Евро и кризис

 
RU maitredesir #22.01.2015 18:48
+
-
edit
 

maitredesir

новичок

ЕЦБ решился дать триллион евро на поддержку экономики

Специалисты по экономике, очень прошу пояснить, что это? В насколько крутое пике входит Евро, и является ли это вообще падением (хотя к доллару оно очевидно и стабильно падает уже несколько месяцев)? Может быть, эта единственная мера остановит девальвацию валюты? Кто ближе к истине, американец, заявивший, что "количественное смягчение — панацея для Европы и что этого будет достаточно", или немец, сказавший "Это акт отчаяния ЕЦБ"?
Интересны действительно причины, тенденции и прогнозы знающих и понимающих людей.
 39.0.2171.9939.0.2171.99
+
+1
-
edit
 

ahs

координатор
★★★
maitredesir> Может быть, эта единственная мера остановит девальвацию валюты?

:eek: Наоборот, смягчение призвано устранить нарастающие дефляционные риски, а евро однозначно будет девальвирован. Результаты будут в виде роста ВВП и нарастания инфляции в пределах 2%. Или не будут, как у японцев после короткого улучшения.

А у швейцарцев таки был инсайд, страждущим вывалят из вертолета не 500 миллиардов, а триллион.
Как показали исследования, те кто занимается утренней гимнастикой умирают гораздо реже, потому что их гораздо меньше.  39.0.2171.9939.0.2171.99
LT Bredonosec #22.01.2015 23:35  @maitredesir#22.01.2015 18:48
+
+1
-
edit
 
maitredesir> Может быть, эта единственная мера остановит девальвацию валюты?
вы смеетесь? печатный станок остановит девальвацию? ))
Он наоборот её усилит!
Просто в результате обвала рубля так получилось, что российские товары оказались значительно более конкурентоспособными, европейские - на рынке снг и некоторых развивающихся - откровенно дорогие (плюс санкции, то-сё) - итог - падение спроса, падение производства. Чтоб продать хоть что-то - люди вынуждены скидывать цены. Как итог - дефляция. Паение цен и дорожание денег. Итог - люди склонны придержать их, не вкладывать. Всё по кругу - экономике совсем не полезно.
Тем более, настроенной на высасывание новых и новых средств на поддержание самое себя.

Так что, будет вброс бабла в систему, чтоб обесценить накопления и долги, и побудить людей вкидывать свои сбережения в оборот, чтоб защищить их от инфляции. Что собсно и нужно жкономике.

ahs верно указал цель - достичь 2% инфляции. У нас какие-то анал-итики сиськи мяли по радио, но по сути всё как описал.
 26.026.0
EE Татарин #23.01.2015 02:25  @Bredonosec#22.01.2015 23:35
+
+5
-
edit
 

Татарин

координатор
★★★☆
Bredonosec> Просто в результате обвала рубля так получилось,
Рубль - это просто соломинка на верблюде.

Глобальная проблема и тренд последних лет 3-5 - Европа и её товары теряют конкурентоспособность.
Грубо говоря, они уже не настолько качественнее китайских, насколько дороже их.

Я даже по себе сужу: если раньше был выбор между китайским неизменно дешевым не-пойми-чем и европейским дорогим нормальным, то сейчас выбор уже совсем не тот. Китай поднял качество (во всех смыслах, включая "инновационность") своих товаров, и китайское теперь - неизменно дешёвое, но с качеством - что купишь и как повезёт.
Зато европейское - неизменно дорогое, но фиг знает, как там с качеством.

Буквально сегодня об этом подумал: купил немецкую газовую пьезозажигалку с длинным носиком для камина (старую китайскую тупо расплавили, оставили у решётке близко к огню, ещё вовремя забрали). 3 евро. Против китайской за евро с небольшим. То, что функционал у них строго одинаковый - это понятно, к этому я привык. Но вот то, что немецкая каждый десятый раз тупо не зажигает огонь - это был сюрприз.

То, что Нокия (или там Микрософт Мобайл) была всегда дороже китайцев - это было нормально. Но вот то, что проиграла она из-за своей неспособности соответствовать вызовам времени (а китайцы - смогли) - вот это мощный сдвиг. А валютные и торговые войны отсюда следуют неизбежно...

Короче, у Европы наступают интересные времена. Впервые за много-много лет Европа уходит с острия прогресса... европейские товары перестают быть самыми лучшими и прогрессивными. И начинают остро конкурировать по цене.
Соответственно, прежний курс евро (и вообще экономический курс) более не канает.

...
З.Ы. Не надо понимать меня так, что всё, хана европке и завалилась пирамида. Этот процесс растянется ещё на пару десятков лет. У Европы по-прежнему сильные научные школы, качественное образование, масса брендов и т.п. Но тренд для Европы страшненький. И его уже не переломить.
Херофобия - это иррациональный, неконтролируемый страх или тревожное переживание в момент предстоящего, а также существующего веселья. А вовсе не то, о чём Вы подумали.  39.0.2171.9939.0.2171.99
RU Kuznets #23.01.2015 15:01  @Татарин#23.01.2015 02:25
+
-
edit
 

Kuznets

Клерк-старожил

Татарин> Соответственно, прежний курс евро (и вообще экономический курс) более не канает.

ну как "прежний", она была и ниже паритета. и я уже слышал разговоры про это.
 35.035.0
EE Татарин #26.01.2015 02:17  @Kuznets#23.01.2015 15:01
+
-
edit
 

Татарин

координатор
★★★☆
Татарин>> Соответственно, прежний курс евро (и вообще экономический курс) более не канает.
Kuznets> ну как "прежний", она была и ниже паритета. и я уже слышал разговоры про это.
Ну так ясень пень, что слышал... это ж процесс-то - вовсе не внезапный(тм) и не первый год идёт.

Просто за последние 2-3 года произошли такие изменения, что их игнорировать уже совершенно невозможно.

Назови европейские товары, аналогов которым не производят в Азии?
Вот лет семь-восемь назад я б не задумываясь дли-инный бы список в ответ выдал бы. И был бы прав. А сегодня расклады уже качественно иные. Европа уже не в состоянии обеспечить себя выстех-товарами, которые ещё вчера экспортировала.
Не потому что "китайцы демпингуют, гады", а потому что компетенции утрачены. Или утрачена способность их нарабатывать - вот как у англичан с АЭС, вполне серьёзно готовятся китайские реакторы покупать, сами уже не могут , а не не хотят.
Херофобия - это иррациональный, неконтролируемый страх или тревожное переживание в момент предстоящего, а также существующего веселья. А вовсе не то, о чём Вы подумали.  39.0.2171.9539.0.2171.95
AT vyacheslav #26.01.2015 04:00  @Татарин#23.01.2015 02:25
+
-
edit
 

vyacheslav
viatcheslav_

опытный

Татарин> Глобальная проблема и тренд последних лет 3-5 - Европа и её товары теряют конкурентоспособность.

Подтвержу. Еще в 2008 о китайской угрозе всерьез не говорили для рынка промышленного хай-энда. За последние года три рынок размыло круто и многие товары из верхнего сегмента стали commodities. У нас в концерне направлений много, для некоторых пока неактуально, многие приспособились, но далеко не все.
 35.0.1916.15335.0.1916.153
UA Beholder44 #26.01.2015 10:24  @maitredesir#22.01.2015 18:48
+
-
edit
 

Beholder44

аксакал
★★

maitredesir> ЕЦБ решился дать триллион евро на поддержку экономики
maitredesir> Специалисты по экономике, очень прошу пояснить, что это?

Вотъ, интересно:

Евросоюз vs США: на пороге финансовой войны

Формально эта история началась 16 января 2015 года с внезапного решения швейцарских банковских гномов разорвать всякую связь своего франка с европейской валютой,… // alex-leshy.livejournal.com
 
В общем, похоже, именно это и выяснили швейцарские банковские гномы. Потому спешным порядком рубят швартовые канаты. Не считаясь с потерями. Кстати, видимо по этой же причине министр финансов РФ еще 14 января заявил, что ЦБ России продаст на рынке валюту из Резервного фонда «вероятно даже до конца текущего месяца». А в нем, кроме всего прочего, хранится $40,82 млрд, €31,39 млрд., и 5,76 млрд. британских фунтов стерлингов.

Исходя из вышеизложенного, получается, что существует большая вероятность того, что в этом году между Европой и США разразится полномасштабная фанансово-экономическая война. И дай Бог, чтобы она ограничилась только финансами и экономикой. Ибо слишком уж часто катаклизмы подобного масштаба приводят к обмену ракетно-артиллерийскими ударами. Хотя, надо отметить, у Европы есть и хороший вариант. Не только выжить, но и гарантированно победить. Всего то и надо, что начать налаживать нормальное, равноправное, дружественное и взаимовыгодное сотрудничество с Россией. Тогда и негативную зависимость от США довольно несложно получится купировать, и своим деньгам полезное применение найти. Другой вопрос, что для этого необходима соответствующая политическая воля. Есть ли она у европейцев — мы скоро выясним.
 
 39.0.2171.9539.0.2171.95
RU Kuznets #26.01.2015 23:16  @Beholder44#26.01.2015 10:24
+
-
edit
 

Kuznets

Клерк-старожил

но резервный фонд пилят не потому что евро падает.
 
DE Бяка #26.01.2015 23:22  @maitredesir#22.01.2015 18:48
+
-
edit
 

Бяка

имитатор знатока

maitredesir> ЕЦБ решился дать триллион евро на поддержку экономики[/url]
maitredesir> Специалисты по экономике, очень прошу пояснить, что это? Может быть, эта единственная мера остановит девальвацию валюты?

Это стандартная операция по эмиссии. Денег стало буквально нрехватать, того и гляди, дефляция наступит.


Пойми - деньги - это всегда долги. Любого рода.
Если начать гасить все долги и уничтожать деньги, поступающие от уничтожения долгов, в эмиссионные банки, то наступит, теоретически, время, когда деньги исчезнут. Совсем исчезнут. А долги всё равно останутся.
Потому, что сама эмиссия идёт в долг.
 40.0.2214.9140.0.2214.91
DE Бяка #26.01.2015 23:24  @Bredonosec#22.01.2015 23:35
+
-
edit
 

Бяка

имитатор знатока

Bredonosec> вы смеетесь? печатный станок остановит девальвацию? ))
Bredonosec> Он наоборот её усилит!

С одной стороны - печатный станок. С другой - товарная масса. Не стоит забывать о ней.
 40.0.2214.9140.0.2214.91
LT Bredonosec #27.01.2015 20:18  @Бяка#26.01.2015 23:24
+
0 (+1/-1)
-
edit
 
Бяка> С одной стороны - печатный станок. С другой - товарная масса. Не стоит забывать о ней.
ну да, ну-да )))

США, или Соединённые Штаты Абсента — Мегаполис

Иногда «блуждание» по Всемирной паутине преподносит сюрпризы. Чаще всего – это неожиданные комментарии к тем или иным опусам в средствах массовой информации. Настолько порой любопытные, что грех не выложить их на всеобщее обозрение. Правда, авторы предпочитают скрываться под анонимными «никами». А зря! Прочитав, например, вот этот, «Мегаполис» был бы не прочь познакомиться с его сочинителем. Эта своеобразная инструкция «по изобретению мыльных пузырей» в экономике была опубликована на сайте zakon.kz 28 апреля под псевдонимом «Гость». Итак, автора!  // www.megapolis.kz
 

 26.026.0

Bod

координатор
★★★☆

Европа второго сорта

Нет уже сладкой Франции. Жизнь в Мадриде далека от идеала. Кризис коренным образом изменил условия жизни во всей Европе. Продукты, услуги, стандарты труда и жилья становятся все хуже. Прежние добрые времена уже не вернутся. Падение уровня жизни в Европе происходит постепенно, на первый взгляд даже незаметно. Однако качество товаров и нашего образа жизни систематически движется по наклонной. // inosmi.ru
 
 31.931.9
+
+1
-
edit
 

Бяка

имитатор знатока

Bod> Европа второго сорта | ИноСМИ - Все, что достойно перевода

Интересно. А где же бродячий призрак Коммунизма?
 42.0.2311.9042.0.2311.90

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
Пол Кругман, "Выход из кризиса есть!" (2012)




... В последние несколько лет экономическое развитие в Европе и Соединенных Штатах Америки напоминает соревнование между больным и немощным или, если хотите, поединок, в котором решится, кто хуже отреагирует на кризис. В данный момент Европа, похоже, вырвалась вперед на пути к катастрофе, но до финиша еще далеко.

Если такое сравнение кажется вам жестоким или похожим на американское зубоскальство, позвольте прояснить: экономические беды Европы действительно ужасны, и не только из-за страданий, которые они причиняют людям, но и из-за политических последствий. Почти 60 лет Европа была вовлечена в своеобразный эксперимент, попытку преобразовать разоренный войной континент при помощи экономической интеграции, направить ее по пути мира и демократии. Вся планета поставила на успех этого эксперимента и в случае неудачи будет обездолена.

Эксперимент начался в 1951 году. Тогда было создано Европейское объединение угля и стали (ЕОУС). Не позволяйте прозаическому названию ввести себя в заблуждение: это оказалась в высшей степени идеалистическая попытка сделать невозможной войну в Европе. Введя свободную торговлю хотя бы углем и сталью — то есть отменив все пошлины и ограничения на заграничные поставки, так что сталелитейные заводы могли покупать уголь у ближайшего производителя, даже если он находился по другую сторону границы, — соглашение принесло экономическую выгоду. Кроме того, теперь французские сталелитейщики стали зависеть он немецких угольщиков и наоборот, так что любые военные действия между странами были бы чрезвычайно разрушительными и, как все надеялись, невозможными.

Создание ЕОУС было большим успехом и примером для ряда аналогичных соглашений. В 1957 году шесть государств Старого Света основали Европейское экономическое сообщество, таможенный союз с зоной свободной торговли внутри и общими пошлинами на импорт из-за пределов союза. В 70-х годах к этой группе стран присоединились Великобритания, Ирландия и Дания. Между тем Европейское экономическое сообщество постепенно расширяло свое влияние, предоставляя помощь беднейшим регионам и поддерживая демократические правительства на всем континенте. В 80-х годах прошлого столетия Испания, Португалия и Греция, избавившиеся от диктаторских режимов, были награждены членством в сообществе, и европейские государства упрочили экономические связи, гармонизировав регулирование, отменив пограничный контроль и гарантировав свободное перемещение рабочей силы.

На каждом этапе выгода от более тесной экономической интеграции сопровождалась еще более высоким уровнем политической сплоченности. Экономическая политика никогда не ограничивалась только экономикой. Она также служила средством стимулирования европейского единства. Так, например, экономические предпосылки для свободной торговли между Францией и Испанией во время правления Франсиско Франко были ничуть не хуже, чем после его смерти (проблемы с вступлением Испании в Евросоюз после смерти диктатора тоже никуда не делись), но цель присоединения демократической Испании к европейскому проекту была намного важнее свободной торговли с тоталитарным режимом. Данное обстоятельство помогает объяснить то, что теперь воспринимается как фатальная ошибка, — решение о переходе на общую валюту. Представители европейской элиты были до такой степени увлечены идеей создания мощного символа единства, что подчеркивали выгоды общей валюты и отмахивались от предупреждений о серьезных недостатках.

Проблема с (единой) валютой

Разумеется, использование нескольких валют сопряжено с реальными издержками, которых можно избежать при введении единой валюты. Бизнес с другими странами более затратен, если требуется менять валюту, иметь в наличии несколько разных и/или держать в банках мультивалютные счета. Возможность колебания курсов привносит элемент неуверенности. Планирование затрудняется, а бухгалтерия становится более запутанной, когда доходы и расходы не всегда исчисляются в одних и тех же единицах. При политическом союзе чем теснее экономические связи между соседями, тем сложнее иметь собственную валюту, поэтому, скажем, идея ввести в Бруклине свой доллар, как в Канаде, была бы неудачной.

Впрочем, наличие собственной валюты дает и существенные преимущества. Наиболее наглядным примером может служить девальвация — обесценивание своей валюты по отношению к другим, которая иногда облегчает процесс адаптации к экономическому шоку.

Рассмотрим одну совсем не гипотетическую ситуацию. Почти все последнее десятилетие экономику Испании двигал вперед беспрецедентный бум на рынке жилья, финансируемый в основном за счет масштабного притока капитала из Германии. Этот бум подпитывал инфляцию и увеличивал испанские зарплаты по сравнению с немецкими. Но оказалось, что основой процветания был мыльный пузырь, который, конечно, лопнул. В результате Испании требуется переориентировать экономику со строительства на производство товаров, однако в настоящий момент испанская промышленность неконкурентоспособна, потому что зарплаты в стране слишком высоки по сравнению с Германией. Как вернуть Испании способность составить конкуренцию?

Один из способов — убедить (или заставить) испанских рабочих согласиться на снижение зарплаты. На самом деле это единственный способ, если у Испании и Германии одна валюта или испанская валюта жестко привязана к немецкой.

А вот если Испания имеет собственную валюту и согласна допустить ее обесценивание, выравнивание зарплат может быть достигнуто простой девальвацией. Снизив, к примеру, курс с 80 до 100 песет за 1 немецкую марку и сохранив зарплаты в песетах, сразу можно получить снижение испанских зарплат по сравнению с немецкими на 20 %.

Почему это сделать легче, чем договориться о снижении зарплат? Лучшее объяснение дал не кто иной, как Милтон Фридман, который обосновал преимущества плавающих обменных курсов в своей классической статье «В защиту плавающих валютных курсов» («The Case for Flexible Exchange Rates») в сборнике «Очерки позитивной экономики» («Essays in Positive Economics»), вышедшем в 1953 году.

...

Введение общей валюты предполагает компромисс. С одной стороны, у единой валюты есть очевидные преимущества: снижение предпринимательских расходов и существенное улучшение планирования. С другой стороны, снижение гибкости может стать серьезной проблемой при асимметричном шоке, например обвале на процветающем рынке жилья в некоторых, но не во всех странах.

Ценность экономической гибкости сложно выразить в цифрах. Еще сложнее подсчитать выгоду от общей валюты. Тем не менее существует обширная экономическая литература, посвященная критерию оптимальной валютной зоны — неуклюжий, но полезный профессиональный термин, обозначающий группу стран, которые выиграют от введения общей валюты. О чем же говорится в этой литературе?

О том, что странам нет смысла вводить общую валюту, если они не имеют тесных экономических связей. В конце 90-х годов ХХ века Аргентина установила фиксированный курс песо по отношению к доллару США — это несколько иное, чем отказаться от собственной валюты, но близко по смыслу. Однако вскоре выяснилось, что это решение было обречено на неудачу. Все закончилось девальвацией и дефолтом. Одна из причин заключалась в том, что экономика Аргентины была слабо связана с американской — на США приходилось лишь 11 % импорта и 5 % экспорта этой латиноамериканской страны. С одной стороны, из-за небольшого объема торговли между Аргентиной и США преимущества фиксированного курса песо-доллар для бизнеса были относительно невелики. С другой стороны, Аргентина терпела двойные убытки из-за колебаний других валют, в частности из-за резкого падения курсов евро и бразильского реала по отношению к доллару, что существенно удорожало аргентинский экспорт.

На этот счет в Европе все было в порядке: приблизительно 60 % торговли стран Старого Света приходится друг на друга и объем этой торговли очень велик. Однако по двум другим критериям — мобильности рабочей силы и фискальной интеграции — Европа не слишком хорошо подходила для объединения валют.

Мобильность рабочей силы занимала центральное место в статье, которая была написана в 1961 году канадским экономистом Робертом Манделлом. С нее, собственно, и началось обсуждение оптимальной валютной зоны. Суть выводов Манделла состоит в следующем: намного легче реагировать на одновременный экономический бум в Саскачеване на юге центральной части Канады и спад в Британской Колумбии, или наоборот, если работники могут свободно перемещаться туда, где есть рабочие места. В реальной жизни люди, желающие работать, свободно перемещаются между канадскими провинциями, а также между штатами США, но между европейскими странами такого свободного перемещения нет. Несмотря на то что с 1992 года европейцы получили право на работу в любой стране Европейского союза, языковые и культурные барьеры настолько высоки, что даже серьезная разница в уровне безработицы приводит лишь к весьма скромной миграции.

Питер Кенен из Принстонского университета обратил внимание на значение фискальной интеграции через несколько лет после публикации статьи Манделла. Чтобы проиллюстрировать мысль Кенена, представим две экономики, на данный момент очень похожие (различия опускаем): в Ирландии и Неваде. И там и там лопнули огромные мыльные пузыри на рынке жилья, затем последовал глубокий спад, вызвавший резкий рост безработицы и множество невозвратов по ипотечным кредитам.

В Неваде эти удары были смягчены, причем существенно, правительством США. Сегодня этот штат платит гораздо меньше налогов в федеральный бюджет, но пожилые жители Невады по-прежнему получают пенсионное пособие, а Медикейд все так же оплачивает их медицинские счета, то есть штату оказывается серьезная помощь. Между тем сохранность депозитов в банках Невады гарантирована Федеральной корпорацией страхования депозитов, а часть потерь из-за невозврата ипотечных кредитов приходится на «Fannie» и «Freddie», которые получили помощь федерального правительства.

Ирландия же может рассчитывать в основном на себя и должна сама помогать своим банкам выплачивать пенсии и выделять деньги на систему здравоохранения из собственных, значительно сократившихся доходов. Тяжелые времена наступили и там и там, но кризис в Ирландии намного глубже, чем в Неваде, что вовсе не удивительно.

20 лет назад, когда начала воплощаться идея о единой европейской валюте, проблемы «общих денег» понимали многие. Развернулась широкая научная дискуссия (я в ней тоже участвовал). Большинство американских экономистов были скептически настроены по отношению к евро, в основном потому, что Соединенные Штаты служили хорошей моделью того, что делает экономику подходящей для единой валюты, а Европа была далека от этой модели. Мобильность рабочей силы, считали мы, слишком низка, а отсутствие центрального правительства и автоматической защиты, которую такое правительство обеспечивает, лишь усиливали сомнения.

Наши предупреждения были проигнорированы. Прелесть, если так можно выразиться, идеи евро, ощущение, что Старый Свет делает важный шаг на пути к окончанию истории войн и становится маяком демократии, — все это оказалось слишком сильным. На вопрос, как Европа будет справляться с ситуациями, когда экономика одних стран на подъеме, а других находится в кризисе — как сейчас в Германии и Испании, — официальные лица отвечали, что все европейские государства будут проводить разумную политику, исключающую асимметричный шок, но, если такое почему-то произойдет, структурные реформы сделают экономики стран Европы достаточно гибкими, способными на необходимые меры.

На практике мы наблюдали этот сильнейший асимметричный шок. Причиной его было само введение евро.

Мыльный пузырь евро

Официально евро был введен в начале 1999 года, но банкноты и монеты появились только три года спустя. (Франк, марка, лира и т. д. стали деноминациями евро; 1 французский франк = 1/6,5597 евро, 1 немецкая марка = 1/1,95583 евро и т. д.) Результат был немедленным и судьбоносным: инвесторы почувствовали себя в безопасности.

Если конкретнее, они уже не боялись вкладывать деньги в экономику стран, которые раньше считались зоной повышенного риска.
Исторически процентные ставки на юге Европы были существенно выше, чем в Германии, поскольку инвесторы требовали компенсацию за риск девальвации и/или дефолта. С приходом евро эта «премия» исчезла: испанский, итальянский и даже греческий долги считались почти такими же надежными, как немецкий.

Это привело к значительному снижению стоимости заемных средств на юге Европы и вызвало бум на рынках недвижимости, который быстро превратился в гигантские мыльные пузыри.


Механизм этого бума и пузырей на рынке недвижимости отличался от механизма американского пузыря: меньше изощренных финансовых инструментов, больше прямого кредитования обычными банками. Впрочем, у местных банков было недостаточно средств для поддержки выдаваемых кредитов, поэтому они в массовом порядке пришли на оптовый рынок, занимая средства у банков Центральной Европы, в основном в Германии, где подобного бума не наблюдалось. Таким образом, возникло массированное перетекание капитала из центра Европы на бурно развивающуюся периферию.

Приток капитала подпитывал неснижающийся рост, который, в свою очередь, вел к повышению зарплат: за 10 лет после введения евро затраты труда на единицу продукции (зарплата, скорректированная с учетом производительности) в Южной Европе выросли приблизительно на 35 %, а в Германии только на 9 %. Производство на юге Европы стало неконкурентоспособным, а это означало, что у стран, привлекающих огромные деньги, начал формироваться такой же по размерам торговый дефицит. Чтобы вы могли понять, что произошло и что теперь приходится исправлять, на графике показано увеличение торгового дисбаланса в Европе после введения евро. Одна его часть отображает текущее сальдо (грубая оценка торгового баланса) Германии, а другая — объединенное текущее сальдо стран GIPSI [36] (Греция, Ирландия, Португалия, Испания, Италия). Увеличивающийся разрыв — основа европейских проблем.

Торговый дисбаланс в Европе

После введения евро в экономиках Греции, Ирландии, Португалии, Испании, Италии образовался огромный дефицит текущего сальдо, что отражает уровень торгового дисбаланса. Тем временем у Германии наблюдался сравнимый по размерам профицит.

Источник: Международный валютный фонд.

Лишь немногие понимали, насколько велика опасность. Всех охватило самодовольство, граничащее с эйфорией. Затем пузыри, как водится, лопнули.

Финансовый кризис в Соединенных Штатах Америки стал причиной коллапса в Европе, но коллапс в любом случае был неминуем, раньше или позже. Внезапно евро оказался под воздействием асимметричного шока, который в значительной степени усугубился отсутствием фискальной интеграции.

Дело в том, что лопнувшие мыльные пузыри на рынке жилья — это произошло позже, чем в США, но в 2008 году уже началось — не просто погрузили пострадавшие страны в рецессию: они обернулись громадной нагрузкой на бюджет. Доходы упали вместе с производством и занятостью, расходы на пособия по безработице сократились, и правительства оказались (вольно или невольно) на крючке срочной помощи банкам, поскольку гарантировали не только вклады, но и во многих случаях долги своих банков перед банками стран-кредиторов. Накануне кризиса процентные ставки по долгосрочному долгу Ирландии были чуть ниже, чем ставки по немецким долгам, а ставки по испанскому долгу чуть выше. В настоящее время проценты по испанским долгам в 2,5 раза выше, чем по немецким, а по ирландским — в 4 раза.

Теперь вкратце об ответных мерах в области политики. Для этого необходимо обратиться к некоторым широко распространенным мифам. Дело в том, что история, которую вы, вероятно, слышали и которая фактически стала обоснованием европейской политики, значительно отличается от всего изложенного выше.

Большое заблуждение Европы

В главе 4 я описал и развенчал большую ложь об американском кризисе — утверждение, что его вызвали правительственные структуры, пытаясь помочь бедным. У Европы есть своя искаженная версия, неверное описание причин кризиса, которое фактически ведет к политике, ухудшающей ситуацию.

Я не считаю людей, распространяющих европейскую историю, циниками, как, впрочем, и их американских коллег. Я не вижу сознательной подтасовки фактов и подозреваю, что большинство этих людей верят в то, что говорят, поэтому лучше скажу о большом заблуждении, а не о большой лжи. Суть от этого не изменится — теория абсолютно неверная, а те, кто ее пропагандирует, подобно их заокеанским коллегам, категорически не желают видеть факты, противоречащие их взглядам.

Большим заблуждением Европы я называю убеждение, что европейский кризис обусловлен в основном финансовой безответственностью. Согласно этой версии, государства допустили чрезмерный дефицит бюджета, позволив себе слишком глубоко залезть в долги, и теперь очень важно установить правила, которые предотвратят повторение такой ситуации.

Читатели могут спросить: «Ведь именно это и случилось с Грецией?» Совершенно верно, хотя греческий случай несколько сложнее. Суть в том, что этого не произошло во всех остальных охваченных кризисом странах, а если речь идет только о Греции, то кризиса не было бы вообще — ее экономика невелика, менее 3 % совокупного ВВП стран зоны евро и лишь 8 % совокупного ВВП стран зоны евро, переживающих кризис.

Насколько сильно вводит в заблуждение «эллинизация» европейского дискурса? Можно, конечно, ссылаться на финансовую безответственность Португалии, правда, не такую масштабную, но у Ирландии накануне кризиса были профицит бюджета и низкий уровень долга. В 2006 году Джордж Осборн, в настоящее время определяющий экономическую политику Великобритании, называл эту страну блестящим примером искусства возможного в проведении долгосрочной экономической политики. Испания также имела профицит бюджета и небольшой долг. В Италии высокий уровень долга остался в наследство от 70-х и 80-х годов прошлого столетия, когда экономическая политика действительно была безответственной, однако соотношение долга и ВВП неуклонно уменьшалось.

До начала кризиса в группе стран, переживающих в настоящее время финансовые трудности, показатели долга неуклонно снижались.

Источник: Международный валютный фонд.

Как все это понимать? Приведенный график отображает размеры долга в процентах от ВВП для «средней» страны, в настоящее время переживающей кризис, то есть среднее, взвешенное по ВВП отношение долга к ВВП для стран GIPSI. До 2007 года это среднее значение неуклонно уменьшалось — группа GIPSI совсем не выглядела транжирой, и финансовое положение входящих в нее государств постепенно улучшалось. Их долги резко выросли только после начала кризиса.

Тем не менее многие облеченные властью европейцы, особенно немецкие политики и государственные деятели, а также руководство Европейского центрального банка (ЕЦБ) и влиятельные специалисты финансовой и банковской сфер твердо стоят на своем, и даже сегодня никакие аргументы против «большого заблуждения» не могут поколебать их уверенность. В результате проблема реакции на кризис часто формулируется в терминах морали: люди попали в беду из-за собственных грехов и должны искупить вину страданиями.

Это крайне неудачный подход к реальным трудностям, с которыми столкнулась Европа.

Главная проблема Европы

Ситуация в Старом Свете, а если конкретнее, в зоне евро, в общем — то есть при сложении показателей всех стран, сделавших евро своей валютой, — выглядит не так уж плохо. Долги частных лиц и государств несколько ниже, чем у США, что оставляет больше пространства для маневра. Инфляция приблизительно такая же, как у нас, и нет никаких признаков ее увеличения. Кроме того, у Европы в целом сбалансированный текущий счет, а это значит, что не требуется привлекать капитал извне.

Но Европа не едина. Это совокупность отдельных стран с собственным бюджетом и собственным рынком труда, но без собственной валюты. В этом и кроется причина кризиса.

Возьмем, к примеру, Испанию, экономику которой я считаю характерным примером кризиса в зоне евро, и на какое-то время забудем о дефиците государственного бюджета. Как мы уже видели, в первые восемь лет существования евро в Испании наблюдался массированный приток денег, создавший предпосылки для возникновения мыльного пузыря на рынке недвижимости, что привело к значительному росту зарплат и цен относительно крупнейших экономик Европы. Главная проблема Испании, из которой проистекают все остальные, заключается в необходимости вернуть зарплаты и цены на прежний уровень. Как это можно сделать?

Начнем по порядку. Предположим, что ЕЦБ придерживается политики «дешевых» денег, а немецкое правительство ввело меры финансового стимулирования. Это означает полную занятость в Германии даже при сохранении высокого уровня безработицы в Испании. Таким образом, зарплаты в Испании вырастут незначительно или останутся на прежнем уровне, тогда как в Германии существенно увеличатся, в Испании издержки не изменятся, а в Германии вырастут. И это будет относительно легкий вариант для Испании — не легкий, а всего лишь относительно легкий.

Но немцам ненавистна даже мысль об инфляции — все еще из-за воспоминаний о событиях начала 20-х годов прошлого столетия. (Как это ни странно, гораздо хуже память о дефляционной политике начала 30-х годов, которая создала условия для прихода к власти всем известных политических деятелей. Подробнее об этом мы поговорим в главе 11.) Еще важнее то, Европейский центральный банк обязан поддерживать стабильность цен, и точка. Остается открытым вопрос о степени этой обязательности, и я подозреваю, что ЕЦБ может найти способ для обоснования умеренной инфляции, несмотря на то, что записано в документе, регулирующем его работу. Тем не менее высокая инфляция считается большим злом независимо от возможных последствий политики поддержания низкой инфляции.

Теперь посмотрим, что это значит для Испании — стране придется снижать издержки при помощи дефляции, процесса, который на еврожаргоне получил название «внутренняя девальвация». Достичь этого очень трудно из-за нисходящей жесткости заработной платы: уровень зарплат уменьшается медленно и неохотно даже при угрозе массовой безработицы.

Любые сомнения относительно нисходящей жесткости заработной платы могут быть развеяны статистикой. Возьмем, к примеру, Ирландию, которую принято считать страной с необычайно гибким рынком труда — еще один эвфемизм, обозначающий ситуацию, когда работодатели могут относительно легко увольнять работников и/или снижать им заработную плату. Несмотря на несколько лет очень высокого уровня безработицы (в данный момент около 14 %), зарплаты в Ирландии сократились только на 4 % от максимального уровня. Да, страна проводит внутреннюю девальвацию, но очень медленно. То же самое происходит в Латвии, которая не входит в зону евро, но отвергла предложение о девальвации своей валюты. В Испании средние зарплаты даже немного выросли, хотя уровень безработицы чрезвычайно высок, но это отчасти может быть статистическим заблуждением.

Кстати, если вам нужна иллюстрация утверждения Милтона Фридмана, что намного легче снизить зарплаты и цены, просто девальвировав валюту, посмотрите на Исландию. Крошечное островное государство прославилось масштабами финансовой катастрофы, и можно ожидать, что дела там обстоят хуже, чем в Ирландии. Однако Исландия отказалась отвечать по долгам безответственных банкиров. Кроме того, у страны было преимущество собственной валюты, что очень помогло восстановлению конкурентоспособности: правительство просто позволило кроне обесцениться, и цены в евро снизились на 25 %.

У Испании собственной валюты нет. Это значит, что для сокращения издержек ей и другим странам придется пережить продолжительный период очень высокой безработицы, достаточно высокой, чтобы зарплаты медленно уменьшались. И это еще не все. До начала кризиса в странах, которые сейчас вынуждены сокращать расходы, отмечался самый высокий уровень долга частных лиц. Теперь эти государства столкнулись с дефляцией, увеличивающей реальное долговое бремя.

А как же финансовый кризис и растущие ставки по государственным долгам в Южной Европе? В значительной степени этот финансовый кризис является побочным эффектом лопнувших мыльных пузырей и чрезмерных расходов. После начала кризиса дефицит бюджета увеличился, а когда власти стали оказывать экстренную помощь банковской системе, долг внезапно вырос. Средства, к которым обычно прибегают государства, чтобы справиться с чрезмерной долговой нагрузкой, — сочетание инфляции и экономического роста, уменьшающее соотношение долга и ВВП, — для стран зоны евро, обреченных на годы дефляции и стагнации, не годились. Неудивительно, что инвесторы сомневаются, захотят и смогут ли государства Южной Европы полностью выплачивать долги.

И это опять же не все. В кризисе зоны евро присутствует некий элемент, еще один недостаток общей валюты, оказавшийся неожиданным для многих людей, в том числе для меня. Выяснилось, что страны, не имеющие собственной валюты, чрезвычайно уязвимы перед самосбывающейся паникой, когда усилия инвесторов избежать потерь в случае дефолта и становятся причиной дефолта, которого они так боялись.

Впервые эту мысль высказал бельгийский экономист Пауль де Грауве, отметивший, что процентные ставки по долгу Великобритании намного ниже ставок по испанскому долгу — 2 и 5 % соответственно, несмотря на то, что у Великобритании долг и дефицит бюджета выше, а финансовая ситуация, по всей видимости, хуже, даже с учетом испанской дефляции. Но, как указал де Грауве, в отличие от Великобритании, Испании угрожает опасность замораживания ликвидности.

 49.049.0

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
Fakir> Пол Кругман, "Выход из кризиса есть!" (2012)




Впервые эту мысль высказал бельгийский экономист Пауль де Грауве, отметивший, что процентные ставки по долгу Великобритании намного ниже ставок по испанскому долгу — 2 и 5 % соответственно, несмотря на то, что у Великобритании долг и дефицит бюджета выше, а финансовая ситуация, по всей видимости, хуже, даже с учетом испанской дефляции. Но, как указал де Грауве, в отличие от Великобритании, Испании угрожает опасность замораживания ликвидности.

Он имел в виду следующее. Сегодня почти у каждого государства есть долги, причем не все они размещены в виде 30-летних облигаций. Имеется большой объем «быстрого» долга со сроком погашения всего несколько месяцев, а также двух-, трех— и пятилетние облигации, срок выплаты по которым истекает в каждом текущем году. Правительства, чье существование зависит от способности продлить срок выплаты этих долгов, по существу продают новые облигации, чтобы платить по старым. Если по какой-то причине инвесторы откажутся покупать новые ценные бумаги, даже в целом кредитоспособное государство будет вынуждено объявить дефолт.

Возможно ли такое в Соединенных Штатах Америки? Как это ни странно, нет. Федеральная резервная система может вмешаться и обязательно вмешается — выкупит федеральный долг, фактически напечатав деньги для покупки государственных облигаций. То же самое относится к Великобритании, Японии и любой другой стране, которая делает заимствования в своей валюте и имеет собственный центральный банк. Но этот сценарий возможен в странах зоны евро, которые не могут рассчитывать на экстренную помощь Европейского центрального банка. Если государство, входящее в зону евро, будет вынуждено объявить дефолт из-за недостатка наличных средств, существует опасность, что оно никогда полностью не выплатит внешний долг.

В результате тут же возникает опасность кризиса, обусловленного самосбывающейся паникой, когда боязнь дефолта, вызванного нехваткой наличных денег, заставляет инвесторов избавляться от государственных облигаций, эту самую нехватку и провоцируя. Этот кризис еще не разразился, но уже видно, как существующее беспокойство относительно его вероятности может заставить инвесторов потребовать повышения процентных ставок по долгам тех стран, которые потенциально подвержены самосбывающейся панике.

Конечно, с начала 2011 года наблюдается явное неравенство: страны, сделавшие своей валютой евро, столкнулись с более высокой стоимостью заимствований по сравнению с государствами, где экономическая и финансовая ситуация аналогичны, но сохранилась собственная валюта. Это не только Великобритания и Испания. Мой любимый пример — три страны на севере Европы (Финляндия, Швеция и Дания), каждая из которых считалась в высшей степени кредитоспособной. Тем не менее Финляндия, входящая в зону евро, столкнулась с более высокой стоимостью заимствований, чем Швеция, сохранившая собственную, свободно меняющуюся валюту, и даже Дания, установившая фиксированный обменный курс к евро, но все-таки имеющая свою валюту, и значит, возможность самостоятельно справиться с дефицитом наличных денег.

Спасение евро

Похоже, если принять во внимание трудности, которые в настоящее время переживает евро, евроскептики, предупреждавшие, что их континент не очень подходит для введения единой валюты, были правы. Более того, страны, не перешедшие на евро (Великобритания, Швеция), сталкиваются с меньшими проблемами, чем их соседи, его использующие. Следует ли из этого, что попавшие в затруднительное положение государства должны просто сменить курс и вернуться к независимым валютам?

Не обязательно. Даже такие предсказатели сумерек евро, как я, понимают, что в нынешних условиях отказ от общей валюты будет иметь очень серьезные последствия. Прежде всего, любая страна, изъявившая желание покинуть зону евро, тут же столкнется с массовым наплывом требований к банкам, поскольку вкладчики бросятся переводить свои средства в более надежные страны зоны евро. Возвращение драхмы или песеты создаст громадные юридические проблемы, поскольку все попытаются определить сумму долга или контракта, деноминированного в евро.

Более того, отказ от евро станет серьезным политическим ударом по более широкому европейскому проекту — достижению единства и демократии через экономическую интеграцию, а, как я отмечал в самом начале главы, этот проект очень важен не только для Европы, но и для всего мира.

Каков же оптимальный путь к спасению евро? И как достигнуть этой цели?

Первое, и самое срочное, — Европа должна положить конец приступам паники. Тем или иным способом необходимо гарантировать адекватную ликвидность — дать гарантию, что у государств просто не закончатся наличные деньги из-за паники на рынке, сравнимую с гарантией, которая на практике существует для стран, занимающих в собственной валюте. Очевидный способ достижения этой цели — готовность Европейского центрального банка покупать государственные облигации стран Старого Света.

Далее, государствам, где цены и расходы запредельно высоки (европейские страны с большим торговым дефицитом, который они больше не могут себе позволить), нужно найти приемлемый путь к восстановлению конкурентоспособности. На короткое время страны с профицитом торгового баланса должны стать главным источником спроса на экспорт стран с торговым дефицитом. Со временем, если этот путь не приведет к сильной дефляции в последних, в странах с торговым профицитом надо будет задействовать умеренную, но заметную инфляцию, а также несколько меньший, но все-таки существенный рост цен на товары и услуги — скажем, 3 или 4 %, во всей еврозоне. Это потребует политики серьезной монетаристской экспансии со стороны ЕЦБ в сочетании с финансовым стимулированием в Германии и некоторых других, менее крупных странах.

И наконец, хотя в основе трудностей лежат вовсе не фискальные аспекты, в настоящее время у стран, имеющих дефицит торгового баланса, действительно есть проблемы долга и бюджетного дефицита, поэтому им придется принять меры строгой экономии и привести в порядок свои финансы.

Вот что требуется для спасения евро. А что мы видим в действительности?

Во-первых, меня приятно удивил Европейский центральный банк после того, как его главой стал Марио Драги, сменивший Жана-Клода Трише. Да, Драги решительно отверг требования выкупать государственные облигации стран, переживающих кризис, однако сумел достичь той же цели обходным путем, объявив о программе, согласно которой ЕЦБ будет предоставлять неограниченные кредиты частным банкам, принимая в качестве залога государственные облигации европейских стран. В результате в настоящее время снизилась вероятность самосбывающейся паники, ведущей к резкому росту процентных ставок по европейским государственным облигациям.

И даже при этом «экстремальные» страны (Греция, Португалия и Ирландия) оказались исключенными из рынков частного капитала. Им приходится рассчитывать на ряд экстренных программ кредитования от «большой тройки» из более сильных европейских государств, ЕЦБ и Международного валютного фонда. К сожалению, «тройка» выделяет слишком мало денег — и слишком поздно. В обмен на экстренное кредитование от стран, переживающих кризис, требуют немедленного введения драконовских мер по сокращению расходов и увеличению налогов — эти программы только усугубляют экономическую депрессию и оказываются недостаточными даже для поддержки бюджета, потому что сжимающаяся экономика приводит к падению налогов с оборота.

Между тем для того, чтобы создать обстановку, в которой страны с торговым дефицитом могли бы начать восстанавливать конкурентоспособность, ничего не было сделано. Даже притом что такие государства подталкивали к строгой экономии, в странах, имеющих профицит, принимались собственные программы экономии, подрывавшие надежды на рост экспорта. Решительно отвергая необходимость несколько большей инфляции, Европейский центральный банк в первой половине 2011 года поднял процентные ставки, дабы предупредить угрозу инфляции, существовавшую только в фантазиях его руководителей. (Впоследствии ставки снизили, но огромный ущерб уже был нанесен.)

Почему же Европа так неудачно отреагировала на кризис? Частично я уже ответил на этот вопрос: похоже, большинство европейских лидеров твердо придерживаются «эллинизированной» версии, полагая, что все, а не только Греция, страдают из-за собственной финансовой безответственности. Ложное убеждение естественным образом приводит к реализации ошибочных мер: если причиной болезни было финансовое расточительство, то лекарством должно стать финансовая добродетель. Другими словами, экономика рассматривается как моральная категория, причем грехи, за которые последовало наказание, по большей части выдуманы.

Это лишь один аспект. Неспособность Европы заняться реальными проблемами и сосредоточение на проблемах несуществующих вовсе не уникальны. В 2010 году большая часть политической элиты по обе стороны Атлантики точно так же увлеклась ошибочными теориями относительно внешнего долга, инфляции и экономического роста. В следующей главе я попытаюсь объяснить природу этих заблуждений, а также, что гораздо сложнее, почему так много людей, обладающих властью, поверили в них.


 49.049.0
AT Vyacheslav. #13.11.2016 12:52  @Fakir#12.11.2016 13:54
+
-
edit
 

Vyacheslav.
viatcheslav_

опытный

Кругман подменяет понятия, первопричину и следствие. Все перекосы в Европе возникли именно на почве напечатанных фантиков и дешевых денег . Плюс непрофессионализм и коррупция чиновников. Пузыри, в итоге, привели к безработице. Т.е. Образование пузырей - это данность мировой экономики, и под эту данность нужно подстраиваться. Или вот взять тезис о мобильности рабочей силы. В Германии немец меняет работу раз в 17 лет в среднем. И дело вовсе не в мобильности. Просто тут не принято скакать с места на место, но отсутствуют потери, связанные с этими скаканиями и качество раб. силы намного выше. Мало того, высокая мобильность - это причина разрыва в развитии между регионами. И так с этим проблемы есть, зачем это усугублять? Для того чтобы получить свои детройты? Европе, конечно, не помешает сейчас печатание денег, но должно быть ужесточение финансовой дисциплины и посадки банкстеров и чинуш-вредителей.
 
RU Fakir #13.11.2016 19:37  @Vyacheslav.#13.11.2016 12:52
+
-
edit
 

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
Vyacheslav.> Кругман подменяет понятия, первопричину и следствие.

Мне кажется, ты его немного недопонял.

Vyacheslav.> Все перекосы в Европе возникли именно на почве напечатанных фантиков и дешевых денег. Плюс непрофессионализм и коррупция чиновников. Пузыри, в итоге, привели к безработице. Т.е. Образование пузырей - это данность мировой экономики, и под эту данность нужно подстраиваться.

Ну так кто спорит? Он и говорит - что если бы не еврозона, то несколько меньше были бы пузыри, а, главное, их проще было бы аккуратно сдуть в тех же Грециях-Испаниях.
А в Европе создали условия, которые поспособствовали их надуванию, и не способствуют управляемому сдутию.

Vyacheslav.> Или вот взять тезис о мобильности рабочей силы. В Германии немец меняет работу раз в 17 лет в среднем. И дело вовсе не в мобильности. Просто тут не принято скакать с места на место, но отсутствуют потери, связанные с этими скаканиями и качество раб. силы намного выше.

А причём тут Германия? И тем более причины не-мобильности?
Причины вообще неважны - эти мужики говорят, что если между странами, собирающимися учинить валютный союз, нету заметной мобильности рабочей силы (и неважно, почему её нет, важен сам факт) - не стоит вводить общую валюту.

Vyacheslav.> Мало того, высокая мобильность - это причина разрыва в развитии между регионами. И так с этим проблемы есть, зачем это усугублять? Для того чтобы получить свои детройты?

Да он не говорит, что надо повышать мобильность. Говорит, что тогда нефиг было евро вводить, и/или тем более принимать в еврозону испанцев с греками :) Ну а теперь кушать подано.
 49.049.0

Iva

аксакал

Fakir> А в Европе создали условия, которые поспособствовали их надуванию, и не способствуют управляемому сдутию.

Для этого надо было лишить Грецию и иже с ними большей части политической, налоговой, финансовой власти.
Что может быть сейчас сделают, по крайней мере пытаются.
А пока премьер-министра и министра финансов страны нельзя посадить за подачу ложных сведений в Брюссель - пузыри неизбежны.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  54.0.2840.7154.0.2840.71
AT Vyacheslav. #13.11.2016 21:07  @Fakir#13.11.2016 19:37
+
+1
-
edit
 

Vyacheslav.
viatcheslav_

опытный

Fakir> Ну так кто спорит? Он и говорит - что если бы не еврозона, то несколько меньше были бы пузыри, а, главное, их проще было бы аккуратно сдуть в тех же Грециях-Испаниях.
Почему? Наоборот, еврозона даёт больше контроля, на мой взгляд.

Fakir> А причём тут Германия? И тем более причины не-мобильности?
Fakir> Причины вообще неважны - эти мужики говорят, что если между странами, собирающимися учинить валютный союз, нету заметной мобильности рабочей силы (и неважно, почему её нет, важен сам факт) - не стоит вводить общую валюту.

Не понял, это же не двухфакторная модель. Еврозона дала больше монетарных возможностей регулирования и усилила конкурентоспособность ЕС, причём за счёт богатых стран. Причина долгов Греции не в евро, а в мошенничестве.
 
DE Fakir #14.11.2016 15:13  @Vyacheslav.#13.11.2016 21:07
+
-
edit
 

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★
Fakir>> Ну так кто спорит? Он и говорит - что если бы не еврозона, то несколько меньше были бы пузыри, а, главное, их проще было бы аккуратно сдуть в тех же Грециях-Испаниях.
Vyacheslav.> Почему? Наоборот, еврозона даёт больше контроля, на мой взгляд.

Ну и где тот контроль? Много Грецию наконтролировали?
Контроль - разве что за инфляцией и госрасходов стран еврозоны чисто за счёт печатного станка. Но это, как показала практика, не самая большая опасность.

Vyacheslav.> Не понял, это же не двухфакторная модель. Еврозона дала больше монетарных возможностей регулирования и усилила конкурентоспособность ЕС, причём за счёт богатых стран.

Так он же и пишет, что насчёт конкурентоспособности - большие сомнения. Раз рабочая сила в той же Испании нынче стала дорога непропорционально продуктивности, и сделать с этим на практике ничего нельзя - разве только за счёт общей инфляции в еврозоне. Чего не хотят уже немцы и пр., т.к. она и по ним ударит - в отличие от инфляции драхмы и песеты.

Vyacheslav.> Причина долгов Греции не в евро, а в мошенничестве.

Речь же не столько о причине госдолга, а о том, что теперь с этим можно бы сделать. Или, точнее, чего нельзя, ибо еврозона.
 49.049.0

в начало страницы | новое
 
Поиск
Поддержка
Поддержи форум!
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru