Совсем рехнулись с этими попаданцами.

Что ж еще придумает махровская банда бумагомарателей.
 
1 7 8 9 10 11 12 13
+
-
edit
 

diakin

втянувшийся

del
 1818
Это сообщение редактировалось 26.07.2018 в 19:10
+
+1
-
edit
 

downpour

опытный

Я тут, кстати, забавную серию про попаданца прочёл, Дмитриев "Ещё не поздно". Довольно хорошо написано.
 61.061.0
+
-
edit
 

Дем
Dem_anywhere

аксакал
★☆
downpour> Я тут, кстати, забавную серию про попаданца прочёл, Дмитриев "Ещё не поздно". Довольно хорошо написано.
Он сейчас ещё одну серию про попаданца пишет
 68.0.3440.7568.0.3440.75
RU Zybrilka #31.07.2018 00:48  @downpour#31.07.2018 00:37
+
-
edit
 

Zybrilka

опытный

downpour> Дмитриев "Ещё не поздно".
Отстой. На элементарных мелочах автор регулярно засыпается...
 67.0.3396.9967.0.3396.99
RU downpour #31.07.2018 00:54  @Zybrilka#31.07.2018 00:48
+
+2
-
edit
 

downpour

опытный

downpour>> Дмитриев "Ещё не поздно".
Zybrilka> Отстой. На элементарных мелочах автор регулярно засыпается...

Ну, хз, на фоне остальных "попаданцев" вполне себе читабельно.
Да и не заметил я там прям конкретных "засыпов", ссылок там в тексте на неточности вполне себе.
 61.061.0
+
+2
-
edit
 

Zybrilka

опытный

Мануал для попаданца: как стать полководцем античности.
Довольно интересная и занятная статья с сайта WARHEAD.SU, которая, думаю, заинтересует коллег.
На изобретение тактических приёмов и военных хитростей ушли десятилетия, а то и века. Как побеждали Александр Македонский и Красс? Как Ганнибал заставил боевых слонов форсировать реку? Какую тактику использовал Спартак? И как можно было избежать трагедии в Тевтобургском лесу? Сейчас расскажем.Наверняка каждый из нас хотел бы побывать в прошлом. Например, во временах Древнего мира. И попробовать себя в роли полководца: возглавить армии в знаменитых битвах и избежать при этом роковых просчётов.Разгромить при Каннах легендарного Ганнибала, не повторяя ошибок римских консулов. Напевая «Пусть я погиб у Ахерона», во главе римских легионов в Сирийской степи нанести поражение парфянским катафрактам и отодвинуть границы до Инда. Или спасти Римскую империю от падения.Последняя задача не столь тривиальна, как те, что показаны в фильмах «Миссия невыполнима» или «Армагеддон». Решить её под силу далеко не всем.Технический прогресс не стоит на месте. То, о чём мы десять лет назад не могли даже подумать, становится не только реальным, но и доступным. Возможно, мечты о путешествии в прошлое скоро сбудутся, и любой сможет реализовать себя в качестве полководца армии Древнего мира.И не нужно относиться к этому с иронией. Если внимательно присмотреться к величайшим военным стратегам и иным историческим деятелям, можно определить среди них несколько успешных попаданцев. Попаданцев в наше прошлое — из нашего будущего.Не будем думать об «эффекте бабочки». То есть о том, что возможно поменять настоящее, изменив ход истории в прошлом. Мы сможем отправиться в параллельное прошлое. Вероятно, параллельных времён будет так много, что в военных академиях начнут изучать «Cто cамых популярных дебютов Второй мировой войны».История из науки теоретической превратится в прикладную и экспериментальную.
Базовый инструктаж.
Итак, перед отправкой к Александру Македонскому или в Древний Рим придётся выучить древнегреческий, а во втором случае — ещё и латынь. Дело это небыстрое. Начинать лучше сейчас. Например, на вечернем отделении исторического или филологического факультета.Конечно, можно будет вживить в голову китайский чип с языковой программой. Но представляете, что произойдет, если он там, в прошлом, «заглючит», и вы перестанете понимать окружающих, а они — вас?Но главное здесь — инструктаж. Перед началом путешествия в прошлое важно чётко усвоить, как себя вести, чтобы выиграть войны и битвы.Конечно, есть соблазн решить проблему радикально: перестрелять орды варваров из пулемётов. Однако не нужно надеяться, что на манер Прометея, принесшего огонь, вы сможете доставить в древность огнестрельное оружие.Чтобы производить даже не современные пулемёты и штурмовые винтовки, а, например, кремневые мушкеты эпохи «войн в кружевах», нужно внедрить определённые технологии. Создать фабрики, поменять мировоззрение. Времени на это не будет, да и в одиночку сделать не получится.К этому случаю подходит позднеантичная поговорка «Будучи в Риме, поступай как римляне». Играть придётся по принятым там правилам.Написанные кровью многих воинов уставы строевой и караульной службы римской армии до нас не дошли. Но нет сомнений: каждый центурион знал своё место в строю. А легат (разбуди его даже ночью) — как вести себя в случае атак полчищ германцев или конных кочевников. И по приказу римские воины быстро строились в боевой порядок, превращаясь в огромного, лязгающего железом монстра. Оглашающего поле брани боевым кличем и готового идти за своим полководцем хоть в Аид.Тактика времён античности хорошо описана в трактатах Флавия Арриана, который жил в Римской империи во II веке н. э. Прежде всего понадобится его «Тактическое искусство», где подробно разобрано, как устроена эллинская фаланга (есть там и раздел, посвящённый римской коннице). А ещё штудируйте «Диспозицию против аланов». Последняя работа — практическое руководство, необходимое для того, чтобы противостоять конному войску кочевников и одержать победу, обладая преимущественно пехотной армией. Главное — железная дисциплина и чёткое, доведённое до автоматизма, сочетание действий различных видов войск.Кроме этого, в Риме было составлено несколько сборников стратагем и военных хитростей, прошедших практическую проверку на полях сражений. И их нужно выучить и запомнить, как таблицу умножения.
Боги азбучных истин.
В Древнем мире численность армий была того же порядка, что и много позже, в Новое время. Чаще всего — тысяч 30-50. Когда войско превышало 100 тысяч воинов, часто начинались организационные и иные проблемы. Верхняя граница численности определялась, во-первых, способностью управлять такими силами на марше и в бою при помощи тогдашних крайне примитивных средств связи. Во-вторых, способностью прокормить их на данной территории.Впрочем, в Новое время армии были намного более зависимы от коммуникаций, связывающих их с базами, где они получали и продовольствие, и боеприпасы. В античности войска могли по несколько лет находиться в походе и существовать в автономном режиме только за счёт завоёванных территорий.Но принципиальное отличие не в этом. В эпоху Нового времени защитное вооружение потеряло своё значение. Битвы превратились в длительные и кровопролитные огнестрельные противостояния. Пули, ядра и картечь наносили страшный урон обеим сторонам…Потери победителей и проигравших были одного порядка и отличались не более чем в полтора раза. Редко — вдвое и выше. Конечно, были полководцы (например, шведский король Карл XII или Александр Суворов), которые с небольшими армиями добивались победы решительными нокаутирующими ударами. Но это исключения. В целом действовало правило: «бог на стороне больших батальонов».Но «большие батальоны» далеко не всегда побеждали в Древнем мире. Опытные воины, не поддающиеся панике и способные — во главе с талантливым командиром — совершать сложные манёвры, могли зачастую разбивать более многочисленные силы.Войско из десяти тысяч греческих наёмников как нож сквозь масло прошло через несколько сатрапий Персидской империи. И превосходящие численно персы ничего не смогли с этим поделать (этот знаменитый поход подробно описан Ксенофонтом в «Анабасисе»).В эпоху войн античности нередки были случаи, когда потери в битве победителей и проигравших отличались на порядок. То есть одно войско теряло несколько сот воинов погибшими, а другое — несколько тысяч. Почему так происходило?Щиты и панцири обеспечивали более-менее надёжную защиту от холодного оружия. В лобовом столкновении двух армий потери были сравнительно невелики. А масса погибших — это результат неорганизованного отступления и бегства войска, чьи боевые порядки были смяты.Именно поэтому римляне так удивились, когда после одного кровопролитного сражения с армией Спартака обнаружили: практически все павшие воины противника получили ранения в грудь, а не в спину.Это было необычно! Восставшие рабы умирали в бою, но не бежали!Конечно, у каждого времени свои особенности. Например, битвы эпохи эллинизма были, как правило, «сражениями с вращающейся дверью» (когда каждый из полководцев одерживал победу на одном фланге: обычно правом, традиционно самом сильном). А во время Пунических войн сражения были зачастую битвами на окружение.Крупные сражения случались достаточно редко. Война в те времена — это марши, фуражировка, стычки разъездов и небольших отрядов, осады городов. Иногда на повестке дня стояло и подавление мятежей в своих войсках…Стратагемы Фронтина, Оносандра и Полиена предоставляют протоколы именно для таких ситуаций. Целый ряд военных приёмов описан в книгах Полибия, Вегеция и других авторов.
Быть зверем.
Прежде всего, полководцу нужно, говоря образно, превратиться в хищного зверя. Недоверчивого, осторожного, издали чующего запах врага и предательства. И если нужно — безжалостного. А вот и некоторые конкретные правила.Необходимо окружить лагерь укреплениями. Даже если армия остановилась лишь на одну ночь, а солдаты устали после форсированного марша.Нужно помнить: все вражеские послы заодно выполняют и функции шпионов. Поэтому не следует показывать им лишнего.Чтобы узнать диспозицию противника, нужно отправить со своим посланником опытных воинов под видом слуг и рабов. И уже во вражеском стане использовать следующий эффективный приём: умышленно упустить коня. А потом бегать и ловить его по всей территории лагеря. Во время этого шоу можно заметить много интересного.Впрочем, есть способы определить, что враг спрятался где-то близко, даже не имея своих соглядатаев. Например, присутствие воинов в лесу можно определить по взлетевшим птицам.Нельзя жалеть сил для захвата «языка». А затем важно быть разборчивым в средствах, чтобы разговорить его.Не стоит верить варварским вождям: они могут завести в засаду («Пепел Вара стучит в моем сердце!») или попробовать отравить. Чтобы этого избежать, необходимо брать у них заложников. Кроме того, стратагемы описывают целый ряд приёмов, как вызвать предательство в рядах противника.
Хранить планы в тайне от врага.
Война — это не шахматы, где позиции противников на виду друга у друга. Это скорее игра в карты. Причём точно неизвестно, сколько тузов в колоде. Обе стороны действуют в «тумане войны» …Поэтому нельзя показывать неприятелю, что численность армии уменьшилась.Во время Второй Пунической войны консул Гай Клавдий Нерон обманул самого Ганнибала. Противостоя знаменитому полководцу, он вместе с семью тысячами солдат отправился на помощь своему коллеге, консулу Марку Ливию Салинатору — с целью объединить силы и разгромить войска Гасдрубала, брата Ганнибала, пытающегося прийти на помощь родственнику. А чтобы разведчики Ганнибала ничего не заподозрили, римляне продолжали разжигать в опустевшем лагере костры и выставлять караулы. Так римский полководец ввёл в заблуждение карфагенянина, который сам преподал противнику не один урок военной хитрости.Спартак успешно демонстрировал «наличие» войска в пустом лагере не только горящими кострами.Однажды он привязал к столбам трупы, которых издалека принимали за часовых. Персидский же царь Дарий, уходя от скифов, оставил в лагере ослов и собак. Крики животных вводили кочевников в заблуждение, что противник никуда не ушёл.
Не доверять соратникам.
Свои планы нужно держать в тайне не только от врага, но и — во избежание утечки информации — от собственных соратников.Двигаясь во главе флота, следует давать капитанам кораблей запечатанные таблички с маршрутом. Открывать их разрешается, только если они потеряют флагмана из виду.Римские военачальники зачастую никому не доверяли. И демонстрировали при этом специфическое чувство юмора. Полководец Метелл Пий говаривал: «Если бы моя туника могла заговорить, я бы её сжёг». А победивший Спартака Марк Красс на вопрос, когда он собирается покинуть лагерь, ответил вопросом, как настоящий одессит: «Ты боишься, что не услышишь сигнала?»
Путь полководца.
Это путь самурая — смерть, а для полководца правильно выбранная тактика — путь к победе. Выбрать удобный маршрут передвижения и суметь провести по нему армию, несмотря на сопротивление противника, — значит фактически перехватить инициативу.Античные историки описали немало способов, как переиграть врага, чтобы провести войска по нужному тебе маршруту (например, переправиться через реку на виду у противника).Тут все средства хороши: переговоры для притупления бдительности, отвлекающие атаки и ложные манёвры. Союзниками в этом деле становились ночь и непогода — тогда воины не ожидали никаких действий другой стороны.Классический пример удачного обходного манёвра — то, как Спартак спустился с Везувия по сплетённым из лозы лестницам. Те же, кто видел эту гору сейчас, не должны удивляться: она очень сильно изменилась после извержения вулкана в 79 году н. э.
Засады.
Есть несколько способов бороться с засадами во время марша. Как показала практика, самый надёжный — предоставить возможность противнику захватить обоз и пограбить его. От такого соблазна воины не смогут удержаться. И когда они влезут в эту ловушку, ломая свои боевые порядки и теряя дисциплину, следует атаковать. Успех практически гарантирован.
Поле боя.
Конечно, на поле боя воины стоят, подобно фигурам на шахматной доске. При этом выстраиваются войска по заранее утверждённому плану, и в процессе боя кардинально их перестроить сложно, а зачастую невозможно.То есть полководцы утром, после вывода своих солдат, фактически предъявляют друг другу готовые боевые построения. Сформированные исходя из представлений о планах противоположной стороны, сильных и слабых сторонах противника.И если уж дело пошло к сражению, стратагемы описывают, как правильно выбрать место и время битвы.Очень важно проанализировать шаблоны, по которым действует неприятель (например, когда воины вражеской армии принимают пищу). Понять его преимущества и найти «ахиллесову пяту».И конечно, для построения пехоты лучше выбирать возвышенности. Они дают целый ряд преимуществ. Оттуда дальше летят дротики, стрелы и камни, а атака с холма придаёт натиску солдат дополнительную мощь.Плюсом может быть и сильный ветер, если он дует в лицо противнику. И солнце, если оно слепит его.Конечно, все факторы играют по‑разному.Но — как в древности, так и сейчас — рельеф и погода парадоксальным образом всегда оказываются на стороне победителя. После битвы или кампании историки это обоснуют.Только опытные солдаты способны успешно совершить на поле боя большинство сложных манёвров, которые могут свести на нет численное преимущество противника. В этом в различные времена заключались сильные стороны войск Александра Македонского, Ганнибала, а позже — профессиональных римских армий.Если противник силён в дистанционном бою метательным оружием — как скифы или парфяне — нужно навязывать ему ближний, рукопашный. У Александра Македонского (и позже у римских полководцев) это, хоть не всегда, но получалось.Если окружённый противник упорно сопротивлялся, применяли следующий тактический приём. Войска расступались, и находящимся в окружении предоставляли возможность уйти. Во время этого отступления, порой переходящего в бегство, идущие на прорыв воины ломали свой строй и становились уязвимы для атак.
Импровизации.
При недостатке каких-то материалов и средств приходилось креативить и импровизировать.Ганнибал не мог заставить боевых слонов переплыть реку и в тот момент не имел материала для постройки плотов. Он приказал ранить одного из них под ухом, а нанёсшему рану воину — немедленно переплыть реку и бежать вперёд. Преследуя обидчика, разъярённое животное преодолело водную преграду и своим примером увлекло остальных слонов.Что стало с ранившим млекопитающее воином, источник умалчивает. Скорее всего, им пожертвовали ради переправы элефантерии.Иногда в полевых сражениях полководцы пытались использовать огонь: вызвать переполох в стане врага или поджечь лагерь. Огненная буря, показанная в «Гладиаторе», остаётся на совести режиссёра.Для победы в ход шло всё: стада скота, переодевание воинов в одежду противника, ложные перебежчики (этот приём использовал Ганнибал при Каннах). А против конных разъездов использовались «волчьи ямы» и всевозможные другие приёмы.Полководцы иногда использовали нехватку продовольствия у противника. Они специально оставляли ему стада скота, запасы провизии и вина, чтобы потом напасть на потерявших бдительность и отяжелевших от пира воинов.
Выбитые зубы.
Один случай, произошедший на Олимпийских играх в Древней Греции, продемонстрировал, как нужно себя вести в противоборстве. Кулачный боец, которому страшным ударом выбили зубы, не выплюнул их, а… проглотил. Соперник на какое-то мгновение усомнился в силе своего удара и потерял уверенность. И… был побеждён.Всегда следует глотать выбитые зубы!В ходе информационных войн древности распространяли слухи о своём поражении или — наоборот — победе. Это побуждало противника вести себя предсказуемо. Беспечно захватывать территории (за что потом приходилось дорого платить) или отступать перед мнимой угрозой.Иногда, чтобы солдаты не падали духом, дезертиров объявляли отпущенными по домам с ведома и санкции полководца, а перебежчиков — засланными шпионами.
Боевой дух.
Спортивные болельщики знают, какую поддержку команде может оказать исходящая от них эмоциональная волна. Некоторые сражения в античности выигрывались… одним боевым кличем. Услышав уверенный крик, вырывающийся из десятков тысяч глоток, и стук копий о щиты, противник мог в смятении отступить.Для победы в сражении очень важен боевой дух. Он сшивает войско в единое целое и повышает его боеспособность. И здесь очень важен авторитет полководца, связь между командиром и его воинами. Фронтин очень тепло отзывается о военачальниках, которые были скромны и довольствовались в быту тем же, чем и простые солдаты. Ели с ними из одного котла, «тянули лямку» и терпели те же лишения.В стратагемах приводятся также различные рецепты того, как сдержать несвоевременный порыв к битве; или, напротив, создать боевое настроение в войске. Очень важно не терять присутствия духа, чтобы публично опровергать какие-то неблагополучные знамения, которые могут повлечь падение боевого настроя.На боевой дух войска во время битвы очень сильно влияют известия о гибели полководцев — даже ложные. Они могут повлечь отступление. А если армия недостаточно дисциплинированная, то и бегство. Чтобы воодушевить воинов, римские командующие иногда бросали знамёна в гущу врагов — и легионеры бросались туда, чтобы отбить знамя. А иногда они своим личным примером останавливали отступающие армии.Известны случаи, когда командир убивал гонцов, принёсших дурные вести.Но не из-за суеверий. А чтобы воины не узнали новостей и не пали духом.А для поддержания дисциплины использовались различные меры. От перевода провинившихся на рацион из ячменя вместо пшеницы (что считалось позором) до децимации (Децимация — казнь каждого десятого. — Прим. автора) виновных в бегстве.
Правила вечны.
На изобретение каждого из этих военных тактических приёмов ушли десятилетия, а то и века. Многие из них не потеряли своей актуальности и сейчас. Их следует «отлить в граните» и изучать в военных училищах.В гражданских войнах последних лет колеблющиеся, как правило, переходят на сторону более активных и уверенных, способных убедить в своей грядущей победе.Во всех конфликтах противоборствующие стороны, фактически «глотая выбитые зубы», не сообщают о потерях. Они оставляют противника в неведении относительно того, насколько он эффективен. Особенно это касается контрбатарейной стрельбы.Фактически инструктаж для полководца Древнего мира — это только первый уровень подготовки настоящего военного специалиста.
WARHEAD.SU: ошибка 404 … ntichnosti
 68.0.3440.10668.0.3440.106
LT Bredonosec #18.08.2018 23:11
+
+1
-
edit
 
Последние действия над темой
1 7 8 9 10 11 12 13

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru