разрешить!" — разрешили. Возможно, где-нибудь в архивах ФСБ и валяется бумажка, на которой написано «организовать рок-клуб» — и что? С тем же успехом можно было написать «организовать лето» или «признать необходимым существование облаков». Мы просто были — как лето или облака. Другой вопрос, что теперь мы им понадобились. Не Олюнину, конечно, не простому обкомовскому цыпленку. Тем петушкам, что уже кукарекали на Старой площади и отчаянно придумывали, как им выжить из курятника обветшалую старую гвардию, по-прежнему лелеявшую пусть и жалкие, но все же рудименты неудобной красной веры.

Хотя кроме рациональной социальной истории есть и история мистических откровений. Чем дольше я живу, тем больше убеждаюсь в том, что, не прислушиваясь к ней, ничего не объяснишь.

Последнее брежневское лето в Свердловске было умеренно жарким и приятно расслабленным. Мы только что записали «15» и альбом нужно было срочно копировать на бобины. Один «Акай» был у Андрюхи, но у всех остальных были только «Ноты». Тогда, в эпоху аналоговой техники, качество магнитофонов имело важное значение для успеха записи. Второй импортный бобинник нашелся у Таньки, с которой у Андрюхи тогда был роман. Но девушка сказала, что технику на вынос не даст, да и родители заругают. Пришлось Андрюхе таскать свою бандуру к Таньке, благо жили они в соседних подъездах обкомовского дома. Копий требовалось много, а перезапись в ту пору производилась исключительно в режиме реального времени. Даже флиртующей парочке бывало тоскливо так подолгу оставаться наедине: так в комнате Таньки в главной квартире города оказался однажды и я. С бутылкой, разумеется. Пили, слушали в сотый раз альбом, и тут в коридоре открылась входная дверь, расположенная прямо рядом с дверью в комнату, где сидели мы. «Хоре шуметь, — шикнула Танька. — Отец пришел!» Мы замерли. Послышались шаги, которые сначала проследовали мимо нас, потом вернулись обратно. Дверь приоткрылась, и показался хозяин. Окинув взглядом комнату, тихо (дальше в глубинах квартиры скрывалась жена) сказал:

— Вижу, молодежь отдыхает? А как насчет того, чтобы отдохнуть с молодежью?

Андрюха сразу понял намек, вытащил из тумбочки нашу бутылку «Havana Club» и налил стакан. Взяв стакан в здоровенную неполнопалую лапищу, хозяин сказал:

— Давайте выпьем за вас, за молодых. Вы еще нам очень понадобитесь, — и потянулся стаканом ко мне.

Посмотрев в глаза этому человеку, которого я в первый и последний раз видел не на экране телевизора, я сказал как Штирлиц:

— Прозит, Борис Николаевич!


Глядя на могилы на солдатских кладбищах или на «аллеях бандитской славы», или даже вглядываясь во вполне благополучные, но полные какой-то животной, скотской тоски лица моих бывших коллег по русскому року, я понимаю теперь, зачем мы им понадобились.

Не буду врать — я не знаю, кто первым догадался, что «русским роком» можно воспользоваться (впрочем, как и всеми другими проявлениями социальной самодеятельности молодежи). ...

...

Так оно было или как-то иначе, но все последующее оказалось триумфом вовсе не скучного кальвинистского неолиберализма, как наивно полагают многие, а именно Ситуационизма. Ни одно другое историческое движение не пользовалось техникой апроприации в таких масштабах. Все пошло в топку паровоза, увлекающего за собой «поезд в огне», — красные знамена и царские штандарты, унылое недовольство стоящего в очереди за водкой обывателя и суконные инвективы вермонтского занародстрадальца. Попали в нее и мы грешные. И нельзя сказать, чтобы нам это нравилось. С самого начала взаимного доверия не было ни на грош — а откуда бы ему было взяться? Слишком свежи были воспоминания о том, как те же люди, что теперь чуть ли не носили нас на руках, не давали нам ходу (никогда не забуду дрожащую руку Бурбулиса, которой он, услужливый как гарсон, разливал портвейн по стаканам в гримерке, уговаривая перед концертом господ музыкантов поддержать со сцены его кандидатуру.)

Видеть это было, безусловно, противно, но мы утешали себя тем, что нас, судя по всему, боятся. Выпускают пар в свисток, чувствуя свою историческую вину. И, на уровне рядового цыпленка, возможно, оно так и было. Но где-то в штабе удовлетворенно повторяли заученную на лекциях по истории марксизма бернштейновскую максиму «Движение все», заканчивая ее «а цель определяем мы».

Еще мы утешали себя тем, что сами не лжем. «Мы ждем перемен» — разве это не так? «Скованные одной цепью» — разве это не очевидно? «Твой папа — фашист» — а кто же он еще? Мы были слишком наивны, чтобы понимать: будущее принадлежит тому, кто владеет монополией на интерпретацию настоящего. «Мы ждем перемен», — пел Цой, а какой-нибудь Черниченко объяснял каких именно. «Скованные одной цепью», — пели мы, а какой-нибудь Коротич объяснял, что речь идет о шестой статье Конституции. «Твой папа — фашист!» — вещал Борзыкин, а «Новый мир» объяснял: да, таки фашист, потому что в детстве плакал, узнав о смерти Сталина.

Мы приезжали в Москву — и нас тут же, как кита рыбы-прилипалы, облепляли незнакомые нам благожелатели. Одни просто хотели заработать денег, и эти были самые безобидные. Другие же самозабвенно ваяли идеологические основания нового режима: «Как трудно быть молодым», «Маленькая Вера» (действительно, маленькая) — что там еще? «Любера»? «АССА»?

Третий Рим всегда прикармливал клиентелу из идеологических лакеев и проституток, находящихся в постоянном творческом поиске высоких покровителей. С падением советской парадигмы наступило их осевое время. И время нашего Позора. Хотя внешне оно и выглядело временем нашей Славы. Многие — самые чуткие и хрупкие — начали умирать под занавес восьмидесятых. Другие предпочли воспользоваться предложенной Гребенщиковым формулой «Рок-н-ролл мертв, а я еще нет», хотя время для предательства каждый выбирал сам. У кого-то оно наступило в 1993, у кого-то — в 1996, а у кого-то — в 2005-ом.


 28.028.0
07.12.2015 13:03, Luchnik: +1: Про Таню шикарно. :)

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆
Часть вторая.
Кстати, как раз о собирании стадионов.

Великое рок-н-ролльное надувательство-2. Часть вторая

Великое рок-н-ролльное надувательство-2. Часть вторая // www.apn.ru
 



Наибольшее подозрение вызывал размер толп. Нет, разумеется, артисту нравится, когда публики много. Стадионы и дворцы спорта после ДК и подвалов, не говоря уже о квартирниках, приятно возбуждали и тешили самолюбие. (А некоторые — как, например, «Алиса» или «Кино» — только в этих условиях смогли найти свою специфическую энергетику и стиль). Но одновременно это же и пугало: мы слишком хорошо помнили, что большинство этих людей еще пару лет назад слушали советскую попсу и западное диско — и вовсе не потому, что не могли достать самиздатовских магнитоальбомов — просто эта музыка больше соответствовала их запросам. Когда прожекторы перестройки выхватили из полумрака наши смущенные ряды, широкие народные массы слетелись на свет по тому же самому механизму, по которому на лампочку на дачной веранде слетается мошкара. Казалось сбывается (анти?)утопия БГ:

Еще немного, и сбудется мечта,
И наши люди займут места,
Под страхом лишения рук или ног
Мы все будем слушать один только рок.


Русский рок мыслил себя изначально как искусство довольно ограниченной социальной группы — или просто привык к такому положению за десять лет андерграунда. Поэтому когда с наступлением 90-ых стадионные толпы кинулись, топоча, в направлении афиш с надписью «Ласковый май» наступило не разочарование — облегчение.

...

К 1990 году русский рок полностью утратил свою конъюнктурную привлекательность. Серебряная ложечка в форме гитары, которой разбивали скорлупу советской системы, была отложена в сторону, а те, кто ей орудовали, бросились, затаптывая соседа, в пробитую брешь делить мягкий белок и беззащитный желток реальных ценностей. Нас оставили там, где мы изначально и хотели быть — в покое. И началась золотая эпоха русского рока. Да, вопреки широко распространенному мнению я считаю, что именно 1990–96 гг. имеют право носить это имя. Именно тогда были записаны лучшие альбомы, сказаны главные слова, сыграны самые сильные концерты. Именно тогда музыканты занимались тем, чем они должны были в основном заниматься. Музыкой. Власть нас не замечала, а мы ее презирали — и это всех устраивало.

Для любителей исторических мифов достаточно будет сказать: если русский рок выражал идеологию победившей элиты, то где же тогда правительственные концерты в КДС? золотой дождь внимания и государственные премии? Нет, в Кремле пела и плясала истинная, посконная любовь кремлян — попса. Проводила «Рождественские встречи» дебелая Алла Пугачева, заводил свою вечно одинаковую песню с вечно разными словами лилипут Газманов, ублажали ресторанный досуг малиновых пиджаков «На-На» и Шафутинский. Рокеров не было на этом празднике жизни. (Пара-тройка орденков полученных теми, кто сдуру примчался на августовские баррикады, не в счет. Кого только на этих баррикадах не было! Без преувеличения две трети нынешних разоблачителей «антинародной олигархии» на них так или иначе отметились.)

Это — о тусовочных радостях. Если же говорить о творчестве, вы не найдете у рокеров вроде бы ожидаемых пеанов наступившим светлым временам. От «Московской Октябрьской» БГ до «Титаника» НП, от демонических кошмаров «Алисы» до разночинской тоски Шевчука (промолчу уж о конкретно политизированных Талькове и Летове) — все было наполнено ощущением надвигающейся катастрофы, подступающего кошмара, наставших темных веков.

...

Итак, подводя итог, в каком-то смысле для нас наступило новое подполье — только относительно сытое и комфортное. Безусловно, у этой ситуации, как и у всякой ситуации на свете, имелась своя изнанка. Имя ей было — коммерциализация. Потому что в новых условиях выжить могли только монстры. Весь же второй эшелон, молодая смена русского рока оказались обречены на вымирание в соответствии с суровыми законами социального дарвинизма.

Сколько великолепных групп погибло в начале девяностых! «Нюанс» и «Вежливый отказ», «Апрельский марш» и «Выход»… дополните список сами. Кто-то спекся, кто-то ушел в бизнес, кто-то эмигрировал… Это отсутствие резерва со временем сыграла трагическую роль в кризисе и последующем угасании русского рока.

Ну и становление капиталистической системы шоу-бизнеса. В 90-ые мы еще гордились тем, что, в отличие от попсовиков, сами набирали и увольняли директоров и никогда не проплачивали эфиры. Но было понятно, что общие законы рано или поздно возобладают — на то они и общие законы.

...

Инкубационный период закончился весной 1996 года. Как я умолял, как уговаривал Хипа (тогдашнего директора «Наутилуса») во время долгих, бесконечно долгих телефонных разговоров между Прагой и Москвой не делать этого! Он лепетал в ответ, что-то про деньги, про давление Лисовского и Стаса Н., про то, что отказываться никак нельзя. Я не то чтобы проявлял особую идейность и сознательность: я просто чувствовал селезенкой, что этого делать нельзя. Но мы очень гордились тем, что все решения в нашей группе принимаются коллегиально: чего стоила моя селезенка против мнения товарищей? «Наутилус», как и целый ряд других рок-групп, отправился в тур «Голосуй или проиграешь».

Я вовсе не хочу выглядеть рыцарем без страха и упрека. Я оказался немногим лучше своих сразу же капитулировавших перед натиском политтехнологов от шоу-бизнеса товарищей. Не прошло и пары месяцев, как теплым пражским утром я пошел и сам сделал это. Проголосовал за Ельцина.

...

Предвыборная кампания закончилась, все вернулось на круги своя. Заказчики расплатились с артистами по положенному прайсу и снова забыли про их существование. Этот цикл отношений с цыплятами (которые, впрочем, к тому времени стали шикарными петухами с хвостами от Версаче) повторится еще не раз. Словно те, запомнив, что есть такая волшебная и недорогая ложечка, которой в критический момент можно пробивать брешь, каждый раз по привычке хватались за нее, не замечая, что в ней все меньше звонкого серебра и все больше — тусклого, податливого олова.

Затем промчался бурный и дурной конец декады, устремившейся к миллениуму. Распалась при обстоятельствах достойных римейка рассказа «Проклятие гробницы фараона» моя группа. Прогремел дефолт, отделивший зубчатой пилой валютного курса время надежд от времени безнадежности. Сорвалось с ломких губ Лагутенко словечко «рокопопс», выкинутое как белый флаг окончательной капитуляции невозможного островка свободы перед циничной реальностью. И в тот самый момент в судьбе казалось бы уже окончательно списанного в архив русского рока случился новый поворот. Курятник в очередной раз перессорился между собой, выясняя, кто же будет сидеть на верхней жердочке. Цепкая лапка слетевшего с насеста и отброшенного ударом клюва аж за Ла-Манш петушка в очередной раз схватилась за спасительную ложечку.

По свидетельству очевидцев чудо произошло в одном из московских мебельных магазинов. Один молодой человек — еще совсем недавно преуспевающий директор столичной FM радиостанции, а теперь временно безработный — вышагивал по торговым площадям и подыскивал себе подходящий диванчик. (Или это был журнальный столик? Я не помню, да это, в сущности, и неважно.) Гораздо важнее то, что в этот момент в кармане у него зазвонил мобильный телефон. Молодой человек поднес к уху трубку и безразлично произнес: «Алло?» В следующее мгновение выражение его лица изменилось: «Да, Борис Абрамович, я слушаю!»

Как утверждает статистика, в мире существует не менее трехсот тысяч Борис Абрамовичей. Однако каким-то мистическим образом все невольные свидетели этого телефонного разговора поняли, с каким из них именно ведется беседа. По крайней мере, когда молодой человек закончил произносить в трубку бесконечные «конечно», «разумеется» и «я согласен» и осмотрелся по сторонам, он с изумлением отметил, что весь персонал салона — консультанты, продавцы, кассиры и охранники — в полном составе выстроился кружком вокруг него и напряженно взирает, словно на упавшего с неба марсианина.


История умалчивает о том, был ли куплен тогда диванчик (или журнальный столик?). Для нее важен тот факт, что в тот вечер на свет появилось «Наше радио». И вместе с ним наступил новый этап в жизни многострадального больного, по имени русский рок, которому реаниматологи никак не давали впасть в утешительную кому.

С полным основанием этот период можно назвать эпохой жесткого формата.


Великое рок-н-ролльное надувательство-2. Часть третья

Великое рок-н-ролльное надувательство-2. Часть третья // www.apn.ru
 



...

Не сработала и затея использовать русский рок в качестве точки сборки оппозиционных сил. ...

Тогда-то и всплыло некогда пущенное Федором Чистяковым в порядке самоиронии словечко «г**норок», только теперь никакой иронии в нем не было — констатация голого медицинского факта.

Уж не знаю, на что рассчитывал спонсор телефонного разговора в мебельном салоне — том самом разговоре, о котором упоминалось несколько выше и с которого и началось «Наше радио» — поддался ли просто буйному полету своей фантазии (в это легко можно поверить, учитывая бесславный финал всех прочих его антикремлевских затей) или же его молодой собеседник, ставший генеральным директором рупора г**норока, сразу же сдал затею с потрохами «кому следует» (ходят и такие слухи), и начал счастливо зарабатывать презренный металл на рискованной, но хлебной должности двойного агента. Но кроме вот это самого жесткого формата (радийного синонима клонирования беспомощности по методике овцы Долли), а также окончательного низведения русского рока в лимб развлечения для социальных лузеров (моя клубно-электронная дочь в тот период увлеченно мне сообщала: «Рокеры — они такие… грязные, стоят целый день в подземном переходе, лузгают семечки, пьют дешевое пиво и курят LM…»), эпоха «Нашего радио» ничем более не прославилась.

...



Эпилог

Как это не банально звучит, у любого явления искусства есть две стороны и две истории. Одна соответствует его метафизической сущности и обращена к вечности. Другая обращена к своему времени и соответствует сущности политической.

Политическая история русского рока по преимуществу завершена, так же как завершилась парой десятилетий раньше политическая история рока западного. Явление искусства не может долго служить точкой сборки социальных чаяний: так рок-н-ролл в западном мире еще долгое время оставался символом незавершенных революций шестидесятых. А потом выяснилось, что символ мертв — монстра рока выгрызли изнутри мыши шоу-бизнеса и термиты MTV.

Примерно то же самое случилось и с русским роком, как только окончательно исчерпал свою инерцию импульс ожиданий, сформированный в 1980-е. В этом случае обыкновенно остаточную символическую ценность пытаются присвоить себе носители противоположного дискурса, а сами создатели смысла эволюционируют en masse традиционным путем — от бунтарей к охранителям. Это случалось неоднократно в прошлом, это случится еще не раз в будущем.

Люди, прикрывающие ладонью зевок на какой-нибудь современной постановке «Эрнани», могут только недоумевать, каким образом эта запутанная разбойничья история послужила детонатором к июльской революции 1830 года и окончательному падению дома Бурбонов. Разумеется, это не мешало политическим троечникам во все времена — в попытках внести смысл в свою бессмысленную власть — хвататься за устаревшие орудия культурной войны, не понимая того, что порох в них отсырел. Ведь им просто не по силам предугадать ту новую точку, в которой общественная эмоция начинает вызревать в кристалл мобилизующего смысла — иначе они были бы революционерами.

На сегодняшний день ясно только одно — точка эта не имеет никакого отношения к русскому року. Потому что снаряд никогда не попадает дважды в одну воронку.

Метафизическая же история русского рока продолжается и будет продолжаться, пока на Земле остается хоть один человек, у которого будут звучать в сердце песни чужой молодости.

июнь-июль 2006


 28.028.0
Это сообщение редактировалось 07.12.2015 в 12:52

16-й

опытный
★★
Luchnik> А я обоих могу послушать. Но без фанатизма.

Я тоже. Шнура поменьше, "Аквариум" побольше. Ну, и по-моему (я на музыкальность не замахиваюсь) играют они вполне интересно.
 46.0.2490.8646.0.2490.86
RU Виктор Банев #07.12.2015 13:49  @Luchnik#07.12.2015 11:06
+
-
edit
 
Luchnik> WWW Ленинград
Luchnik> Spb точка ру
Luchnik> WWW Ленинград
Luchnik> Spb точка ру
Классные стихи. Рифма т.н. "абсолютная". Не каждому поэту удаётся.
Сравните:
Чернилами я не марал бы пальцы,
Не засорял бумагою чердак,
И за бюро, как девица на пяльцы,
Стихи писать не сел бы я никак.
(А.С. Пушкин)
По-моему, отстой.
Вселенная так велика, что нет такого, чего бы не было.  11.011.0
+
-
edit
 

ahs

старожил
★★★★
Vyacheslav.> В финке государство платит стипендию музыкантам, те имеют возможность зарабатывать на хлеб музыкой даже на начальном этапе карьеры. Это основная причина, почему Финляндия в последние годы дала достаточно много хороших коллективов.

То-то Korpiklaani на девяти альбомах так и не смогли бросить другие заработки :D
Вопрос денег у музыкантов - это вопрос развитости сцены, а раньше еще вопрос развитости записи. Узкая сцена - даже суперталант с душевным порывом никому ничего не докажет. Есть кому слушать - тут же реализуется анекдот про джаз-гитариста, который знает 3000 аккордов и имеет 3 слушателей, и рок-гитариста, который знает 3 аккорда и имеет 3000 слушателей. Русскорокеры как раз попали на пустую сцену и почти сразу ее сдали неталантливым, но более продвинутым в реалиях попснякам. Потом вернулись в виде того самого "г**норока".
Как показали исследования, те кто занимается утренней гимнастикой умирают гораздо реже, потому что их гораздо меньше.  47.0.2526.7347.0.2526.73

ahs

старожил
★★★★
16-й> Я тоже. Шнура поменьше, "Аквариум" побольше. Ну, и по-моему (я на музыкальность не замахиваюсь) играют они вполне интересно.

Музыкально попытка переслушать "Аквариум" для меня закончилась минут через двадцать ввиду отвращения, а нынешний Боб и в подметки не годится Шнуру в плане работы над собой. Шнуров вкалывает как лошадь долгие годы и таки научился играть, плюс нормальная команда, в итоге сейчас он весьма недурственно исполняет. А харизму у него не отнять.
Для меня куда большим разочарованием стала попытка послушать "Нау" :( Как я мог (в детстве) такую лабуду вообще на слух воспринимать?
Как показали исследования, те кто занимается утренней гимнастикой умирают гораздо реже, потому что их гораздо меньше.  47.0.2526.7347.0.2526.73

ahs

старожил
★★★★
Fakir> Итак, подводя итог, в каком-то смысле для нас наступило новое подполье — только относительно сытое и комфортное. Безусловно, у этой ситуации, как и у всякой ситуации на свете, имелась своя изнанка. Имя ей было — коммерциализация.

Ну какое нафиг подполье?
Проиллюстрирую простым примером:
Родилась в свое время такая простая и ненавязчивая штука, как гангста-рэп, родилась среди весьма самобытной музыкальной культуры (куда более богатой, чем советское музыкальное царство Аида) и в весьма определенной прослойке людей. Первые представители исполняли от души и про свое, причем издавались поначалу "в подполье". Ввиду неподдельного интереса публики выросла выручка, и как итог - "коммерциализация" и штампование невероятного г-на. Стал ли от этого самобытный росток начала 90-х менее интересным как социальное явление на фоне остальной музыки того периода? Нет. Стал ли этот росток и его гнойный плод более интересным музыкально? Нет. Топтали ли этот росток за все эти долгие годы? Да кому он нахрен сдался.
А у нас чуть без билетной выручки и запой не позволяет писать хоть что-то приемлемое - так сразу "подполье". У этого русского рока подполье не художественное, а с бомжами, к сожалению.
Как показали исследования, те кто занимается утренней гимнастикой умирают гораздо реже, потому что их гораздо меньше.  47.0.2526.7347.0.2526.73

ahs

старожил
★★★★
xo> да только вот пробиться на большую сцену нереально.

Большая сцена за титанами, причем не российскими. И титаны таки вымирают, невзирая на возраст причем. Ну если фестивали не считать.
Как показали исследования, те кто занимается утренней гимнастикой умирают гораздо реже, потому что их гораздо меньше.  47.0.2526.7347.0.2526.73

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆
>> Итак, подводя итог, в каком-то смысле для нас наступило новое подполье — только относительно сытое и комфортное. Безусловно, у этой ситуации, как и у всякой ситуации на свете, имелась своя изнанка. Имя ей было — коммерциализация.
ahs> Ну какое нафиг подполье?
ahs> ... А у нас чуть без билетной выручки и запой не позволяет писать хоть что-то приемлемое - так сразу "подполье".

Ты как-то невнимательно читал. Это он про первую половину 90-х - и называет их же "золотым веком". А "подполье" понимает как "можно всё, что хочешь, ограничений-запретов нет, никто не говорит, чего нельзя - и заказчика, который говорит, чего надо, нет тоже". Именно творческая свобода. Причём "сытая".
 28.028.0

U235

старожил
★★★★★
ahs> Потом вернулись в виде того самого "г**норока".

Про "г**норок" говорят в основном те, кто слушает сдувшихся кумиров 80ых и не желает знать, кто реально работает на большой сцене в этом жанре.

Упомянутый "Пикник", например, - вполне на уровне команда со своим стилем


ПИКНИК "Шарманка"
1999г. Режиссер, продюсер Станислав ДРЕМОВ piknik music russian пикник клип русский

Если уж кому нравится эзотерика и иррационализм, то это куда живее нынешнего Гребенщикова :)

Или вот Носков, который хоть и к относится к тому, старому, поколению, но вполне себе работает над собой и ищет что-то новое.

Вокал просто отличный.

"Город 312". Кто скажет, что это г**норок?

Город 312 - Гипноз
Началось голосование за премию Муз ТВ. Вы можете помочь занять лидирующие позиции любимым исполнителям. Голосуйте запесню "Гипноз" гр. ГОРОД 312, отправив SMS в соответствии с Вашей страной: Россия 966666229797 на номер 4449 Украина 3676766229797 на номер 7204 Белоруссия 4244146229797 на номер 3338 Казахстан 4264226229797 на номер 7122 Азербайджан 4264226229797 на номер 3303 Армения 4264226229797 на номер 7132 Германия dx4264226229797 на номер 82300 Грузия dx4264226229797 на номер 4161 Израиль 966666229797 на номер 4449 Киргизия 4264226229797 на номер 7122 Латвия dx4264226229797 на номер…


Город 312 - Останусь
Субботний вечер, эфир от 29.06.13
В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее  42.042.0

ahs

старожил
★★★★
Fakir> Ты как-то невнимательно читал. Это он про первую половину 90-х - и называет их же "золотым веком".

Это я как раз понял.

Fakir> А "подполье" понимает как "можно всё, что хочешь, ограничений-запретов нет, никто не говорит, чего нельзя - и заказчика, который говорит, чего надо, нет тоже". Именно творческая свобода. Причём "сытая".

Подполье - в смысле работали не на виду. Никто их не вытаскивал на площади, как до и после, вот народ и увиливал в сторону совсем попсы.
Как показали исследования, те кто занимается утренней гимнастикой умирают гораздо реже, потому что их гораздо меньше.  47.0.2526.7347.0.2526.73

ahs

старожил
★★★★
ahs>> Потом вернулись в виде того самого "г**норока".
U235> Про "г**норок" говорят в основном те, кто слушает сдувшихся кумиров 80ых и не желает знать, кто реально работает на большой сцене в этом жанре.

Г**норок - это формат "Нашего радио", про которое как раз упоминает выше Кормильцев. Чрезвычайно убогая в среднем музыка, причем с резко отрицательной динамикой качества.

U235> Упомянутый "Пикник", например, - вполне на уровне команда со своим стилем

Пикник работает в чужом стиле готик-рока 80-х :D

U235> Если уж кому нравится эзотерика и иррационализм, то это куда живее нынешнего Гребенщикова :)

И музыка всегда у них была лучше, чем у Гребенщикова, на мой вкус.

U235> Или вот Носков, который хоть и к относится к тому, старому, поколению, но вполне себе работает над собой и ищет что-то новое.

Это полный ппц в плане музыки.

U235> Вокал просто отличный.

:D:D:D

U235> "Город 312". Кто скажет, что это г**норок?

Я. Вернее, это не г**норок, а вторичная попса, которая кажется г**нороком (не путать с тем же ранним и средним МТ). Из того же ряда уматурман и прочий шлак. Эти люди без давления радио и тв не нужны были никому раньше и тем более не нужны сейчас.
Как показали исследования, те кто занимается утренней гимнастикой умирают гораздо реже, потому что их гораздо меньше.  47.0.2526.7347.0.2526.73
RU Balancer #07.12.2015 18:02  @Виктор Банев#06.12.2015 00:37
+
+1
-
edit
 

Balancer

администратор
★★★★★
В.Б.> ИМХО, тогда примерно русский РОК и закончился. Тогда еще пытались хорошо играть.

Ну, тут сложно границу провести. Рок протестный закончился к 1990-му. Рок противостояния с окружающим миром закончился во второй половине 1990-х гг. После этого массовый русский рок, действительно, умер, остались только отдельные команды, играющие для узкого круга ценителей :)

В.Б.> По мне так, Рок -все-таки МУЗЫКА

А по мне, рок — это тексты и экспрессия :D
 33
RU Balancer #07.12.2015 18:09  @Виктор Банев#06.12.2015 01:24
+
+1
-
edit
 

Balancer

администратор
★★★★★
В.Б.> Интересное дело: даже лучший русский рок - тот самый, времен ранних Нау и ДДТ, оказался делом сиюминутным.
В.Б.> А вот "Дип", "Лед", "Куин", "Юрай", "Джезро", "ЕЛП" и пр. 70-х годов слушаю до сих пор!

А я до сих пор слушаю Нау и Крематорий, но не слушаю ничего из тобой перечисленного, кроме Квинов :) Так что это чисто вкусовщина. Если брать мировую музыку в целом, то зарубежный старый рок тоже умер. А новый — популярен только в относительно узких кругах.

В.Б.> Потому что тогда играли Мастера. Блэкмор и Лорд, Меркюри и Байрон так же вечны, как Паваротти, Рихтер и Ростропович.

Как-то оно смешано сильно — примеры слишком разнокалиберные в рамках одной категории:

 
[image]
music-top.png (скачать) [45,98 кбайт, 2 загрузки] [attach=483912]
 
Прикреплённые файлы:
 
 33
+
-
edit
 

Balancer

администратор
★★★★★
Fakir> Для меня так Нау и ДДТ лучших лет - живее всех живых. Те же "Бриллиантовые дороги" - ИМХО на века.

Я «Дороги» никогда не любил. Зато и сегодня слушаю «Кто я?», «В который раз я вижу Рок-н-Ролл», «Последний человек на Земле», «Негодяй и ангел», «Наша семья», «Люди на холме», «Праздник общей беды» и т.д. :)
 33
+
-
edit
 

Balancer

администратор
★★★★★
carlos>> Так вот Наутилус на эту роль...
Fakir> Я его в 90-х сперва почти не замечал, смешно сказать - зацепил через Лукьяненко

Забавно, я через Лукьяненко открыл для себя Олега Медведева, Сергея Калугина, Motor-Roller... «Беломорс» одно время прикалывал, но потом приелся :)

А вот Нау я открыл примитивно. С общаги съехал в ~1991-м однокурсник, оставшиеся после него кассеты поделили пополам с другом на штуки. Стал потом слушать перед сном, что же там такое. Одна из кассет была сборником Нау :)
 33
RU Balancer #07.12.2015 18:19  @Виктор Банев#06.12.2015 02:29
+
-
edit
 

Balancer

администратор
★★★★★
В.Б.> так он даже сейчас и не пьёт. Не говоря уже о чем-нибудь другом.

«Мама я не могу больше пить» :)

Андрей Макаревич — человек,музыкант, бизнесмен [Balancer#20.08.15 01:41]

… — Как ты там пел, Маркер: «Ну-ка мечи стаканы»? Хе-хе-хе… — Не буду я больше это петь, — надул губы боец. — Почему? — Дуру фальшивым оказался. Мутным. — Как это? — Я сегодня слышал, как он орал: «Мама, я не могу больше пить!» — Да ну?! — А вот так. — Челы, они адназначна непонятные, — философски произнес уйбуй, не забывая следить за тем, чтобы бойцы не делали из бутылки больше одного глотка. — То просветление у них, то, наоборот, на глазах тупеют." // Вадим Панов, «День Дракона».   // Украина, Крым, Новороссия
 
 33
1 2 3 4 5 6 7 14

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru