[image]

Николай II и его эпоха

 
1 15 16 17 18 19 20 21
RU spam_test #17.06.2019 11:54  @Alex 129#17.06.2019 10:24
+
-
edit
 

spam_test

аксакал

A.1.> Дык еще в Ветхом Завете было написано:
остается вопрос, как эта одежда выглядела. А то на арабов современных посмотреть, ну
   73.0.3683.10573.0.3683.105
RU Alex 129 #17.06.2019 12:22  @spam_test#17.06.2019 11:54
+
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
s.t.> остается вопрос, как эта одежда выглядела. А то на арабов современных посмотреть

По памяти, в Ветхом завете в нескольких местах муссируется момент, что мол некоторые служители культа отправляют оный в ихних балахонах, но без штанов - а это типа богомерзко и неправильно.
   11.011.0
+
+6
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
Попался интересный материал по адвокатской практике Ленина:

Новая сессия экзаменов началась в сентябре. Всего Владимир Ульянов сдал один письменный и 13 устных экзаменов по 18 предметам и получил по всем высшую оценку, единственный из 33 экзаменуемых. 15 ноября ему был присужден диплом первой степени.

Теперь у Владимира Ульянова появилась возможность работать в адвокатуре. Адвокат в те годы именовался «частный поверенный», это была негосударственная должность, причисляемая к «свободным профессиям» наряду с писателями, художниками и т.д. У присяжных поверенных были помощники, чаще всего молодые юристы, которых патрон «натаскивал», преимущественно на простых уголовных делах. Так называемые «хлебные дела», сулящие высокие гонорары, вели сами присяжные поверенные.

Вскоре Владимир Ульянов обратился к известному самарскому юристу, присяжному поверенному Андрею Николаевичу Хардину с просьбой принять его в помощники. Хардин тотчас обратился с соответствующим письмом в Самарский окружной суд. Но у председателя суда возникло сомнение в благонадежности Ульянова, и началась новая переписка с департаментом полиции.

Хардина не беспокоила репутация юноши. Разрешение суда еще не было получено, а он уже поручил своему новому помощнику вести дела.

Первым подзащитным Ульянова был портной Муленков из села Шиланский Ключ, он обвинялся в «богохулении». Дело было так: пьяный Муленков в бакалейной лавке «матерно обругал бога, пресвятую богородицу и пресвятую троицу». Потом перешел на государя императора и августейшую фамилию. Смысл этой части его «хулы» в переводе с матерного был таков: «государь неправильно распоряжается…» Лавочник Борисов написал донос на Муленкова, сын лавочника развил тему на допросе. Доносители и следствие старались упечь Муленкова подальше и подольше. Например, свидетельские показания об оскорблении императора появились позднее и, к счастью для портного, не вошли в обвинительное заключение. Задним числом появилось и утверждение свидетеля, что богохульник «довольно твердо стоял на ногах» (в то время опьянение было смягчающим вину обстоятельством, а не отягчающим, как сейчас). Обвинение было сформулировано так: «произнесение в публичном месте слов, имеющих вид богохульства». Если бы прокурор доказал, что это было преступление «с умыслом совершенное», оно каралось бы каторгой сроком до 15 лет.

Итак, умышленно, или по пьянке с языка сорвалось? Этот вопрос был решающим. Дело сочли настолько важным, что слушалось оно при закрытых дверях без участия присяжных.

Разумеется, помощник присяжного поверенного Ульянов обратил внимание суда на ошибки следствия, несоответствия в показаниях свидетелей и сумел доказать, что Муленков был сильно пьян, следовательно, действовал неумышленно. Затем он пытался объяснить душевное состояние портного в момент совершения преступления. А какое может быть душевное состояние у сельского портного почти без заработка и иных средств существования? Отсюда и пьянство, и неверие, и воровство. По поводу оскорбления высоких особ защита была бессильна, поэтому Ульянов лишь напомнил суду о том, что закон обязывает судей не выходить за рамки первоначального обвинения. Оправдать Муленкова было невозможно, но весьма мягкий приговор – год тюрьмы – был большим успехом молодого адвоката.

Но на этом мытарства Муленкова, а с ним и Ульянова, не окончились. Через месяц с небольшим Муленков снова предстал перед судом – теперь по обвинению аж в четырех кражах: будто бы он украл 2 рубля 60 копеек все у того же лавочника Борисова; похитил пальто у крестьянина Желтухина; подозревался в краже нескольких рубах у Афимьи Прокаевой и покушался на имущество крестьянина Селичева.

Вообще говоря, в судебной практике того времени преступления против собственности карались очень строго и почти не оправдывались. В Самаре особенно, потому что присяжными выступали преимущественно купцы и зажиточные крестьяне – лица, так сказать, кровно заинтересованные в самом суровом наказании, «чтоб другим не повадно было».

Помощнику присяжного поверенного Ульянову удалось оспорить почти все доказательства по делу. Однако присяжные сочли его виновным по одному эпизоду – в краже денег у лавочника Борисова. У защитника оставалась еще одна возможность – обратиться к суду перед вынесением приговора. И он попросил назначить наказание по совокупности: за богохульство и кражу. Суд учел доводы защиты и приговорил Муленкова за кражу к 8 месяцам тюрьмы, но по совокупности ограничился уже назначенным годом заключения.

Помощник присяжного поверенного Ульянов стал довольно известной личностью. Подсудимые сами избирали его для своей защиты. Клиентами Ульянова были почти исключительно люди неимущие, обвинявшиеся в мелких кражах. Именно эти преступления участились многократно, а виной тому был страшный голод, охвативший в 1891 году 17 губерний Поволжья и Черноземного центра. Самара – хлебная столица – стала вдруг столицей голода.

Неудивительно, что и количество краж достигло небывалого уровня. Обокрали, к слову, и купца Рытикова, у которого снимали квартиру Ульяновы. Две трети обвиняемых были крестьяне. Почти все клиенты Ульянова совершали преступления от безысходности. Безработные «запасной канонир» Тишкин и плотник Зорин обвинялись в том, что угнали лошадь с упряжью, стоявшую у публичного дома, с целью продажи (извозчик Горшков, надо думать, зашел в сие заведение погреться). На самом деле, было так: агенты полиции Комаровский и Маштаков заметили двух оборванцев, выяснили, что оба не имеют работы. Агенты позвали их в трактир и хорошенько угостили. Выдавая себя за скупщиков краденых лошадей, агенты предложили Тишкину и Зорину угнать для них лошадь и привести к ним в условленное место на берегу Волги. Тишкин и Зорин так и сделали, но в условленном месте их ждали не барыги, а полицейская засада.

Итак, подсудимые пойманы с поличным, оба во всем признались. Конокрадов на Руси всегда ненавидели, поэтому на снисхождение присяжных рассчитывать не приходилось. К тому же Тишкин был прежде судим. Что оставалось защите?

Ульянов сосредоточил внимание суда на подстрекательстве агентов, на том, что они спровоцировали подсудимых на преступление. Более того, полиция допустила совершение преступления, которое она могла предотвратить. Защитник обрисовал бедственное положение, в котором оказались подсудимые – к голоду прибавился еще и холод, дело-то было в январе. Ульянов не сомневался, что вердикт присяжных будет «виновны», поэтому просил всего-навсего прибавить к вердикту «заслуживают снисхождения». Но присяжные не усмотрели смягчающих обстоятельств. И все же суд назначил наказание не «по полной»: Тишкин сел на 3,5 года, Зорин всего на 9 месяцев.

Еще одно дело, уголовное по закону, но без уголовщины. Оно оказалось для Ульянова-адвоката одним из сложнейших. На железнодорожной станции Безенчук пришли в движение и покатились пустые вагоны, налетели на ручную вагонетку, в которой рабочий Наурсков с 9-летним племянником везли воду. Рабочий получил легкие ранения, а мальчик погиб на месте. В преступной халатности, повлекшей увечья и смерть, обвинялись стрелочник Кузнецов и начальник станции Языков, оба признали свою вину, обоим грозила тюрьма. Помощник присяжного поверенного Ульянов защищал Языкова. Следствие установило, что стрелочник не подложил под колеса порожних вагонов брусья, и когда поднялся сильный ветер, вагоны покатились. А начальник «не доглядел». Защитник досконально изучил положение на станции Безенчук, выяснились различные нарушения, за которые начальник станции не отвечал, но которые и создали аварийную ситуацию. Оказалось, что мастер Волгунцев бросил вагоны без присмотра и ушел, не поставив никого в известность; что рабочие не имели права пользоваться вагонеткой, она должна была храниться под замком. Но главное, защитник добивался переквалификации обвинения Языкова на третью часть той же статьи: не «преступная халатность», а «недостаточный надзор» за исполнением подчиненными своих обязанностей. Прокурор отстаивал прежнюю формулировку для обоих подсудимых. В защитительной речи Ульянов, конечно, представил суду личность своего подзащитного. Отставной прапорщик А.Н.Языков участвовал «в походах и делах противу турок» на Балканах, был награжден Военным орденом «За оборону Шипкинского перевала» и серебряной медалью «В память войны 1877-78 гг.»; за 10 лет службы на железной дороге проявил себя как честный и добросовестный работник. Трагедию на вверенной ему станции воспринял как собственное горе и сразу взял вину и ответственность на себя. Не умолчал защитник и о том, что начальство, не дожидаясь приговора, уволило Языкова и загнало его на глухой полустанок, где он ныне «исполняет должность конторщика» с мизерным окладом.

Суд согласился с доводами защиты, обвинение Языкову изменил, как настаивал адвокат, и назначил самое мягкое наказание: 100 рублей штрафа, а в случае невозможности уплаты «выдержать под арестом один месяц». Примечательно, что пострадавшие – рабочий Наурсков и отец погибшего мальчика Коротин, ознакомившись со всеми обстоятельствами дела, отказались от своих прав на возмещения ущерба.

Все эти дела 22-летний помощник присяжного поверенного Ульянов вел бесплатно для клиентов, «по назначению суда». Услуги адвоката в таких случаях оплачивались из казны.

Однажды помощник присяжного поверенного Ульянов фактически отказался защищать клиента во время процесса. Это было дело так называемого «частного обвинения», сейчас подобные дела относятся к гражданскому законодательству. Может, Ульянов и не взялся бы за него, но пришлось подменять коллегу К.Позерна, занятого в другом процессе. Защищать надо было мещанина Гусева, жена обвиняла его в систематических издевательствах и побоях. Выяснилось, что несчастная женщина была выдана за Гусева матерью, которая сама пять лет сожительствовала с ним. Муж-садист постоянно избивал жену, притом, без причин и оснований. Ульянов не стал просить суд о снисхождении к клиенту. Такое право у адвокатов было, и это не являлось нарушением профессиональной этики. В этом случае помощник присяжного поверенного Ульянов лишь наблюдал, чтобы в ходе процесса права клиента не нарушались, чтобы суд вершился по закону. Суд приговорил Гусева к одному году в исправительных арестантских отделениях.

Другое семейное дело: крестьянин Евграф Лаптев обвинял сына, Филиппа Лаптева в «нанесении отцу оскорблений и побоев». Кто из них был извергом, еще вопрос. Филипп утверждал, что отец издевался и бил не только его, но и его жену. Когда сын собрался ехать с жалобой к земскому начальнику, отец опять избил его. Подсудимый просил вызвать соседей-свидетелей, но суд эту просьбу отклонил – это могло привести к оправданию Филиппа, а суд был настроен отстоять библейскую заповедь «чти отца своего». Помощник присяжного поверенного Ульянов, защищавший Лаптева-сына, настаивал на вызове свидетелей «в интересах правосудия», а слушание дела просил перенести. Суд вынужден был уступить защите. Евграфа Лаптева такой поворот дела озадачил. Прежде он отвергал всякую возможность примирения, но теперь вдруг захотел мириться. В результате внесудебных переговоров при посредничестве адвоката отец написал заявление: «желая теперь окончательно простить все поступки моему сыну, я, заявляя о сем, имею честь покорнейше просить дело это производством прекратить». Сын тоже заявил: «даю подписку в том, что обязуюсь почитать и уважать своего отца Евграфа Федорова Лаптева». Нет сомнений, что оба документа продиктовал юрист.

Действительно сложными в юридическом отношении были гражданские дела, в которых участвовал адвокат Ульянов. Особенно запутанным – дело о наследстве, оно осложнялось еще и борьбой с адвокатом противной стороны, опытным сутягой. Второе дело являлось спором, как теперь сказали бы, хозяйствующих субъектов. Оба дела Ульянов решил в пользу своих клиентов. И хотя в его практике преобладали уголовные дела, патрон Хардин не раз утверждал: из помощника выйдет со временем «выдающийся цивилист» (специалист по гражданскому праву).

Гражданские дела, имущественные споры открывали адвокату путь к благосостоянию. Репутация Ульянова как юриста была уже высока, но он умел и отказываться от ведения дел. Так, купец первой гильдии Ф.Ф.Красиков был привлечен к суду по жалобе крестьян, которых он буквально обобрал. Красиков хотел, чтобы его защищал помощник присяжного поверенного Ульянов. Тот ознакомился с делом и отказался. Красиков даже явился к нему на квартиру уговаривать, но юрист повторил свой отказ. В адвокатском сообществе обсуждался этот поступок, лишь немногие одобряли его, большинство осудили за «непрактичность». Кстати, Ульянов впоследствии очень критично и даже резко отзывался о таких именно адвокатах, у которых «убеждения лишь на кончике языка».

Известно, что помощник присяжного поверенного Ульянов участвовал в 14 уголовных и 2 гражданских делах. Он добился оправдания для пятерых своих подзащитных; одно дело прекращено в силу примирения сторон (благодаря опять-таки адвокату); добился смягчения наказания для восьми обвиняемых; сокращения объема первоначальных обвинений – для пятерых; добился изменения квалификации обвинения на более мягкую статью – для четверых. Оба гражданских дела он решил в пользу своих клиентов. Словом, он не имел поражений и всякий раз что-нибудь да выигрывал.
 

Если бы Ульянов не стал Лениным

    В 1889 году семья Ульяновых приобрела хутор при деревне Алакаевке в Самарской губернии, чтобы, как говорится, осесть на земле, вести сельское хозяйство. Довольно необычное решение для городской интеллигентной семьи, не правда ли? Но это лишь на первый взгляд. В конце 1880-х годов Ульяновы перенесли несколько жестоких ударов судьбы. Сначала умер отец, Илья Николаевич. Всю жизнь он трудился, как тогда говорили, на ниве просвещения, только в Симбирской губернии за 10 лет построил больше 150 школ, был награжден несколькими орденами, получил «генеральский» чин действительного статского советника, дававшего право на потомственное дворянство. //  Дальше — www.sovsekretno.ru
 
   11.011.0
+
+2
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
Весьма интересные мемуары, хотя по жанру это скорее запись бесед канадского журналиста, проведенных им в 1960 году с Ольгой Александровной - младшей сестрой Николая II.

Йен Воррес. Последняя Великая Княгиня

[Эти стоки продиктованы Великой княгиней Йену Ворресу незадолго до ее кончины 24 ноября 1960 года.] Автор настоящей книги, господин Йен Воррес, убедил меня на закате моей жизни в том, что мой долг, как перед историей, так и перед моей семьей поведать о подлинных событиях, связанных с царствованием последнего представителя Дома Романовых. Столь жестокая в отношении к членам моей семьи судьба, возможно, намеренно щадила меня столько лет, чтобы дать мне возможность нарушить обет молчания и защитить мою семью от стольких клевет и кривотолков, направленных против них. //  Дальше — xxl3.ru
 

Там вообще есть занятные вещи, процитирую только кусок с ее мнением насчет ПМВ и ее отношения к советской власти (1960 год напомню):
{курсивом выделена прямая речь О.А.}


В разговоре со мной Ольга Александровна как-то заявила:
Распространение и невероятная мощь коммунизма является прямым результатом промахов и эгоистической политики Запада. Я не испытываю ни малейшего сочувствия к тем странам, на которых сегодня обрушилось бремя холодной войны. Они сами напросились на это.

И такого мнения она придерживалась в продолжение всего периода ее пребывания в изгнании. Она утверждала, что когда во время первой мировой войны Россия вступила в смертельную схватку с Германией, союзники намеренно препятствовали и задерживали поставки снаряжения и боеприпасов, в которых Россия так нуждалась, чтобы довести борьбу до победного конца.
Я не видел в этом никакого смысла, и я так и сказал ей.

Смысл есть, — парировала Великая княгиня. — Союзники хотели поймать сразу двух зайцев — разбить Германию и обессилить Россию. Мне ненавистно имя Сталина, но он и его подручные, хорошо помня прошлый опыт России, пострадавшей от своих "союзников", были совершенно правы, когда подозревали, что те возьмутся за свои интриги и во время второй мировой войны. Советское правительство не ошибалось, когда обвиняло Верховное командование союзников в преднамеренном затягивании вторжения во Францию.

Великая княгиня была убеждена, что в конце Первой мировой войны союзники относились к России, как к своему врагу. Под тем неубедительным предлогом, что большевицкое правительство подписало Брест-Литовский договор, они не допустили русских, независимо от того, белые это или красные, к участию в Версальской мирной конференции. Они забыли, что большевицкий режим не был выбран всей нацией и что Белые армии сражались с красными на нескольких фронтах. Никому ни в Великобритании, ни во Франции не приходило в голову, что все истинно русские люди рассматривали этот Брест-Литовский сговор, как позорное пятно в истории России и что все условия этого "договора" были бы сразу же аннулированы, если бы Белая армия одержала победу.

-- Союзники предпочли не обращать внимания на это обстоятельство, потому что наконец-то получили возможность наброситься на Россию и, отрывая куски от ее тела, швырять их поджидающим добычи стервятникам. Все страны, граничившие с Империей моего брата, увеличили свои территории за наш счет. Польша, Венгрия и Румыния не заставили себя долго ждать. Из территорий, принадлежавших России согласно заключенным в прошлом договорам, возникли такие образования, как Финляндия, Литва, Эстония и Латвия. Свою долю на Дальнем Востоке отхватила и Япония. Во время мирной конференции даже Грузия и Азербайджан превратились в независимые государства, и не прозвучал ни один голос протеста против такого предательства.

-- А знаете ли вы,  — возмущенно продолжала Ольга Александровна, — что мы с Мама находились еще в Крыму, когда мой зять, Великий князь Александр Михайлович, отправился во Францию. Мы все полагали, что один из представителей нашего Дома должен поехать в Париж и поставить вопрос о положении в России перед союзными державами. И что же из этого вышло? К Сандро отнеслись так, словно он был предателем. Его даже не принял Клемансо. А личный секретарь Клемансо в ответ на предупреждения Сандро о том, какую угрозу представляют собой большевики, имел наглость заявить, что большевизм — это болезнь побежденных наций. Разумеется, никто в Версале даже не вспомнил о тех жертвах, которые понесли русские ради спасения своих союзников. Ведь именно армия моего брата послужила своего рода гигантским амортизатором, принявшим на себя удар немецких войск. Благодаря героизму моих соотечественников французы получили передышку, чтобы укрепить свое положение. Сто пятьдесят тысяч русских солдат было послано на верную смерть под Танненбергом, чтобы облегчить положение французской армии под Парижем, которому угрожали немцы. Но все это было забыто.

Когда положение нашей армии оказалось хуже некуда, мой брат мог бы согласиться на заключение сепаратного мира. Кайзер был бы рад прекратить войну на Восточном фронте. Но у Ники и мысли даже не возникало забыть о союзническом долге по отношению к Англии и Франции. Когда немцы, надеясь начать переговоры, предложили ему крайне выгодные условия, Ники даже не стал обсуждать их со своими генералами. Свойственное им чувство порядочности помешало ему предпринять какие-то шаги, и он наотрез отказался от всяких переговоров. Если бы он принял условия кайзера, то вполне сумел сохранить бы и престол, и собственную жизнь, и тогда Империя была бы, возможно, спасена от ужасов революции.


Такой взволнованной я не видел Великую княгиню еще никогда. Ее впалые щеки порозовели, в глазах сверкали молнии. Куда подевалась немощная старая дама. Я увидел перед собой представительницу Дома Романовых, защищающую честь своей семьи и своего народа с пылкостью и отвагой молодого казака.

-- А что можно сказать о бездарности западных политических деятелей того времени!  — продолжала она после краткой передышки. — Они просто-напросто играли на руку большевикам. Даже если западные державы не испытывали большой любви к Императорской России, в их же интересах было пресечь распространение коммунизма. Клемансо был твердо убежден, что этого можно добиться созданием санитарного кордона! Большей слепоты и глупости нельзя было и придумать. Ведь именно союзная блокада в сочетании с ужасающими транспортными условиями, к которым нужно прибавить несколько неурожайных лет, привели к полнейшему хаосу. Начался неслыханный голод. Естественно, большевики использовали блокаду западных держав в собственных интересах. Иностранцы — вот кто душат страну, заявляли они народу, и миллионы крестьян верили этому. Неужели кто-нибудь на Западе мог понять, что происходит в то время в России? Президент Вильсон и итальянский премьер Орландо откровенно признались в своей полной неспособности понять русскую проблему. Сделать это было трудно, но ведь будущее благополучие Запада зависело от того, сумеет ли он справиться с возникшими осложнениями своевременно.

По мнению Великой княгини, весна 1919 года была одним из самых решающих периодов в истории XX столетия. Ленин и Троцкий отчетливо сознавали, сколь шатко их положение. На подступах к Петрограду находился генерал Юденич, бывший главнокомандующий войсками Кавказского фронта. На юго-востоке страны, на Кавказе, собрал вокруг себя значительные силы генерал Деникин. В Сибири изо дня в день усиливалось положение адмирала Колчака, располагавшего большой армией. Но все они нуждались в помощи и рассчитывали на то, что их союзники на Западе пришлют им оружие и другое снаряжение.

-- Сложилась крайне благоприятная обстановка. Большевики были окружены со всех сторон. Преступления ЧК против городского и сельского населения озлобили и тех, и других. Красноармейцы обессилели от голода, были разуты, не имели боеприпасов. У них не было таких блестящих генералов, как Юденич или Колчак. Даже Троцкий сомневался в боеспособности тогдашней Красной армии. Однако возможность эта была упущена. Объявленная Западом блокада ударила не столько по кремлевским заправилам, сколько по миллионам простых людей — мужчин, женщин, детей, которые никогда не интересовались политикой. А какая помощь была оказана Западом Белым армиям? Действительно, какую-то помощь западные страны предлагали, но на таких условиях, каких белые не могли принять. Потом в Баку высадились англичане. Затем они двинулись в Батум и объявили его свободным городом, а Азербайджану предоставили независимость. С какой же целью? Чтобы помочь Белым армиям? Восстановить в России порядок? Ничего подобного! Западу была нужна нефть...

Итальянцы, давно присматривавшиеся к марганцевым месторождениям Грузии, под бой барабанов, размахивая знаменами, вошли в Тифлис, превратив Грузию в самостоятельное государство. Полагая, что и они не лыком шиты, французы заняли Одессу, главнейший порт России на Черном море, и стали заигрывать с украинскими "самостийниками". Боеприпасы, артиллерию и аэропланы, которые следовало бы передать Деникину и Юденичу, достались полякам, которые под руководством Пилсудского вторглись в Россию и оккупировали Киев и Смоленск. Верхом глупости и недальновидности была высадка американцев во Владивостоке. Их примеру вскоре последовали и японцы.

В результате такой политики, утверждала Великая княгиня, кремлевские вожди одержали крупную моральную победу. В глазах русских большевики неожиданно стали защитниками суверенитета России, которой угрожали со всех сторон. Чуть ли не в мгновенье ока, благодаря недальновидным действиям союзников, из красных дьяволов большевики превратились в ангелов-хранителей страны. Белые генералы поняли, что больше нет смысла продолжать борьбу. Одна за другой их части начали распадаться. Многие тысячи белых воинов просто разошлись по домам. Тысячи вступили в красную армию, чтобы сражаться со своими исконными врагами - поляками.

-- Под создавшейся ситуацией подвел черту генерал Брусилов, знаменитый герой Императорской армии, — проговорила Великая княгиня. — Когда польские пушки начали бить по Киеву и Смоленску, Брусилов сделал сенсационное заявление: "Поляки осаждают русские крепости, опираясь на помощь тех государств, которые мы спасли от верного разгрома в самом начале войны. Я от всей души желаю успехов Красной армии, и да поможет мне Бог!

К 1920 году обескровленные и дезорганизованные Белые армии фактически перестали существовать. Стычки, в которые они вступали время от времени то в одном, то в другом месте, лишь озлобляли обывателей. Любая армия, утратившая дисциплину, цель и единство, неизбежно стала бы допускать эксцессы.
-- А вспомните, что произошло после второй мировой войны, — продолжала Великая княгиня. — Союзники были словно малые дети, которых водил за нос Сталин со своими бандитами. И президент Рузвельт воображал, будто в состоянии договориться с Кремлевскими правителями. Ничто на свете не сможет снять с него вины за последствия тех позорных условий Ялтинской конференции. Именно Соединенные Штаты помогли Сталину создать Железный занавес. Все предупреждения Черчилля отскакивали от него, как от стены горох. Я не испытываю ни малейшего сочувствия к американцам, которые страдают и выносят такие нервные нагрузки в результате холодной войны. В 1945 году, да и позднее, они были не только достаточно сильны, чтобы помешать целым государствам попасть под иго коммунистов, но и чтобы настоять на проведении свободных выборов в самой России. Они упустили свой шанс, и сегодня целый мир платит за это дорогой ценой.

Затем Ольга Александровна коснулась возникновения независимых государств сорок лет назад в Прибалтийском крае Российской Империи.

-- Люди, плохо знающие историю, стали сходить с ума от радости по поводу того, что "жертвы Имперской политики" угнетения наконец-то получили свое место под солнцем. Провинции эти отошли к России свыше двухсот лет назад в результате победоносной войны со Швецией. Однако никто из тех, кого я знаю, не сошли с ума от горя, когда после второй мировой войны эти прибалтийские страны стали жертвой террора, о масштабах которого мало кто из жителей западных стран догадывается. Да и сегодня, похоже на то, никто не сетует по поводу бедственного положения Эстонии и Латвии.
Я все никак не мог собраться с духом, чтобы спросить у Ольги Александровны относительно той роли, которую сыграли тысячи русских эмигрантов во время войны, начатой Гитлером, но она сама заговорила об этом. И в голосе ее прозвучала печаль.

-- Генерал Власов и его сторонники были не в большей степени предателями, чем вы или я. Они оставались преданными России в течение всей их жизни в изгнании. Они не разделяли нацистской идеологии, но совесть заставила их встать на сторону немцев, потому что, по их мнению, у них появилась возможность освободить Россию от коммунизма. Мне это известно слишком хорошо. Многие тысячи эмигрантов, оказавшихся в странах союзников, встали перед страшным выбором. Но что им оставалось делать, если союзники были на стороне Сталина? Разумеется, этих несчастных эмигрантов немцы обманули; они совершили непростительную ошибку, вторгшись в Россию. Гитлер твердил, что намерен освободить мою родину от большевиков. Немцам следовало создать органы местной администрации, целиком состоящие из русских чиновников и образовать русское правительство. вместо этого они принялись грабить и убивать, не щадя ни женщин, ни детей, и в результате были наголову разбиты.
 


Я испытал некое подобие шока, когда услышал от нее такие слова:
-- Я всегда с большим интересом следила за советской внешней политикой. Она вряд ли отличается от того направления, которым следовал мой отец и Ники.

Но когда мы стали обсуждать вопрос детально, оказалось, что она права. Сугубо националистическая политика, которой руководствовался Император Александр III, была принята на вооружение и Кремлем. Страх и недоверие по отношению к Германии, настороженное внимание к росту народонаселения в Китае, настойчивые требования создания демилитаризованной зоны в Центральной Европе, панславистские тенденции, стремление создать все новые и новые порты, строгие административные меры на границах государства, принимаемые даже в мирное время -по существу, все характерные особенности политики царского правительства - прослеживаются сегодня с такой же очевидностью, как это происходило во время царствования Романовых.

Ольга Александровна была убеждена, что быстро изменяющиеся условия жизни за пределами России, привели к тому, что режим вынужден был во многом пересмотреть свою идеологию.

-- Мирное сосуществование — это вопиющее нарушение принципов марксизма, который учит, что войны — неизбежное условие развития капитализма. Теперь же русским внушают, что они должны сосуществовать с капиталистическими странами. Для них это какая-то бессмыслица. Заявляю вам, что рядовой русский думает собственной головой, живет своим умом, чем бы его правители ни занимались. И вот эти перемены в идеологии когда-нибудь приведут к распаду коммунистической системы. Каждая из таких перемен лишь еще больше ставит в тупик рядового обывателя. Каждая из них заставляет его понемногу терять доверие к режиму, который все дальше отходит от принципов, которые проповедует.

По мнению Ольги Александровны, преследование религии и верующих в прежние годы наряду с террором, сопровождавшим богоборчество, — неотъемлемые элементы советской системы. Терпимость, которая допускается в настоящее время в России — абсолютно несовместима с коммунистическим учением. Благодаря этому как бы создается система внутри системы. Подобная терпимость на руку Кремлю. Кремлевские вожди поняли много лет назад, что религиозное чувство искоренить невозможно.

-- С точки зрения коммунистов, — утверждала Великая княгиня, — религия неизбежно подрывает их систему. Разумеется, они пытаются противодействовать ей атеистической пропагандой среди школьников, но рано или поздно влияние и пример верующих — будь то православные, католики или мусульмане — представит собой проблему. И проблема эта будет далеко не единственной.

Ольга Александровна полагала, что все увеличивающаяся образованная прослойка, появление которой Великая княгиня поставила в заслугу советскому обществу, в конечном счете явится для него обоюдоострым мечом.

-- С каждым годом уровень образованности растет, — признала она. — Я не верю хвастливым заверениям, будто с неграмотностью В России покончено, однако бесполезно отрицать, что в нынешней России сделано многое, в особенности, после окончания второй мировой войны. Но высокий уровень образования и правительственные помочи — вещи несовместимые, во всяком случае, такое вряд ли может долго продолжаться. Рано или поздно дадут себя знать тяга к свободе и правам индивида, противопоставляющего себя государству. Кремлевским вождям будет нелегко справиться с просвещенным народом, не предлагая ему ничего взамен пустых фраз, блестящих успехов в области ядерной физики и грандиозных демонстраций на Красной площади.
Нищий Китай в большей степени является борцом за идеалы коммунизма, нежели Россия. Поскольку радикалы-коммунисты осуждают несправедливое распределение благ, то Россия, входящая в настоящее время в число "состоятельных" государств, не может больше считаться страной под красным знаменем. Ведь это все равно, как если бы Рокфеллер стал выступать в качестве лидера нищих. Нет ничего удивительного, что Китай оспаривает перед Советской Россией право на лидерство. Есть и еще один довод в пользу Китая: коммунизм утвердился в Китае по воле его народа через тридцать семь лет после падения Императорского правительства. У меня на родине большевики захватили власть спустя восемь месяцев после отречения моего брата, и русский народ так и не получил права на свободное волеизъявление. Так называемые советские выборы — это какая-то нелепая пародия на то, что под этим словом подразумевается.


Великая княгиня предсказала дальнейший раскол между Москвой и Пекином задолго до текущих событий.
-- Может вполне случиться, что Россия станет единственной силой, способной умерить агрессивность Китая и единственным надежным буфером между Европой и Азией. Хочу только надеяться, что, когда это произойдет, Запад поддержит свободно избранное у меня на родине демократическое правительство, — заключила она.

Однажды, после длительной дискуссии по поводу дальнейшего развития России, я задал вопрос Великой княгине, допускает ли она возврат Романовых к власти. Она, не колеблясь, ответила отрицательно, что явилось еще одним свидетельством ее кристальной честности.
-- Я уверена, что ни о какой реставрации монархии не может быть и речи. Если коммунизм потерпит крах в России, то она, вероятнее всего, станет республикой. Если даже в стране есть люди, которые мечтают о возвращении монарха на престол, то кто займет этот престол? Престол некому наследовать.
....
Оставив в стороне все мои симпатии и антипатии, я не могу предположить, чтобы в Москве вновь появился Царь. Произошли слишком значительные перемены... Без нас выросло целое поколение. Однако все это лишь детали. Я убеждена, что мечтать о реставрации Дома Романовых — сегодня лишь пустая трата времени.-- В глазах Ольги Александровны я не увидел грусти. Разумеется, она давно примирилась с действительностью. Но эти несколько фраз, произнесенных сестрой последнего русского Царя, прозвучали для меня как своеобразный реквием трем векам русской истории.

Будущий крах коммунизма она представляла себе, как медленный процесс распада.
-- Мне очень хотелось бы, чтобы это произошло не сразу, а постепенно, поскольку внезапное и неизбежно сопряженное с насилием падение коммунистической власти могло бы произойти лишь в результате военной победы Запада. Я до мозга костей русская, и мое чувство собственного достоинства не позволяет мне надеяться на иностранную интервенцию в таких обстоятельствах.
 
   11.011.0
+
+2
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
Пример для современных монархистов и нынешних белых - как можно быть монархистом, но при этом писать про эпоху Николая II без религиозной истерики, булкохруста и конспирологических теорий:

Ольденбург C.C. "Царствование императора Николая II", Белград, 1939 г. - можно скачать здесь:

Белая Россия - Ольденбург C. C. Царствование императора Николая II

Белая Россия - Общественно-исторический клуб //  belrussia.ru
 

Автор, в хронологической последовательности описывает царствование Н2, не обходя острых углов и проблем, приводит разные взгляды на причины и возможные пути решения этих проблем, причем все время акцентирует внимание на том, что простых решений не было.

Не скажу что тут есть какие то особые откровения - многое из описанного можно найти в современных источниках, но повторюсь - на фоне "историков" с рпцэшного телеканала Спас и интерактивных выставок Шевкунова - эта книга просто шедевр научной точности и исторической беспристрастности.


Так, для затравки - описание внешнеполитической ситуации доставшейся в наследство Николаю II от эпохи царствования его отца - Александра III:

Во внешней, политике, царствование императора Александра III принесло большие перемены. Та близость с Германией, или вернее с Пруссией, которая оставалась общей чертой русской политики с Екатерины Великой и проходит красной нитью через царствование Александра I, Николая I и особенно Александра II, сменилась заметным охлаждением.
Едва ли было бы правильным, как это иногда делают, приписывать это развитие событий — антигерманским настроениям императрицы Марии Федоровны, датской принцессы, вышедшей замуж за русского наследника вскоре после датско-прусской войны 1864 г. Можно разве сказать, что политические осложнения на этот раз не смягчались, как в предшествующие царствования, личными добрыми отношениями и семейными связями династий. Причины были, конечно, преимущественно политические.


Хотя Бисмарк и считал возможным совмещать Тройственный Союз с дружественными отношениями с Россией, австро-германо-итальянский союз был, конечно, в основе охлаждения между старыми друзьями. Берлинский конгресс оставил горечь в русском общественном мнении На верхах начали звучать антигерманские нотки. Известна резкая речь генерала Скобелева против немцев; Катков в «Московских Ведомостях» вел против них кампанию. К середине 80-х годов напряжение стало ощущаться сильнее: германский семилетний военный бюджет («септеннат») был вызван ухудшением отношений с Россией. Германское правительство закрыло берлинский рынок для русских ценных бумаг.


Императора Александра III, как и Бисмарка, это обострение серьезно тревожило, и в 1887 г. был заключен — на трехлетний срок — т. н. договор о перестраховке. Это было секретное русско-германское соглашение, по которому обе страны обещали друг другу благожелательный нейтралитет на случай нападения какой-либо третьей страны на одну из них. Соглашение это составляло существенную оговорку к акту Тройственного Союза. Оно означало, что Германия не будет поддерживать какого-либо антирусского выступления Австрии. Юридически эти договоры были совместимы, так как и Тройственный Союз предусматривал только поддержку в том случае, если кто-либо из его участников подвергнется нападению (что и дало Италии возможность в 1914 г. объявить нейтралитет, не нарушая союзного договора).


Но этот договор о перестраховке не был возобновлен в 1890 г. Переговоры о нем совпали с моментом отставки Бисмарка. Его преемник, генерал Каприви, с военной прямолинейностью, указал Вильгельму II, что этот договор представляется нелояльным в отношении Австрии. Со своей стороны, император Александр III, питавший симпатию к Бисмарку, не стремился связываться с новыми правителями Германии.
После этого, в 90-е годы, дело дошло до русско-германской таможенной войны, завершившейся торговым договором 20 марта 1894 г., заключенным при ближайшем участии министра финансов С.Ю.Витте. Этот договор давал России — на десятилетий срок — существенные преимущества.


Отношениям с Австро-Венгрией нечего было и портиться: с того времени, как Австрия, спасенная от венгерской революции императором Николаем I, «удивила мир неблагодарностью» во время Крымской войны, Россия и Австрия так же сталкивались на всем фронте Балкан, как Россия и Англия на всем фронте Азии.

Англия в то время еще продолжала видеть в Российской Империи своего главного врага и конкурента, «огромный ледник, нависающей над Индией», как выразился в английском парламенте лорд Дизраэли.


На Балканах Россия пережила за 80-е годы тягчайшие разочарования. Освободительная война 1877—78 г., стоившая России столько крови и таких финансовых потрясений, не принесла ей непосредственных плодов. Австрия фактически завладела Боснией и Герцеговиной, и Россия вынуждена была это признать, чтобы избежать новой войны. В Сербии находилась у власти династия Обреновичей, в лице короля Милана, явно тяготевшая к Австрии.

Про Болгарию — даже Бисмарк едко отозвался в своих мемуарах «освобожденные народы бывают не благодарны, а притязательны». Там дело дошло до преследования русофильских элементов. Замена князя Александра Баттенбергского, ставшего во главе антирусских течений, Фердинандом Кобургским не улучшила русско-болгарских отношений. Только в 1894 г. должен был уйти в отставку Стамбулов, главный вдохновитель русофобской политики. Единственной страной, с которой Россия в течении долгих лет даже не имела дипломатических сношений была Болгария, так недавно воскрешенная русским оружием из долгого государственного небытия!


Румыния находилась в союзе с Австрией и Германией, обиженная тем, что в 1878 г. Россия вернула себе небольшой отрезок Бессарабии, отнятой у нее в Крымскую войну (Измаильский уезд, с площадью в 8128 кв. верст, с населением около 125 000 человек). Хотя Румыния получила при этом в виде компенсации всю Добруджу с портом Констанцей, — она предпочла сблизиться с противниками русской политики на Балканах.


Когда император Александр III провозгласил свой известный тост за «единственного верного друга России князя Николая Черногорского», — это в сущности соответствовало действительности. Мощь России была настолько велика, что она не чувствовала себя угрожаемой в этом одиночестве. Но после прекращения договора о перестраховке, во время резкого ухудшения русско-германских экономических отношений, император Александр III предпринял определенные шаги для сближения с Францией.

Республиканский строй, государственное безверие и такие недавние в то время явления, как Панамский скандал, не могли располагать к Франции русского царя, хранителя консервативных и религиозных начал. Многие считали поэтому франко-русское соглашение исключенным. Торжественный прием моряков французской эскадры в Кронштадте, когда русский царь с непокрытой головой слушал «Марсельезу», показал, что симпатия или антипатия к внутреннему строю Франции не являются решающими для императора Александра III.

Мало кто, однако, думал, что уже с 1892 г. между Россией и Францией был заключен тайный оборонительный союз, дополненный военной конвенцией, указывающей, какое количество войск обе стороны обязуются выставить на случай войны с Германией. Договор этот был в то время настолько секретным, что о нем не знали ни министры (конечно, кроме двух-трех высших чинов министерства иностранных дел и военного ведомства), ни даже сам наследник престола.

Французское общество давно жаждало оформления этого союза, но царь поставил условием строжайшее сохранение тайны, опасаясь, что уверенность в русской поддержке может породить во Франции воинственные настроения, оживить жажду реванша, и правительство, по особенностям демократического строя, не будет в силах противиться напору общественного мнения.
 
   11.011.0
+
+3
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
Как известно, Леонид Борисович Красин был не только большевиком и ледоколом, но и в начале 1910-х гг. стал выражаясь по современному, топ-менеджером российского филиала фирмы Сименс, которая еще с 60-х гг. XIX века активно сотрудничала с Министерством императорского двора. В частности дворцовая электростанция в Царском Селе в основном была оснащена оборудованием производства немецких фирм.

В биографии Красина есть в некотором роде забавный момент - в силу озвученных выше причин, некоторое время он занимал должность директора вот этой самой дворцовой электростанции в Царском Селе.
Более того - в середине 17 года к Красину в гости заглядывал сам дедушка Ленин:
;)
В мае 1917 г., опять-таки в поисках денег, В.И.Ленин посетил Дворцовую электростанцию в Царском Селе. По воспоминаниям А.М. Коллонай, «Ленин “досконально” осмотрел электростанцию и, вернувшись, сказал мне с оттенком удивления, но без порицания: “…Красин – инициативный и бесстрашный партиец, а сейчас он по уши влюблен в свою электроэнергию, ни о чем другом не думает… И так это смачно рассказывает про свою технику, что я шесть часов бродил с ним по заводу, времени не заметил. Да, странные эти инженеры, но в будущем, когда начнем строить новую Россию, нам такие-то, как Красин, нужны будут, да не десятки, а тысячи Красиных…”».
 


Источник:
Зимин И.В. "Александровский дворец в Царском Селе. Люди и стены. 1796–1917"
   11.011.0
+
+1
-
edit
 

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆
Очень интересно, но уволенный с работы царь тут причём? :)
   51.051.0
+
+1
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
Fakir> Очень интересно, но уволенный с работы царь тут причём? :)

Ну как, территориально (в смысле на территории властной резиденции) пересеклись бывший и будущий руководители государства... :)

А если серьезно, тему давно пора переименовать - что нибудь вроде "Николай II и его эпоха", бо форум у нас не монархический, и соответственно писать только про персоналию Н2, в отрыве от окружающей действительности, нет никакого смысла.
   11.011.0
31.10.2019 17:09, Pu239: +1: Согласен с предложением

  • VAS63 [31.10.2019 10:27]: Редактирование параметров темы
+
-
edit
 

VAS63

координатор
★★★☆
A.1.> А если серьезно, тему давно пора переименовать - что нибудь вроде "Николай II и его эпоха", бо форум у нас не монархический, и соответственно писать только про персоналию Н2, в отрыве от окружающей действительности, нет никакого смысла.
Согласен, сделано.
А чего сам не сделал?
   59.059.0
RU Серокой #31.10.2019 10:37
+
-
edit
 

Серокой

координатор
★★★★
Мне вот интересно, почему до сих пор не поднялся вопрос об обратном переименовании Северной Земли в Землю Николая II? Поклонская упустила? или далеко, холодно и не интересно? :D
Было б забавно. Остров Крупской в архипелаге Николая II.
   
RU ED #31.10.2019 10:48  @Серокой#31.10.2019 10:37
+
-
edit
 

ED

аксакал
★★★☆
Серокой> Было б забавно. Остров Крупской в архипелаге Николая II.

Осторов Ок­тябрь­ской Ре­во­лю­ции, острова Ком­со­мо­лец, Боль­ше­вик и Пио­нер менее забавны?
   77.0.3865.12077.0.3865.120
RU Alex 129 #31.10.2019 10:52  @Серокой#31.10.2019 10:37
+
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
Серокой> не поднялся вопрос об обратном переименовании Северной Земли в Землю Николая II?

Ну да, а Мурманск в Романов-на-Мурмане... :)


Серокой> или далеко, холодно и не интересно? :D

Оно и к лучшему что далеко.

ОФФ
Не удивлюсь со страхом жду что со временем какую нибудь новую АПЛ его именем назовут...

З.Ы. Я не поклонник сабжа, но и не вижу необходимости почем зря кидаться в него какашками, просто с пониманием отношусь к сложности и громадности проблем что стояли перед ним и страной. ;)
   11.011.0

Alex 129

координатор
★★★★★
ED> Остров Ок­тябрь­ской Ре­во­лю­ции, острова Ком­со­мо­лец, Боль­ше­вик и Пио­нер менее забавны?

Не более, чем ехать в советские времена в Петродворец, выходя при этом на ж.д. платформы Новый Петергоф или Старый Петергоф :)
   11.011.0

ED

аксакал
★★★☆
A.1.> Не более, чем...

Ну вроде очевидно что речь о сравнении конкретно с островом Крупской.
   77.0.3865.12077.0.3865.120

Tico

модератор
★★☆
A.1.> Более того - в середине 17 года к Красину в гости заглядывал сам дедушка Ленин:

Довольно странное высказывание от человека, который сам к обществу относился скорее как инженер.
   68.0.3440.10668.0.3440.106
+
-
edit
 

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆
A.1.> А если серьезно, тему давно пора переименовать - что нибудь вроде "Николай II и его эпоха",

Много ему чести - "его эпоха", хе! :) Его личность эпоху-то определяла в одну из последних очередей...

A.1.> бо форум у нас не монархический,

Оно слава Будде :)

A.1.> и соответственно писать только про персоналию Н2, в отрыве от окружающей действительности, нет никакого смысла.

Почему? Всякие биографические детали, и прочие касаемые до личности, окружения, правительства - это вот сюда. Про эпоху и страну начала прошлого века - что-то отдельное. Да хоть топик про РКМП(ТМ).
   51.051.0
+
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
Fakir> Его личность эпоху-то определяла в одну из последних очередей.

Не знаю, может в Британии к примеру, личность монарха особо не влияло (не влияет) на судьбу страны, при нашей же традиции персонификации высшей власти это дискуссионное утверждение.
Бездействие кстати это тоже такой способ действия... ;)


Fakir> Почему? Всякие биографические детали, и прочие касаемые до личности, окружения, правительства - это вот сюда. Про эпоху и страну начала прошлого века - что-то отдельное. Да хоть топик про РКМ(ТМ).


"Винни, мы ходим по кругу"©

Р.S. Если это так важно, давайте вместо эпохи напишем "...и период его правления".
Ну или растащи тему на две - ежели тебе не лень...
   11.011.0
+
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
ОФФ

VAS63> А чего сам не сделал?

"Я знал"© :D - что будут срач несогласные мнения, поэтому выдвинул предложение скорее в порядке обсуждения.
   11.011.0
RU Серокой #31.10.2019 15:43  @ED#31.10.2019 11:01
+
-
edit
 

Серокой

координатор
★★★★
A.1.>> Не более, чем...
ED> Ну вроде очевидно что речь о сравнении конкретно с островом Крупской.

Потому что соседство одной личности с другой.
   
RU Серокой #31.10.2019 15:43  @Alex 129#31.10.2019 10:52
+
-
edit
 

Серокой

координатор
★★★★
A.1.> Ну да, а Мурманск в Романов-на-Мурмане... :)

Ну, там уже аэропорт продавили...
   
RU Alex 129 #31.10.2019 16:37  @Серокой#31.10.2019 15:43
+
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
A.1.>> Ну да, а Мурманск в Романов-на-Мурмане... :)
Серокой> Ну, там уже аэропорт продавили...

У Перископа в жж обсуждали - там очень хитрый указ №681: имя вроде бы и присваивается, но при этом "не является составной частью установленного наименования географического объекта"©.

Официальный интернет-портал правовой информации

Официальный интернет-портал правовой информации //  publication.pravo.gov.ru
 
   11.011.0
RU ED #31.10.2019 16:53  @Серокой#31.10.2019 15:43
+
-
edit
 

ED

аксакал
★★★☆
Серокой> Потому что соседство одной личности с другой.


Это понятно. Просто скажем остров "Большевик" в архипелаге «Земля Императора Николая II» позабавнее будет.
Хотя дело вкуса, конечно. :)
   77.0.3865.12077.0.3865.120
RU Серокой #31.10.2019 17:14  @ED#31.10.2019 16:53
+
-
edit
 

Серокой

координатор
★★★★
ED> Просто скажем остров "Большевик" в архипелаге «Земля Императора Николая II» позабавнее будет.
Причём, так как картографирование было только при СССР, старого названия у островов нет. )
   
RU ED #31.10.2019 18:12  @Серокой#31.10.2019 17:14
+
+2
-
edit
 

ED

аксакал
★★★☆
Серокой> Причём, так как картографирование было только при СССР, старого названия у островов нет.

Хоть и оффтоп, но не совсем так.
Первоначально считали что это один (почти) большой остров. Названный "Земля Николая Второго". Остров - не архипелаг. Кроме него тогда знали лишь два небольших отдельных острова на юге - остров Цесаревича Алексея и остров Старокадомского.
После революции остров Земля Николая Второго переименовали в остров Северная Земля, остров цесаревича в остров Малый Таймыр, а всё вместе (три острова) назвали Таймырский архипелаг. И лишь когда в 30-х обнаружили что там куча отдельных островов, дали им отдельные советские названия. А весь архипелаг переименовали в Северную Землю (по прежнему названию якобы единого острова).
   77.0.3865.12077.0.3865.120
Это сообщение редактировалось 04.11.2019 в 02:09
1 15 16 17 18 19 20 21

в начало страницы | новое
 
Поиск
Поддержка
Поддержи форум!
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru