[image]

Значение сторон в итогах Второй мировой войны

Опять Бяка
 
1 5 6 7 8 9 10 11
LT Bredonosec #13.08.2018 23:19
+
+1
-
edit
 
к слову о вечных песнопениях отдельных личностей про то, как-де сша якобы "сами гитлера разбили"

"Тигр" или самое глупое учение США, унесшие 749 солдат

Cамое глупое учение армии США, унесшее жизни минимум 749 солдат. Почему в Соединенных Штатах скрывают трагедию «ночи кровавого Тигра». В Америке до сих пор официально не снят гриф секретности с событий, связанных с учением «Тигр» по подготовке союзных войск к высадке в Нормандии в 1944 году. Все выжившие участники той трагедии, а также сотрудники служб, привлеченных к спасению, подписались под неразглашением под угрозой военно-полевых судов армии США. Тем не менее, благодаря усилиям энтузиастов…// Исторический
 
   26.026.0
LT Bredonosec #10.01.2019 11:51
+
+2
-
edit
 
...В 1940 году Уинстон Черчилль сказал пламенную речь о возможном вторжении нацистской Германии в Великобританию: "Мы будем оборонять наш остров, чего бы это ни стоило, мы будем сражаться на побережье, мы будем сражаться в пунктах высадки, мы будем сражаться на полях и на улицах, мы будем сражаться на холмах, мы не сдадимся никогда". Звучало всё это очень красиво, но вот что именно случилось в реальности, когда немцы оккупировали в 1940-1945 гг. британскую территорию в Европе - Нормандские острова у побережья Франции...

За всё время оккупации в сторону вермахта не прозвучал ни один выстрел - на 66 тысяч англичан на островах не нашлось ни одного партизана. Ни один немецкий солдат не был убит или даже ранен. Общее мнение выразил некто доктор Джон Льюис - "любой саботаж будет не только опасен, но и совершенно контрпродуктивен". Никто не вышел сражаться на поля и улицы. Работали суды, но по законам Третьего рейха, британская полиция продолжала нести службу на улицах - только платили им уже в рейхсмарках. Работали кино и театры. Англичане не стонали от угнетения. Добровольческие отряды охраняли аэродромы, откуда взлетали самолёты бомбить Лондон. Все были уверены, что Лондон падёт.

"Сопротивление? Какое сопротивление?" - с удивлением спрашивали островитяне британскую писательницу Мадлен Бантинг, в девяностые написавшую книгу об оккупации, и опросившую для этого многих очевидцев. 570 человек были отправлены в концлагеря в Европу - среди них было трое евреев, три коммуниста, остальные - "за уголовные преступления" ("карманники", нарушение комендантского часа, кража еды со складов), 22 не вернулись назад.

Нет, о чем я, сопротивление случалось. Некий человек отказался жить в одном доме с женой, которая шила одежду для немецких солдат. Ещё один раз немецкий ефрейтор, стоящий на постое у горожанина, сфотографировал его дочь без разрешения. Тот храбро пожаловался в комендатуру, и военного перевели в другой дом. Кстати, постой солдат щедро оплачивался. Доносительство было распространено, информаторы получали за донос 20-50 рейхсмарок. Так, один островитянин донес на трех друзей, что они слушают британское радио, и тех отправили в заключение. "Две добрых подруги" предали старую женщину, спрятавшую сбежавшего пленного из немецкого лагеря. После освобождения предатели не были осуждены, ибо ну знаете, случается такое: чего уж тут страшного, люди немного хотели подзаработать, всё оккупанты проклятые виноваты. Ни один инцидент коллаборационизма не был расследован.

Случай реальной храбрости был один. Мэри Озанн, проповедник "Армии спасения", протестовала против жестокости по отношению к советским военнопленным на островах. Её предупредили, что добром не закончится. Она сказала, что ей плевать, и она всё равно протестовала. Женщину посадили в тюрьму, где она и умерла в апреле 1943 года. Другие же случаи сопротивления - хоть стой, хоть падай. Например, описывается инцидент, где с лестницы спускался пьяный в жопу немецкий солдат, а полицейские-англичане видели это, и не помогли ему. Тот свалился и потерял сознание - тогда они вызвали ему "скорую". Вот какие храбрые люди были, не то, что сейчас.

На островах было 4 концлагеря для военнопленных (в основном из СССР), которые строили военные укрепления. 700 человек погибло и похоронены на острове. Как явствует из случая со старой леди, иногда их прятали и кормили, но в целом подобные проявления доброты были единичны. Островитяне не хотели ссориться с немцами, и не хотели ввязываться в проблемы. "Но относились к пленным с сочувствием", как пишет историк. Пленным от этого, конечно же, становилось намного лучше.

9 мая 1945 года немецкие войска на островах капитулировали - причем, на одном острове они и вовсе сдались 16 мая только, так как за ними никто не приезжал. Островитяне радостно приветствовали британцев, чиновники оперативно сняли портреты Гитлера, флаги со свастикой, и повесили портреты короля. И даже в центре теперь есть площадь Освобождения от ига проклятой оккупации. Та же полиция, что служила при немцах, с честью несла службу и далее в честь короля.

Красивые слова Черчилля остались в памяти, и британцы их часто цитируют в знак храбрости и несгибаемости своей нации. Это чудесно, поскольку часто правды лучше не знать.

Сейчас в дискуссиях в Инете люди, оправдывающие мощь сопротивления на Нормандских островах оккупантам, говорят - всё это лишь потому, что острова находятся под юрисдикцией британской короны, но формально в её состав не входят. Мол, эта территория юридически не Британия. Это, разумеется, всё меняет. Не будь так, вторгнувшихся туда немцев через неделю сбросили бы в море.

Лично я в этом просто не сомневаюсь.

© некто Зотов
   69.0.3497.1669.0.3497.16
LT Bredonosec #09.06.2019 19:40
+
-
edit
 
Топ-2 неудачных операций во время Второй Мировой войны

В середине августа 1942 года была попытка со стороны британских военных совершить наступательную операцию по захвату северного побережья города Дьепп во Франции, чтобы нанести удар по немецкому тылу.

В первых числах августа 1942 года сотни судов направились к берегу Франции. Несколько тысяч солдат, танки, бронемашины. Около сотни десантных барж перевозили амуницию и военных. С воздуха их прикрывали самолеты. Планировалось быстрым и внезапным ударом захватить побережье, а потом и сам город.

Скрытый текст
Когда силы союзников подошли к берегу утром 19 августа, вроде бы все было тихо. Как вдруг неожиданно вдали послышались звуки выстрелов. Отряд военных натолкнулся на катер охраны вермахта.

Дело в том, что именно этой ночью корабли противника сопровождали свой конвой, и столкнулись с английскими кораблями. Немцы подняли тревогу и фактор внезапности был утерян.

Союзники начали штурм, под прикрытием авиации, но пехоте не удалось закрепиться на берегу, поэтому первые несколько атак были отбиты немцами очень быстро. Несколько отрядов смогли прорваться с танками, но к городу не смогли подойти, так как на дорогах были завалы, и их ждали фашисты.

К обеду английские генералы были вынуждены признать, что операция провалена. Высадка шла все время под постоянными обстрелами фашистов, к тому же они успели еще и подтянуть резервы к городу. Часть войск вообще оказалась отрезанными, и немцы уничтожили их.

К вечеру части вермахта окончательно вытеснили с городской черты англичан и те были вынуждены спасаться бегством на баржах. Потери были большие, погибли тысячи солдат, многие корабли были потоплены или повреждены.

Причиной такого провала скорее всего была разведка. Разведчикам не удалось выяснить, когда курсируют вокруг берега вражеские катера охраны и сколько частей находится на побережье, в итоге операция, которая могла бы завершиться успехом, оказалась провальной.
 
   26.026.0
LT Bredonosec #09.06.2019 19:41
+
-
edit
 
Рейд на Дьепп, или как Крысоловы сами оказались крысами

Рейд на Дьепп стал одной из самых уникальных операций Второй мировой войны. У этой операции изначально отсутствовала… цель. Да, да! Я совсем не шучу и не ерничаю! С самого начала было ясно, что суммарные потери нападающих будут больше, чем у обороняющихся. Отвлечь силы и средства противника или, по крайней мере, внимание от других операций? Нет, западные союзники не вели никаких операций, да и отвлечь какие-нибудь силы немцев в ходе столь кратковременной акции было невозможно.

По мнению ряда западных историков, целью британского премьера было успокоить русских союзников и свой собственный народ, что британские вооруженные силы способны вести борьбу с немцами.

На мой же взгляд, главной целью Черчилля было доказать Сталину, что германский Атлантический вал неприступен. Хотя на самом деле «вал» еще и не начал толком строиться.

Идея провести рейд на французский город Дьепп появилась еще в апреле 1942 г. Вскоре операция получила название «Раттер» («Крысолов»).

В районе Дьеппа располагались РЛС, аэродром для истребителей и четыре береговые батареи. Кроме того, там был порт, доки и различные военно-морские и военные сооружения, уничтожение которых вызвало бы определенные трудности в деятельности порта. К тому же Дьепп находился в радиусе действия британской истребительной авиации, что являлось немаловажным условием исполнения любой морской десантной операции.

Правда, скептики из числа штабных офицеров указывали, что Дьепп — далеко не идеальный объект для рейда. Он был сильно защищен с обеих сторон гавани, а высокий, круто обрывающийся берег обеспечивал ему командное положение в отношении подходов с моря. В отвесном береге имелось всего несколько небольших проемов, пляжи были узкие, а каменистые рифы ограничивали возможности подхода к берегу десантно-высадочных средств во время прилива. А сам город от вторжения с моря и от самого моря защищала сплошная стена.

В апреле 1942 г. в штабе морских десантных операций началась разработка плана рейда на Дьепп. Рассматривались два варианта. Первый вариант предусматривал фронтальную высадку основной части десанта непосредственно в Дьепп с одновременной высадкой групп морского и воздушного десантов с флангов. Второй вариант не содержал действий по высадке десанта с фронта. Армейский штаб стоял за фронтовой десант главным образом потому, что фланговые десанты высаживались настолько далеко от города, что ко времени атаки главного объекта всякая внезапность пропадала.

Морское командование беспокоила высадка десанта с фронта, но они считали такую высадку возможной, если сухопутные войска согласны пойти на известный риск.

Разногласия возникли и при обсуждении вопроса о том, производить ли воздушную бомбардировку города и гавани непосредственно перед высадкой десанта. В это время британский кабинет из пропагандистских целей стремился избегать бомбардировок французских городов в ночное время, и хотя для данного случая Черчилль согласился на бомбардировку, ее все же решили не проводить.

Считалось, что бомбардировка только приведет противника в боевую готовность, как это случилось во время рейда на Сен-Назер. К тому же разрушенные бомбами дома стали бы большим препятствием для прохода в город танков ночью. Однако последующие события показали, что все эти аргументы были не совсем правильны.

Есть все основания считать, что именно отказ от ночной бомбардировки стал причиной неудачи операции «Крысолов». Как ни странно, но решение не наносить удара по городу с воздуха не повлекло за собой требования усилить соответственно артиллерийскую поддержку, то есть привлечь артиллерию линкоров и крейсеров. Однако лорды Адмиралтейства боялись использовать тяжелые корабли, опасаясь люфтваффе и береговых батарей.

3 июля 1942 г. личный состав и техника 4-й и 6-й канадских пехотных бригад, а также танкового полка Калгари были уже погружены на штурмовые корабли и десантные суда, для переброски их через пролив. Подготовка к рейду вступила в ту стадию, когда отмена операции казалась просто немыслимой. Но позже вновь начались распри между командованием армии, флота и ВВС, и назначенная на 4 июля высадка была отменена.

А 7 июля германский самолет сбросил бомбы, которые попали в два корабля первого эшелона десанта, стоявшие с войсками на борту на якоре в районе Ярмута (остров Уайт). Британское командование посчитало, что противник осведомлен о готовящейся операции, хотя позже выяснилось, что это было не так. Погода не благоприятствовала действию воздушно-десантных групп, и рейд был отменен.

В июле 1942 г. переработанный план рейда на Дьепп вновь обсуждался британским командованием. Кстати, он получил новое название — операция «Юбилей». Черчилль решительно поддерживал идею рейда на Дьепп. Проблема была в том, удастся ли подготовку к операции провести в тайне от немцев, учитывая, что перед отменой рейда с планом его проведения были знакомы многие. Поэтому для уменьшения риска никаких дополнительных бумаг не писалось, а Черчилль принял решение о проведении рейда, проконсультировавшись лишь с адмиралом Маунтбаттеном — начальником управления морских десантных операций, и комитетом начальников штабов.

Новым планом операции предусматривалась высадка трех десантных групп на каждом фланге Дьеппа и двух групп с фронта. Парашютные десанты были отменены, а вместо них ввели отряд коммандос.

17 июля капитан 1-го ранга Хьюджес-Холлетт был назначен командиром соединения кораблей. Еще до этого командовать войсковыми отрядами и авиацией были назначены соответственно генерал-майор Робертс, командир 2-й канадской дивизии, и вице-маршал Лей-Меллори. В состав сил флота, выделенных для выполнения рейда, входили 8 эсминцев, 9 пехотно-десантных кораблей, 39 кораблей прибрежного действия (канонерские лодки, катера и т. п.), 179 десантновысадочных средств, два вспомогательных судна. Всего 237 вымпелов. Эти силы должны были перевезти, высадить и затем снять десант численностью 4961 человек канадской армии, 1057 человек частей коммандос и небольшой диверсионно-разведывательный отряд США.

Авиация поддержки состояла из 67 эскадрилий, из них 60 истребительных.

В окончательном виде план рейда предусматривал высадку двух десантов с каждой стороны Дьеппа на рассвете. За ней через полчаса следовала высадка главного десанта в город. Атаки на внешних флангах имели целью захват батарей тяжелых орудий, которые находились вблизи места высадки этих десантов, а атаки на внутренних флангах — захват еще одной батареи и укрепленного пункта, после чего десант должен был атаковать расположенные позади города и господствующие над ним высоты. Часть подразделений фланговых десантных групп должна была атаковать аэродром истребительной авиации и ее штаб. В задачу главного фронтального десанта входили захват города и удержание его в течение определенного времени.

Огневая поддержка возлагалась на эсминцы, вооруженные 102-мм орудиями, а ближнее огневое сопровождение высаживающегося десанта — на некоторые специально оборудованные для этой цели десантновысадочные средства. Но все эти средства были вооружены артиллерией калибром не свыше 102 мм, причем большая часть из них имела артиллерию значительно меньшего калибра.

Британское командование считало, что расположенные вблизи города пять артиллерийских батарей насчитывали около 20 орудий, в большинстве своем представлявшим 15-см морские установки. Кроме того, предполагалось у немцев большое число зенитных батарей, часть которых могла быть использована для стрельбы по наземным целям.

Руководство боевыми действиями британской авиации в Дьеппской операции возлагалось на командира 11-й авиагруппы Истребительного командования вице-маршала авиации Ли-Мэллори. В его распоряжение было выделено 56 истребительных эскадрилий (истребители «Харрикейн», «Спитфайр» и «Тайфун»), четыре эскадрильи тактической разведки (новые истребители-бомбардировщики «Мустанг») и пять бомбардировочных эскадрилий (двухмоторные бомбардировщики «Бленхейм» и «Бостон») из состава 2-й авиагруппы, на которые была возложена задача по оказанию непосредственной авиационной поддержки своим войскам и по постановке дымовых завес.

Замечу, что самолеты «Тайфун» и «Мустанг» должны были впервые применяться в бою.

Британский историк Роскилл писал: «Сейчас ясно, что план рейда имел серьезные недостатки. Во-первых, слишком многое возлагалось на полную внезапность в условиях, при которых она вряд ли была возможна. Даже если бы атаки с флангов застали противника врасплох, гарнизон города успел бы прийти в полную боевую готовность до начала главного наступления. Во-вторых, огневая поддержка, как ближняя, так и дальняя, была совершенно недостаточной, чтобы справиться со столь мощной и плотной обороной. И, наконец, в-третьих, план рейда был чрезвычайно сложным. И не только из-за большого числа указанных в нем различных объектов ударов и требований точнейшего по времени выполнения задач, но и потому, что во многих отношениях он не имел нужной гибкости. Например, успех высадки основного десанта зависел от успеха действий фланговых десантных групп и от способности нашей авиации и кораблей подавить артиллерию, установленную на командных высотах. Танки десанта не могли ворваться в город до тех пор, пока саперы не взорвут противотанковые заграждения, установленные позади морского вала. А если танки не могли войти в город, чтобы подавить укрепленные пункты противника, то высадившийся на пляжи десант, прижатый огнем в месте высадки, не мог бы продвигаться вперед.

План был составлен так, что, если нарушался график времени решения какой-то значительной задачи или что-то не ладилось в достижении начальных целей, под угрозу выполнения ставился весь план рейда. Противник, который захватил, быстро перевел и распространил оперативный приказ, считал, что уже сама чрезмерная детализация плана таила в себе опасность провала рейда при возникновении непредвиденных трудностей и что рейд выполнялся с излишне большой точностью по времени и педантичностью.

Командир соединения кораблей, казалось, предвидел всю рискованность подобного рейда. Незадолго до выхода сил в море он назвал рейд „необычайно сложным и опасным“. Вероятно, сказанное им отражало мнение участвовавших в планировании рейда морских офицеров. Они считали, что фронтальная атака вполне возможна, но сопряженный с ней риск очень велик. Военно-морской флот Англии на опыте столетий научился понимать всю опасность атак с моря хорошо защищенных береговых объектов с приведенным в боевую готовность личным составом»[40].

Утром 17 августа был отдан приказ о выходе в ночь на 19 августа назначенных в рейд сил. В 4 ч 50 мин должны были высадиться фланговые десантные группы, а через полчаса — главные силы. Посадка войск и погрузка 55 тяжелых танков «Черчилль» состоялась 17 и 18 августа и прошла по плану.

Первыми в море вышли две флотилии тральщиков, которые имели задачу протралить фарватер в минных заграждениях противника. К моменту подхода рейдовых сил тральщики закончили траление фарватеров.

Корабельный состав был разбит на 13 групп, большая часть которых включала различные типы десантных кораблей и катеров. Все они вышли из Портсмута, Ньюхейвена и Шорхема. Эскортная группа, она же группа кораблей огневой поддержки, включала 8 эсминцев типа «Хант» и ряд судов артиллерийской поддержки десанта (канонерские лодки и катера). Командиры соединения кораблей и десанта шли на эсминце «Кэлпи».

Луна зашла перед полуночью, и потому большую часть пути рейдовые силы шли в темноте. Но, несмотря на это, эскадра лишь незначительно отклонилась от сложного расписания. Выйдя из района минных заграждений на чистую воду, корабли и десантновысадочные средства начали перестроение в ордер для подхода в район высадки.

К 3 часом ночи 19 августа в голове вместе с эскортными кораблями шли десантные корабли. На пехотно-десантных кораблях находились: на «Принс Альберте» — 4-й отряд коммандос для высадки на западном внешнем фланге; на «Принсес Биатриксе» и «Инвикте» — канадский пехотный полк для высадки на западном внутреннем фланге; на «Куин Эмме» и «Принсес Астриде» — канадский пехотный полк для высадки на восточном внутреннем фланге; на группе десантновысадочных судов — 3-й отряд коммандос для высадки на восточном внешнем фланге; на «Гленгиле», «Принс Чарльзе» и «Принс Леопольде» — пехотные части для высадки на дьеппский плацдарм и на «Дьюк ов Веллингтоне» шли подкрепления на восточный внутренний фланг. За ними следовали эсминцы «Кэлпи» и «Фёрни», канонерская лодка «Лоукаст» с отрядом морской пехоты на борту, а дальше располагались сторожевые катера с подкреплениями для западного внутреннего фланга и плавучий резерв. Танкодесантные корабли замыкали рейдовые силы.

В указанное время десантные корабли подходили к назначенным им позициям примерно в 10 милях от берега. Между 3 ч 00 мин и 3 ч 20 мин корабли спустили десантновысадочные средства, и на них были посажены штурмовые группы десанта. Затем десантные корабли, выполнив почти точно по графику свою задачу, взяли курс на Англию. Спущенные десантновысадочные средства построились для следования в намеченные пункты высадки десанта. Одновременно в районе Булони проводились боевые действия отвлекающего характера.

В тот момент, когда, казалось, внезапность была достигнута, так как противник все еще ничем не проявил себя, произошло непредвиденное. В 03 ч 47 мин группа десантновысадочных средств, шедшая для высадки на восточный внешний фланг отряда коммандос, встретилась с немецким конвоем. Завязался бой, в результате которого произошла задержка в движении группы и нарушился боевой порядок. Неизвестно, в какой степени в действительности этот инцидент повлиял на готовность гарнизона Дьеппа. Морской штаб в Дьеппе сначала решил, что это одна из обычных боевых встреч в море легких сил сторон.

Согласно Роскиллу: «Старший офицер эскортной группы кораблей пытался огнем проложить себе путь через ведущие бой корабли, но его корабль вышел из строя. Эсминцы, в задачу которых входила охрана десантновысадочных средств, не вмешались в бой, потому что старший офицер ошибочно принял огонь кораблей за обстрел с берега. В результате этого инцидента только 7 десантновысадочных средств из 23 сумели дойти до пункта высадки десанта на берегу и высадить десант.

Совершенно необъяснимым в этой внезапной встрече и последовавшем за ней суматошном бою является то, что ни один радиолокатор на кораблях не обнаружил приближавшийся к десантным силам конвой противника. Правда, при ведении боевых действий в Ла-Манше мы полагались главным образом на информацию о движении сил противника, передаваемую на корабли береговыми радиолокационными станциями. К тому же присутствие большого числа дружественных судов, возможно, затруднило наблюдение показаний радиолокаторов на кораблях. Тем не менее за час до встречного боя командующий Портсмутским военно-морским округом предупредил командира соединения кораблей о том, что в районе десантных сил находится группа неопознанных кораблей и что она следует курсом, который может привести к встрече с группой десантновысадочных средств. Значение этого предупреждения, кажется, поняли на эсминце „Фёрни“, но не на эсминце „Кэлпи“. В результате на восточном внешнем фланге высадилась лишь небольшая группа десантников, которая не могла решить задачу захвата батареи „Геббельс“, поставленную перед 3-м отрядом морской пехоты.
Атлантический вал Гитлера

Рейд на Дьепп 19 августа 1942 г.

Таким образом, с самого начала атака на восточном внешнем фланге полностью провалилась, хотя небольшая группа „коммандос“ и приблизилась к батарее. Решительно атаковав и заставив батарею временно замолчать, они все же вынуждены были возвратиться на десантные катера и отойти. Высадка на восточном внутреннем фланге, от которой во многом зависел успех высадки главных сил десанта, была выполнена с опозданием на 16 минут, когда уже начинался рассвет. Весь расчет здесь был на внезапность, и никакого огневого прикрытия не планировалось. Десант сразу же попал под шквальный огонь противника и понес тяжелые потери. Только небольшой группе десантников удалось уйти с пляжа. Высадка на этом участке полностью провалилась, что должно было серьезно отразиться на фронтальном десанте. Были предприняты отчаянные, но напрасные усилия снять десант с участка восточного внутреннего фланга, при этом канадский королевский полк понес ужасные потери — 26 офицеров из 29 и 459 рядовых из 516 были убиты, ранены или пропали без вести.

К счастью, хотя и не в такой мере, чтобы компенсировать провал на восточном фланге, на западном внешнем фланге был полный успех. Здесь высадился 4-й отряд „коммандос“ в составе 250 человек под командованием подполковника Ловата. Десант высадился своевременно, не встретив сопротивления, и захватил штыковой атакой батарею „Гесс“. В 07.30 отряд возвратился на десантновысадочные средства, захватив с собой раненых. Здесь потери были незначительными, и данная высадка могла служить образцом для проведения подобного рода рейдов в будущем.

На западном внутреннем фланге высадка канадского южносаскачеванского полка и канадских камерунских горцев прошла успешно. Десант атаковал намеченные объекты и часть из них захватил. Однако начальный успех нельзя было развить из-за наращивания сил противником, а также из-за того, что не состоялось соединения этой части десанта с десантными частями и танками, которые должны были прийти со стороны города. Мы еще расскажем, как храбро, хотя в значительной мере и безуспешно, пытались примерно в середине дня снять эту часть десанта. А сейчас нужно сказать о результатах высадки главных сил десанта. Неудача на восточном фланге и частичный успех на западном фланге привели к тому, что артиллерийские батареи и укрепленные огневые точки на господствующих над Дьеппом высотах с обеих его сторон остались полностью в руках противника. Тем не менее высадка фронтального десанта была произведена.

Десантно-высадочные средства подошли к пунктам высадки почти точно по времени. Как только артобстрел со стороны эсминцев и удары авиации прекратились, противник открыл убийственный кинжальный огонь по участкам высадки десанта из огневых средств, укрытых в отвесном берегу. За штурмовыми отрядами десанта пошли танки, но они несколько запоздали, а этого оказалось достаточно, чтобы вызвать весьма серьезные последствия. Тяжелые потери понесли танкодесантные корабли, но все же в первой волне на берег вышли 27 танков из 30. При планировании рейда считалось, что морской мол окажется серьезным препятствием для танков, однако теперь мы знаем, что это было не так. Исключение составляет центральный участок, где перед стеной имелась траншея. Справа и слева от нее танки свободно преодолели мол, высота которого не превышала 0,6 метра. Около половины из 27 танков, достигших берега, успешно вышли на плато позади мола, но здесь их остановили надолбы. Саперы безуспешно пытались взорвать их. Ни один из танков так и не смог пройти через плато в город»[41].

Замечу, что англичане возлагали очень большую надежду на танки «Черчилль», имевшие боевой дебют в Дьеппе. Они имели довольно слабую 40-мм пушку, но очень толстую броню: лоб 89—101 мм, борт и крыша 89 мм. Броню «Черчилля» на ближних дистанциях (до 1000 м) могла пробить только противотанковая пушка Pak 36(r), то есть переделанная 76 мм пушка Грабина Ф-22 обр. 1936 г., но таких пушек во Франции у немцев не было. Танк имел существенные недостатки ходовой части. Осмотрев его, Уинстон Черчилль сострил перед журналистами: «У танка „Черчилль“ больше недостатков, чем у меня самого!»

Неудача «Черчиллей» подорвали моральный дух британских пехотинцев. Эсминцы, десантновысадочные средства и корабли прибрежного действия делали все возможное, чтобы поддержать десант огнем и подавить огневые точки немцев, но мощность их орудий была недостаточной, чтобы справиться с этой задачей. Ни разу в ходе выполнения рейда огневая поддержка кораблей не была достаточно эффективной для обеспечения решения боевых задач

Неудача была полной, а цена этой неудачи весьма высокой. Англичанам не удалось даже должным образом укрепиться на пляжах в пунктах высадки. Тем не менее около 7 часов утра генерал Робертс, который имел очень скудную информацию о событиях на берегу, выслал к месту высадки резервные части. Те высадились на берег под таким сильным огнем противника, что сделать что-либо значительное не смогли и при этом понесли большие потери. Отряд частей коммандос, предназначавшихся для высадки в гавани, передали в распоряжение командира десанта. Очевидно, на штабном корабле не имели сколько-нибудь ясного представления об отчаянном положении десанта на берегу, потому что там в это время было принято решение послать на участки высадки десанта подкрепление из частей коммандос.

В 8 ч 30 мин десантновысадочные средства с подразделениями коммандос на борту в сопровождении патрульного судна и под прикрытием дымзавесы пошли к берегу. Выйдя из-за дымовой завесы, суда попали под шквальный огонь противника. Подполковник Филипс, командовавший отрядом, перед тем как был убит, дал приказ шедшим сзади десантновысадочным средствам повернуть обратно и таким образом спас около 200 человек. На этом фронтальная атака Дьеппа кончилась. Оставалось попытаться спасти оставшихся в живых. К 9 часам утра командир десанта пришел к заключению, что захват высот маловероятен, и главная атака поэтому неминуемо сорвется. Оставшиеся танки по этой причине отослали в Англию.

По плану отход десантных сил намечался на 11 ч 00 мин, но когда командиры сил рейда захотели ускорить его на полчаса, было указано, что это нарушит расписание постановки дымовых завес авиацией. Так негибкость плана обрекла десант на берегу на дополнительные потери.

«Незадолго до 11 часов двенадцать десантных судов были отправлены на берег для снятия десанта, высадившегося на западном внутреннем фланге. Под сильным огнем противника остатки южносаскачеванского полка и камерунских горцев попытались добраться до высадочных средств. Многие вошли прямо в воду, что замедлило посадку. Когда десантные суда подходили к пляжу, десантники иногда слишком поспешно старались взобраться на них, что создавало на сходнях пробки.

Некоторые высадочные средства, получив повреждения, вышли из строя и остались на берегу, другие были потоплены артиллерией противника на отходе. Эсминцы и канонерские лодки делали все возможное, чтобы огнем прикрыть отход десантных средств, но их было слишком мало, к тому же артиллерия их была слаба. Тем не менее два штурмовых десантных катера совершили три рейса на берег, пока арьергард полка под командованием подполковника Meритта сдерживал натиск противника. Арьергард вел бой до тех пор, пока полностью не израсходовал боеприпасы. В 12.15 последний катер подошел к берегу, но снимать уже было некого.

В районе собственно Дьеппа действия по снятию десанта проходили не лучше. Дымовая завеса, сносимая в направлении берега, закрывала десантные катера, пока они находились вблизи берега, и одновременно частично затрудняла артиллерии противника вести прицельный огонь. Но эта же дымзавеса мешала вести огонь и нашим кораблям поддержки. Как только десантные катера выходили из дымзавесы, они попадали под ураганный огонь огневых средств противника. Планом предусматривалась переброска десанта на десантных катерах на танкодесантные корабли, которые должны были находиться на расстоянии мили от берега. Это было по плану. А сейчас многие из указанных кораблей погибли. Попытка более крупных кораблей подойти ближе к берегу кончилась плачевно, их постигла участь первых. Как и в случае с некоторыми десантными катерами, десантники скопом бросались на подходивший к берегу корабль, что было очень опасно, хотя и объяснимо.

В 11.30 эсминцы пошли ближе к берегу, чтобы усилить огневую поддержку, но это привело к тому, что „Броклсби“ и „Фёрни“ вскоре получили попадания. Десантный катер № 186 примерно около полудня побывал в районе обоих пунктов высадки у Дьеппа и подобрал из воды 30 человек. На берегу были замечены только двое живых, а пляжи представляли собою кладбище разбитых десантных катеров, горящих танков и оборудования, усеянное мертвыми телами английских и канадских десантников. Это был последний катер, отошедший от берега.

В 12.20 отвечавший за отход десанта офицер доложил, что все возможное сделано, и через 10 минут отвел оставшиеся десантно-высадочные средства. В этих чрезвычайно трудных и опасных условиях удалось спасти 1000 человек. Если учесть, что противник вел по участкам высадки десанта ураганный огонь, сделанное десантными средствами представляется просто поразительным[42]. В 12.40 „Кэлпи“ приблизился к берегу, чтобы еще раз проверить, можно ли еще что-нибудь сделать для снятия людей с берега. На него обрушился шквал огня, а десантников в тех местах, откуда их можно было бы снять, видно не было.

В 13.00 начался общий отход оставшихся кораблей и десантновысадочных средств. В это время немецкая авиация почти непрерывно наносила удары. Эсминец „Беркли“ получил попадания, и его пришлось затопить. Эсминец „Кэлпи“ был поврежден. Однако вскоре, по мере отхода основного состава десантновысадочных средств и кораблей прибрежного действия, их надежно прикрыла истребительная авиация ВВС. При подходе рейдовых сил к Англии их встретили эскортные корабли, причем малые суда были направлены в Ньюхейвен. Эсминцы и канонерская лодка „Лоукаст“ прибыли в Портсмут вскоре после полуночи, имея на борту свыше 500 раненых.

Начавшийся сравнительно небольшой воздушный бой в течение дня принимал все более мощный и более ожесточенный характер. Бомбардировка нашей авиацией береговых батарей противника была слабой и не смогла сколько-нибудь существенно повлиять на их боеспособность. Бомбардировщики противника сосредоточили свои удары по нашим кораблям, но, кроме потопления „Беркли“, ничего существенного не добились»[43].

В ходе операции «Юбилей» королевские ВВС потеряли 106 самолетов, из них 88 истребителей. По британским данным, был сбит 91 германский самолет. На самом деле немцы потеряли 25 бомбардировщиков и 23 истребителя.

Потери канадских частей и частей коммандос были очень тяжелыми. Из участвовавших в десанте 4961 канадца потери составили 3363 человека, или 68 %, а из 1057 морских пехотинцев — 247 человек. Правда, из пропавших без вести 2200 человек оказались в плену.

Кроме того, флот потерял эсминец, 33 десантных судна и 550 человек, а ВВС — 190 человек. Были потеряны все 33 танка «Черчилль», которые вышли или пытались выйти на берег.

По британским оценкам, немцы потеряли 600 человек, на самом деле потери оборонявшихся были еще меньше.

Неудача рейда на Дьепп все же имела два весьма существенных политических момента для Уинстона Черчилля. Во-первых, у него появился лишний аргумент против открытия второго фронта во Франции. А во-вторых, Гитлер и ряд генералов вермахта утвердились во мнении, что вторжение во Францию обязательно начнется с захвата крупного морского порта.
   26.026.0
LT Bredonosec #29.10.2019 19:32
+
+3
-
edit
 
Александр Голованов о разнице между советским летчиком и американским.

Сегодня в США большая часть населения убеждена в том, что Гитлера победили американцы. Тоже самое и во многих других странах Запада – достижения советских войск замалчиваются, скромные победы союзников превозносятся и раздуваются. По их версии получается, что хоть Советский Союз и воевал с Германией, но серьезного успеха не добился. А вот когда союзники высадились в Нормандии, вот тогда они и сокрушили Гитлера.

Несостоятельность такой трактовки истории войны очевидна, но это тема для отдельной статьи. Здесь же хочу привести частный случай - эпизод из мемуаров Голованова, который описывает свою встречу с американскими летчиками. Простое сравнение советских и американских летчиков говорит о многом, и показывает, чем была война для них, и чем была война для нас.

«…В 1943 году довелось мне на Центральном аэродроме осматривать американский самолет "Боинг-17", так называемую "летающую крепость". Показывал его американский бригадный генерал, а необходимые пояснения давал через переводчика здоровый, краснощекий, веселый летчик-американец, который невольно располагал к себе. Осмотрев самолет, я познакомился со всем составом экипажа и поинтересовался, куда он летит. В ответ услышал, что экипаж летит в Америку. Я был удивлен и без особых церемоний спросил:
— А почему такие молодые и здоровые ребята не хотят больше воевать?
— А мы уже отвоевались, — ответил командир экипажа.
Я был несколько озадачен и спросил:
— А что значит "отвоевались"?
— Очень просто, — последовал ответ. — Мы сделали по двадцать пять боевых вылетов, участвуя в налетах на гитлеровскую Германию. Летали днем. За каждый вылет наша авиация теряла пять процентов самолетов и личного состава. После двадцати вылетов мы должны бы были быть на том свете, но нам повезло. Еще пять вылетов мы сделали уже "с того света", а поэтому работа наша завершилась, и мы летим домой, отлетав свою норму...


Между тем на подготовку к боевым действиям такого экипажа у американцев уходило, как мне говорили, по 600–700 летных часов.
Вот так и закончилась для этих парней война, конца которой еще не было видно, в том числе и американцам. И тут я невольно подумал: сколько же раз побывали "на том свете" советские летчики — русские и украинцы, грузины и белорусы, узбеки и казахи... И, в частности, экипажи Авиации дальнего действия, сделавшие по 100, 200, 300 и более боевых вылетов по глубоким тылам, оперативной глубине и переднему краю обороны противника…»

Вспомните советских ветеранов - они не любили говорить о войне. Отвоевал человек, совершил много храбрых поступков, может быть, как раз те самые 300 боевых вылетов, а спросишь его: отец, как было на войне? Он задумается, отвернется, и не ответит. Что о том вспоминать? Они делали, что должны были, и героями себя не считали. Они не занимались вычислением в процентном соотношении вероятности умереть в бою. И уж тем более из таких соображений фронт во время войны не оставляли - такое и в голову прийти не могло!

Достойные, сильные, скромные люди. Всегда думаю о них с гордостью. И болью… Как много они сделали для нас, и как легко мы сдали все то, за что бились они!

Как бы хотелось обнять одного из них и сказать: отец, я все понимаю, я все помню. Ты – победитель, ты главный герой той войны…

©
   68.068.0
Последние действия над темой
1 5 6 7 8 9 10 11

в начало страницы | новое
 
1988: Полёт «Бурана» (31 год).
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru