С. Лукьяненко.

 
1 7 8 9 10 11 12 13

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆
Переслегин, из уже давнего. "Кризис перепотребления, или Два сапога равны одному топору". Сейчас забавно читается :)

Сергей Переслегин. Кризис перепотребления, или Два сапога равны одному топору — Читать онлайн на Indbooks

 Традиционно два раза в год мы публикуем обзоры книжного рынка. Однако в этот раз предлагаем вниманию читателей не полугодовой обзор, а критическое эссе петербургского теоретика фантастики Сергея Переслегина. Поэтому вы, возможно, не найдете в статье ожидаемых имен; автор не ставил перед собой цель оценить все литературные события последних лет. Это попытка анализа нынешнего состояния российской НФ, отсюда и примеры, которые показались ему наиболее характерными. — Ладно, к концу недели я сделаю статью о кризисе французского кино. //  Дальше — mirror3.ru.indbooks.in
 
Если кто-то и символизирует современную российскую фантастику, как некую целостность, так это несомненно С.Лукьяненко. В восьмидесятых годах он написал несколько вполне ученических, но добротных вещей («Атомный сон», «Пристань желтых кораблей»), а потом изваял настоящий шедевр «Рыцари сорока островов», короткую «детскую» повесть, сразу создавшую ее автору литературное имя. Потом были многие и многие книги, неизменно популярные, «успешные». Все более и более холодные. Это проявилось даже в названиях: «Холодные берега», «Звезды — холодные игрушки». В полном соответствии с «принципом комфортности» из текстов ушла истинная новизна, но остался ее протез, так что можно до остервенения спорить в компьютерной Сети о подлинной этике Наставников или о сущности виртуальной свободы.

…Иногда очень хочется узнать, какие книги написал зрелый С.Лукьяненко в том Оотражении, в котором литературный мир не захлестнул сначала «кризис индустриализации», а потом волна «перепотребления»…
 


...но с последним, конечно, трудно не согласиться - интересно ведь! А еще интересно, что он написал в том Отражении, которое не пострадало от кризиса издательского дела, где не родились межавторские циклы и прочая гадость %)




Мы говорим о «кризисе фантастики», но ведь возвращение эпохи шестидесятых является несбыточной мечтой, а если не сравнивать с «золотым веком», то встает резонный вопрос: «Кризис по сравнению с чем?» Может быть, с «молодогвардейским» застоем ранних восьмидесятых, когда в течение года выходило три-четыре неудобочитаемых сборника?

Вся проблема состоит в том, что эти сборники лишь кажутся неудобочитаемыми! Они остались такими в наших воспоминаниях, когда каждая новинка была событием, читалась и анализировалась, и сравнивалась обязательно с лучшими образцами жанра.

Совсем по-иному обстоит дело теперь.

Году в восемьдесят пятом я подготовил ярко «антимолодогвардейскую» статью «Фантастика восьмидесятых: причины кризиса». В частности, там было много ругани в адрес Ю.Никитина и его сборника «Далекий светлый терем». Тогда пара-тройка рассказов из этого сборника показались мне едва ли не худшим из всего, что когда-либо приходилось читать. На днях «Терем» вышел в очередном постперестроечном издании. Я взял книгу в руки и с удивлением обнаружил, что на современном среднем уровне ЭТО выглядит совсем даже не плохо. Ну, например, по сравнению с Ю.Петуховым или полуфантастическими детективами, которым несть числа, то есть основной массой издающейся ныне фантастической литературы.

Это стало первым неприятным открытием. Но неизмеримо печальнее было обнаружить, что и тексты, которые остались в памяти вершинами жанра, ныне воспринимаются как нечто вполне заурядное, не плохое, конечно, но и не выдающееся. То есть я помню и люблю эти книги, но отдаю себе отчет в том, что, появись они сейчас, я бы их не выделил из общего ряда. Мир, в котором перестаешь чувствовать разницу между Стругацкими и Щербаковым — могли бы мы пятнадцать лет назад представить себе такую антиутопию?
 


И ведь в самом деле - то, что 10-15 лет казалось в лучшем случае одноразовой посредственностью, "вечер скоротать" - нынче уже нередко канает за едва ли не шедевр разума и словесности ЖР
 51.051.0
RU Barbarossa #16.07.2018 11:04
+
+1
-
edit
 

Barbarossa

Любитель тунисских тётков
★★★★
Перечитывал тут Геном и только сейчас увидел пасхалку на миры Барряра.
 67.0.3396.9967.0.3396.99
NL Balancer #16.07.2018 13:08  @Barbarossa#16.07.2018 11:04
+
+1
-
edit
 

Balancer

администратор
★★★★★
Barbarossa> Перечитывал тут Геном и только сейчас увидел пасхалку на миры Барряра.

Нашёл. Блин, даже жалко, что я Геном читал задолго до Барраярского цикла :)
 55
RU Alexandrc #06.08.2018 16:24
+
-
edit
 

Alexandrc

аксакал

Во, теперь не только на Сергея "литрабы" трудятся, но и нейросеть Яндекса :F
Сергей Лукьяненко: "Пожалуй, по итогу работы у меня две новости, одна хорошая, а другая плохая. Хорошая — это та, что нейросети необходим человек, писатель, который придумает сюжет, исходную историю (в данном случае — историю, выдержанную в духе бессмертных «Вечеров на хуторе близ Диканьки»).

Плохая новость — что у нас порой выходят книги, написанные хуже, чем история из-под пера нейросети «Яндекса»".
Жил в селе пекарь: возле церкви, близ церкви Иоанна-Галеевского (она была большая, церковь). Церковь деревянная, почерневшая, убранная зеленым мохом, с тремя конусообразными куполами, уныло стояла почти на краю села. Заметно было, что за время обмелели или, лучше сказать, совсем потухали последние ее свечи. свечи теплились пред темными образами. Свет от них освещал только иконостас и слегка середину церкви. Отдаленные углы притвора были закутаны мраком.
Харитон приходил в церковь и становился обыкновенно около дверей. Многие из них были заперты, прочие двери с замками и малеваниями поминутно открывались и показывали, что там никого нет. С другой стороны двери в двери глядели несколько бесцветных взглядов света, как будто бы в них не было огня.

Он вспоминал о красавице жене своей, хорошенькой, и к ней, казалось, уже чересчур привыкнуть нельзя. Ах, как было бы хорошо провести эту ночь вместе с нею. Но увы! Увы, покамест, вместо сего, грезит мысль о ней, как будто об одной только внезапной, временной помощи, и тайная тихая грусть подступает к нему. «Экая судьба!» — подумал про себя Харитон и, пришедши к себе в комнату одеться и лег в постель. Долго боролся он с бессонницею, наконец, пересилил ее. Опять какой-то сон, какой-то пошлый, гадкой сон. Боже, умилосердись: хотя на минуту, хотя на одну минуту покажи ее! Мою милую супругу, которую я еще недавно держал в своих объятьях. Но занемогла она родами дочери, и нет больше моей милой, без которой, может быть, и не будет никогда ничего. Сердце мое только так и ломается от горя.
 

Далее: Нейрогоголь
Но вы там держитесь!  68.0.3440.8468.0.3440.84
Последние действия над темой
1 7 8 9 10 11 12 13

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru