[image]

Николай I

и николаевская эпоха
 
1 2 3 4

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆
Мы как-то привыкли считать, что Александр Благословенный больше либеральничал (сначала побольше, потом меньше), а Николай Палкин больше мракобесничал и гайки закручивал.

Однако ж при Александре произросло и расцвело вон какое чудо - выкормыш Сперанского, межпрочим:

Магницкий, Михаил Леонтьевич — Википедия

23 апреля (4 мая) 1778(1778-05-04) Москва 21 октября (2 ноября) 1844(1844-11-02) (66 лет) Одесса  Российская империя Московский университетский благородный пансион (1793—1795) Михаи́л Лео́нтьевич Магни́цкий (23 апреля (4 мая) 1778, Москва — 21 октября (2 ноября) 1844, Одесса) — симбирский губернатор (1817—1819), при князе А. Н. Голицыне — попечитель Казанского учебного округа, разработавший «целую программу уничтожения науки» в высших учебных заведениях. Родился в семье прокурора Московской синодальной конторы, внук математика Л. //  Дальше — ru.wikipedia.org
 
В 1819 году Магницкий был послан в качестве ревизора в Казань с правами попечителя. В представленном им отчёте он обвинял новооснованный Императорский Казанский университет в растрате казённых денег и в безбожном направлении преподавания и предлагал торжественно разрушить самое здание университета.

Такая мера не встретила, однако, сочувствия в Главном правлении училищ и не была одобрена государем; вместо уничтожения университета предположено было его преобразование, производство которого было поручено самому Магницкому, назначенному попечителем Казанского округа. Сущность преобразований Магницкого, по его же определению, заключалась в искоренении вольнодумства и основании преподавания всех наук на благочестии. Университет потерял даже тень самостоятельности и был всецело подчинён попечителю, старавшемуся сделать из высшего учебного заведения что-то похожее на монастырь.

При самом назначении Магницкого по его представлению были уволены 11 профессоров; затем последовали новые увольнения лиц, не подходивших в чём-либо к пропагандируемому направлению. Преподавание римского права в университете было заменено правом византийским, и в качестве источника последнего Магницким указывалась Кормчая книга. Похвалы Магницкого удостоился только физико-математический факультет. Тем не менее, его декан, М. Ф. Бартельс, также покинул университет, а на его место назначили 28-летнего Лобачевского.

В 1823 году была устроена особая «кафедра конституций», английской, французской и польской, «с обличительной целью». Профессора всех факультетов и кафедр, не исключая и медицинских, были обязаны проповедовать преимущество святого Писания над наукой. Так, политическую экономию предлагалось преподавать по Библии[4]. В том же 1823 году Магницкий выступил в главном правлении училищ с доносом против московского профессора Давыдова, обвиняемого им в «следовании безбожному учению Шеллинга», и предлагал совершенно уничтожить преподавание философских наук в университетах.
 



И только Палкин дал ему по башке:

Едва вступив на престол, Николай I занялся расследованием деятельности Магницкого, Рунича и других одиозных обскурантов. Назначенная в 1826 году ревизия генерал-майора П. Ф. Желтухина вскрыла перед правительством результаты системы Магницкого в виде полного падения университета; обнаружилась и громадная растрата казённых денег. Магницкий был отставлен 6 мая 1826 года от должности попечителя; для покрытия растраты был наложен секвестр на его имения.

Доставленный с фельдфебелем в Ревель, остаток жизни он провёл вдали от государственных дел. В 1831 году доносил императору на «заговор иллюминатов», во главе которого якобы стоял его бывший покровитель Сперанский. В 1839 году за донос на генерал-губернатора М. С. Воронцова был выслан из Одессы в Херсон. Умер в нищете.
 


Разрыв шаблона :)

Хотя предложения по реформе Казанского университета и образования вообще - выглядят по разряду "так толсто, что аж тонко": по всему поведению этого красафчека складывается подозрение, что он там в основном воровал, а бредовые прожекты двигал, изображая гипертрофированное верноподданичество в русле "православие-самодержавие". Типа авось глаза закроют. Но перестарался по всем пунктам.
   51.051.0
+
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
Просто попалось: Текст научной работы на тему «Некоторые судебно-медицинские и медицинские аспекты ранения и смерти А.С. Пушкина»:


В соответствии с "Международной статистической классификацией болезней" МКБ-10 и судебно-медицинскими требованиями к установлению причин смерти, мы считаем правомерным привести обоснованное и аргументированное заключение о причине смерти А.С. Пушкина. Смерть его наступила от огнестрельного пулевого слепого ранения живота, проникающего в брюшную полость с множественными повреждениями костей таза, тонкого кишечника, сосудов, мягких тканей. Осложнениями основного вида травмы явились: массивная кровопотеря (постгеморрагическая анемия, гиповолемический шок - общая кровопотеря около 2,5 л с дефицитом ОЦК 50%), перитонит, не исключено, что фибринозно-гнойный сепсис, септический шок.
В танатогенезе нельзя исключить жировую эмболию - тромбоэмболию ветвей легочной артерии, ДВС синдром (диссеминированное внутрисосудистое свертывание крови), возможную миоглобинурию вследствие размозжения мышц.
 



Упреки и даже обвинения в адрес врачей, лечивших Пушкина, особенно в адрес Арендта в бездействии, а может быть в содействии гибели поэта, стали раздаваться через столетие, когда хирурги научились оперировать и лечить подобных больных. Выдающийся хирург С.С. Юдин, хотя и усмотрел в лечении Пушкина некоторые ошибки, четко заявил, что рана его была безусловно смертельна, в те годы об операции невозможно было и думать. В свое время специальная комиссия во главе с Н.Н. Бурденко пришла к выводу, что проведенное Арендтом лечение раненого Пушкина для того времени было безупречным. Один из ведущих патриархов хирургии Б.В. Петровский в 1982 году отмечал: "С позиции современной хирургии мы можем сказать, что перед тяжелым ранением А.С. Пушкина наши коллеги первой половины XIX века были беспомощны".

На операцию Арендт не мог решиться в то время, да она была и противопоказана согласно тогдашнему состоянию хирургической науки. Он начал лечить Пушкина по всем правилам тогдашней науки, используя разные симптоматические способы. Эти меры были недостаточными и не могли помочь Пушкину, хотя тактика консервативного лечения была одобрена известными хирургами Х.Х. Саломоном и М.В. Буяльским. Не следует забывать, что лишь через десять лет после смерти поэта появился эфирный наркоз, а необходимая для брюшных операций асептика - лишь через полвека. Науке еще не были известны рентгеновские лучи, антибиотики, гемотрансфузия и много другое. Да и спектр лечебных средств в то время был весьма ограничен.

Тактика консервативного лечения (остановка кровотечения, холодные компрессы, холодное питье, дача каломеля, лавровишневой настойки, касторового масла, опия, использование пиявок, клизмы) в целом была правильной и продлила жизнь больного. Некоторые врачебные назначения, с современной клинической точки зрения, спорны, имеют недостатки, и подверглись суровому осуждению врачей. Ни одно из вышеуказанных средств не было особенно полезным или вредным. В настоящее время установлено, что каломель - препарат, который применяли в качестве слабительного, мочегонного и противовоспалительного средства, оказывает токсическое действие на организм.

Нецелесообразным явилось назначение большого количества пиявок, которые отняли у больного единственно оставшееся целительное средство - кровь. Существенной ошибкой являлось несвоевременное и недостаточное назначение опия - единственного обезболивающего средства. Именно оно в первые двое суток обеспечивало бы наибольший покой кишечнику. Непоправимой ошибкой являлось назначение очистительной клизмы, "облегчить и опростать кишки". Назначая эту процедуру, врачи не знали о переломах костей таза. В связи с этим трудно себе представить, в каком немыслимом положении было осуществлено "промывательное", которое и так усугубило тяжелое состояние Пушкина.

Можно ли было спасти Пушкина?

Учитывая характер и тяжесть травмы (огнестрельное пулевое слепое ранение живота, множественные оскольчато-фрагментарные переломы костей таза с повреждением тонкой кишки, артериально-венозных сосудов, брюшины, мышц с образование забрюшинной гематомы и кровотечением в брюшную полость), минимально необходимым для спасения жизни Пушкина перечень мероприятий должен быть следующим: асептическая повязка на месте происшествия, введение обезболивающих и гемостатических средств, госпитализация в положении лежа на щите; в пути: введение плазмозаменителей, противошоковых средств; в стационаре: рентгенологическое, ультразвуковое исследование; эндотрахеальный наркоз; операция - нижняя срединная лапаротомия с удалением излившейся крови и резекцией ушибленного очага тонкой кишки, иссечение поврежденных тканей; удаление отломков подвздошной кости и гематомы, внебрюшинный подход к крестцу и санирование его повреждения с удалением отломков и пули, хороший гемостаз с восполнением кровопотери, введение массивных доз антибиотиков, ушивание раны с дренированием брюшной полости и забрюшинного пространства.
Во время и после операции: интенсивная терапия, введение плазмозаменителей, антибиотиков под прикрытием небольших доз гепарина, переливание свежезамороженной плазмы с ингибиторами протез и других средств. В послеоперационном периоде лечение в условиях реанимационного отделения.

Таким образом, даже неспециалисту ясно, что большинство из указанных мероприятий в то время были неосуществимы, подобные операции с большой осторожностью стали производить только в последней четверти XIX века, а трагический исход был предрешен, несмотря на оказание помощи Пушкину достойными представителями отечественной медицины. Не следует забывать, что с момента ранения и до начала врачебных мероприятий поэту прошло около двух часов, и врачи застали его с выраженными признаками острой кровопотери.

Следует подчеркнуть, что и в наше время при самых благоприятных условиях оказания квалифицированной хирургической помощи, рана Пушкина должна быть оценена очень опасной и тяжкой, а исход, по данным в 30-40% определен как неблагоприятный. Учитывая современные достижения военно-полевой хирургии и тяжесть ранения Пушкина, даже полный объем хирургических мероприятий мог не предотвратить смертельный исход, ибо летальность при подобной травме составляет 17,2-18,6%.
 

Некоторые судебно-медицинские и медицинские аспекты ранения и смерти А. С. Пушкина

Трагический эпилог жизни А.С. Пушкина составляет одну из самых печальных страниц русской истории. Безвременная и насильственная смерть гения, которая настигла его "во цвете сил"... В статье в судебно-медицинском и медицинском аспекте обсуждаются вопросы, имеющие отношение к механизму образования повреждений, направлению раневого канала, величине кровопотери, тактике лечения в то время, причине смерти и др. //  cyberleninka.ru
 

Короче, кому суждено быть повешенным - тот не утонет... :p
   11.011.0
+
+1
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
Есть источник, который не очень жалует современная пушкинистика - записки А.О.Смирновой-Россет (1809—1882), фрейлины императрицы Александры Федоровны, хозяйки очень популярного литературного салона, в который были вхожи большинство сколько нибудь известных российских писателей и поэтов николаевской эпохи. Не жалует потому, что первоисточники (сами дневники) утеряны, а доступно лишь их переиздание в литературной обработке ее дочери Ольги Николаевны, и пушкинисты ее подозревают в слишком вольном обращении с источником.

Современное издание: "Неизвестный Пушкин. Записки 1825-1845 гг."

Но занимателен этот источником в другом, не тем что там конкретно сказал (или не так сказал) Пушкин Гоголю в марте 1836 года (пусть этим ученые мужи занимаются), а передачей атмосферы царившей на тусовках того времени, в данном случае тусовки интеллектуалов - поскольку автор вела стенографические записи наиболее интересных бесед.

Ну что сказать по прочтению оного - любой наш средний современник, попавший на такой междусобойчик реально бы спалился, не имея очень-очень серьезного филологического и исторического образования. Ну либо пришлось бы тупо молчать, краснеть и непрерывно пить чай... :) . Я вроде как человек начитанный, но в лучшем случае только слышал фамилии (и то не все) писателей, поэтов, философов, политиков (в основном европейских, от античности и до их времени) которые упоминались в их разговорах, а уж тем более не читал того что они там понаписали или понаговорили по тем или иным актуальным (для того времени) вопросам и проблемам.
   11.011.0
RU Alex 129 #20.02.2019 15:09  @Alex 129#27.03.2016 00:03
+
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
> 13 марта {1830 г.} в полночь мы снова сели в сани, и 15-го в 2 часа пополудни государь был в Зимнем дворце, промчавшись 700 верст в 38 часов.
A.1.> Нехило однако, хотя вероятно в санях по снегу было ехать быстрее и комфортнее, нежели в коляске по грунтовке.

Еще о скоростях, у Толстого в "Войне и мире" тогдашние московские стритрейсеры:

Балага был известный троечный ямщик, уже лет шесть знавший Долохова и Анатоля и служивший им своими тройками. Не раз он, когда полк Анатоля стоял в Твери, с вечера увозил его из Твери, к рассвету доставлял в Москву и увозил на другой день ночью. Не раз он увозил Долохова от погони, не раз он по городу катал их с цыганами и дамочками, как называл Балага. Не раз он с их работой давил по Москве народ и извозчиков, и всегда его выручали его господа, как он называл их. Не одну лошадь он загнал под ними. Не раз был бит ими, не раз напаиван ими шампанским и мадерой, которую он любил, и не одну штуку он знал за каждым из них, которая обыкновенному человеку давно бы заслужила Сибирь. В кутежах своих они часто зазывали Балагу, заставляли его пить и плясать у цыган, и не одна тысяча их денег перешла через его руки. Служа им, он двадцать раз в году рисковал и своей жизнью, и своей шкурой, и на их работе переморил больше лошадей, чем они ему переплатили денег. Но он любил их, любил эту безумную езду, по восемнадцати верст в час, любил перекувырнуть извозчика, и раздавить пешехода по Москве, и во весь скок пролететь по московским улицам. Он любил слышать за собой этот дикий крик пьяных голосов: «Пошел! пошел!», тогда как уж и так нельзя было ехать шибче; любил вытянуть больно по шее мужика, который и так, ни жив ни мертв, сторонился от него. «Настоящие господа!» – думал он.
 
   11.011.0
RU Alex 129 #20.02.2019 15:30  @Alex 129#16.01.2017 21:37
+
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
A.1.> Так вот, когда ее лапал 17-летний Пушкин "старухе Волконской"©царь было 35 лет...
A.1.> Эпизод имел место быть в 1816 г., Волконская Варвара Михайловна (1781–1865).
A.1.> Нет, я конечно знаю, что в то время к возрасту были другие мерки - но все равно забавно :)


Про то же у Толстого в "ВиМ" - описывая жизнь "стареющей невесты" Жюли Карагиной, Толстой пишет что сейчас мужчины охотно посещали ее салон, чем тогда - когда она была молодой и привлекательной - т.к. в те годы это могло иметь двусмысленный оттенок (в части намека на возможное сватовство), ну а сейчас, типа с возрастом, мужчины уже воспринимали ее просто как товарища, а не как женщину.
А "товарищу" было 27 лет.... :D
   11.011.0
A.1.> Современное издание: "Неизвестный Пушкин. Записки 1825-1845 гг."
A.1.> Loading...

попалась книжка про эпоху и одного из ключевых персонажей царствования. начало очень интересное, читаю дальше. Много фактологии.

Фельдмаршал И.Ф. Паскевич и русская стратегия в 1848-1856 гг.  | Алексей Кривопалов | страница 18 | LoveRead.ec - читать книги онлайн бесплатно

Фельдмаршал И.Ф. Паскевич и русская стратегия в 1848-1856 гг.  | Алексей Кривопалов | страница 18 | LoveRead.ec - читать книги онлайн бесплатно //  loveread.ec
 

и интересные сравнения с армиями других стран
   80.0.3987.16380.0.3987.163
Это сообщение редактировалось 11.04.2020 в 11:35
Iva> Фельдмаршал И.Ф. Паскевич и русская стратегия в 1848-1856 гг.  | Алексей Кривопалов | страница 18 | LoveRead.ec - читать книги онлайн бесплатно
Iva> и интересные сравнения с армиями других стран

очень интересная книжка, всего 80 страниц.

Но для понимания происходившего в Крымскую войну - очень полезная, даже необходимая. Разобраны многие вопросы, которые обычно остаются "за кадром" или очень бегло упоминаются.
   80.0.3987.16380.0.3987.163
+
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
От известного современного бытописателя царской жизни И.Зимина (издание «Детский мир императорских резиденций. Быт монархов и их окружение». Серия «Повседневная жизнь Российского императорского двора», книга 2).

Об организации образования детей в императорской семье:

Собственный печальный опыт Николая I и понимание того, что его сын должен стать преемником, заставили императора крайне серьезно отнестись к организации учебного процесса старшего сына, как к образовательной программе, так и подбору преподавательских кадров.

Прежде всего стоит отметить, что «солдафон» Николай I в качестве методиста, отвечавшего за образовательный процесс, с правом определения программы и подбора кадров назначил поэта В.А. Жуковского. Поэта, а не генерала!!! Безусловно, это стало прорывом в подходе к образованию детей при императорском дворе. Однако традиция оставалась традицией, и «по образцу прежних лет» главным воспитателем к наследнику-цесаревичу назначен генерал П.П. Ушаков.
Общеизвестно, что В.А. Жуковский потратил на составление «Плана учения» около полугода, закончив его к осени 1826 г. В «Плане» весь период обучения будущего императора разделялся на три периода. Первый – с 8 до 13 лет – предполагал «приготовительное учение», то есть изучение общеобразовательных дисциплин. Второй период – с 13 до 18 лет – предусматривал «учение подробное» и третий период – с 18 до 20 лет – «учение применительное». Николай I утвердил план учения, представленный В.А. Жуковским. Он внес только одну поправку, исключив из образовательной программы сына латинский язык.

Личным решением Николай Павлович изменил и систему военной подготовки своих сыновей. Вместо создания «потешной» роты «под цесаревича» он приказал зачислить в июне 1827 г. девятилетнего великого князя цесаревича Александра Николаевича в списки кадет Первого кадетского корпуса, отложив начало практического обучения сына в петергофских лагерях на 2 года.

Все время цесаревича, как учебные, так и не учебные часы, было расписано буквально по минутам.
Летние каникулы у цесаревича продолжались полтора месяца, с середины июня по 1 августа. Причем эти «каникулы» цесаревич проводил в петергофских лагерях с кадетами. В.А. Жуковский, борясь с фамильной чертой Романовых, предложил военную подготовку мальчика ограничить только этим временем.
Впервые в лагеря вместе с кадетами цесаревич вышел из Петербурга в 1829 г. в возрасте 11 лет. Вышел в буквальном смысле в одном строю с кадетами. Позже военные лагеря дополнили изучением ружейных приемов в залах Зимнего дворца.

Обычно В.А. Жуковскому приписывают главные заслуги в прекрасном образовании Александра II. Роль В.А. Жуковского в этом была действительно велика, но вместе с тем это не совсем так. Сами царственные воспитанники впоследствии весьма критически оценивали педагогические способности поэта, да и конкретные методические новации носили достаточно спорный характер. Поэтому правильнее считать главной заслугой В.А. Жуковского то, что он изменил
образовательную концепцию, а честь ее практического воплощения с существенными коррективами принадлежит капитану К.К. Мердеру и главному воспитателю генералу П.П. Ушакову.

Одна из дочерей Николая I писала о В.А. Жуковском: «На его долю выпала незаслуженная слава составления плана воспитания наследника престола… Я склонна признать за ним красоту чистой души, воображение поэта, человеколюбивые чувства и трогательную веру. Но в детях он ничего не понимал».

По ее же свидетельству, при выборе учителей больше следовали советам пастора Мульрата, возглавлявшего лучшее частное учебное заведение Петербурга: «Благодаря прекрасным преподавателям и Мердеру с его практическим умом влияние Жуковского не принесло вреда».

Важная особенность домашнего образования в Зимнем дворце состояла в том, что занятия с каждым из мальчиков шли отдельно или в крайнем случае в классе сидело два ученика. Но и при этом раскладе «отсидеться» на уроке было невозможно, поскольку каждый из мальчиков на каждом из уроков оказывался с глазу на глаз с преподавателем. Им задавали домашние задания каждый день и контролировали их выполнение каждый день тоже. Взаимоотношения учеников и учителей предполагали, что и те и другие обращались друг к другу по имени-отчеству. Учителям сразу же запретили называть мальчиков «высочеством», разрешалось спрашивать своих учеников и ставить им самые жесткие оценки. Более того, родители просили учителей не баловать мальчиков, а обходиться с ними построже

Поскольку физические наказания исключались по отношению к цесаревичу, то воспитатели пытались повышать его мотивацию к занятиям самыми разнообразными методами.

Во-первых, для цесаревича подобрали двух ровесников, которые должны были пробудить дух конкуренции и соревновательности.
Во-вторых, Николай I внимательно следил за успехами сына и, как правило, присутствовал на всех экзаменах. Он даже как-то высказал намерение самому
читать сыну курс российской истории: «Учителем русской истории был Арсеньев. Император ему сказал: «До Петра – вы, а с Петра – я».
В-третьих, использовались различные педагогические игры. Для оценки знаний цесаревича были изготовлены деревянные шары и ящик. За хороший ответ в ящик опускался белый шар, за плохой – черный. В конце недели подводились итоги. Тот, у кого оказывалось больше белых шаров, получал право истратить определенную сумму на благотворительность.

Следует учитывать и специфику образования в самой императорской резиденции. Это была не «чистая» учеба, она тесно переплеталась с придворными церемониями и обязанностями. В придворных торжествах наследник начал принимать участие с 11 лет.

Будние дни, как правило, проходили следующим образом. Цесаревич Александр Николаевич и его товарищи-ровесники, граф Иосиф Виельгорский и Александр Паткуль, которых поселили в Зимнем дворце, поднимались в 6 утра. Затем они завтракали, молились и готовились к урокам. Уроки, или, как тогда говорили «классы», начинались в 7 утра и продолжались до 12 часов. Для мальчиков предусматривалась «большая перемена» (с 9 до 10 часов утра) для отдыха.

После 12 часов два часа выделялось на прогулку. С 14 до 15 часов дети обедали. Затем до 5 часов играли, гуляли и отдыхали. С 5 часов до 7 вечера вновь были «классы». С 7 до 8 вечера мальчики занимались гимнастикой и различными играми. В 8 часов они ужинали. Два часа выделялось на личные нужды, причем в это время входило обязательное писание дневника.
В 10 часов – отбой. В воскресные и праздничные дни вместо уроков оставалась гимнастика, игры, чтение и ручная работа.

Учебные занятия по плану В.А. Жуковского начались осенью 1826 г. Постепенно сложился костяк преподавателей-предметников, которые вели занятия у трех мальчиков. Всеобщую историю и французский язык вел женевский швейцарец мосье Жилль. Как вспоминала Ольга Николаевна, говорил он не слишком понятно, зато писал очень отчетливым и ясным языком и «требовал от нас, чтобы мы записывали его лекции, чем приучил нас к быстрому писанию».

Немецкий язык вел секретарь императрицы Александры Федоровны Шамбо; английский – Альфри. Арифметику преподавал академик Коллинс. Затем ему на смену пришел профессор Академии наук Ленц, он преподавал физику и в нем «Соединились большие знания и добродушие». Видимо, в отличие от преподавателя истории, Коллинс и Ленц могли заинтересовать и учеников и учениц своим предметом. По крайней мере, Ольга Николаевна упоминает, что «была страстно увлечена химией и следила с большим интересом за опытами, которые производил некто Кеммерер, его помощник. Он показывал нам первые опыты электрической телеграфии, изобретателем которой был Якоби». Более того, «уже в то время мы получили понятие о подводных снарядах, впоследствии торпедах».

Вскоре помощником К.К. Мердера назначается его товарищ по Первому кадетскому корпусу капитан Юрьевич, он преподавал польский язык, выполнял репетиторские обязанности по арифметике и организовывал гимнастические игры внутри Зимнего дворца. В.А. Жуковский преподавал русский язык, общую грамматику, основы физики и химии. В последующие годы состав учителей менялся мало. Например, учителя немецкого языка Шамбо заменил Эртель.

После двух лет учебы в июле 1828 г. состоялись первые «полугодовые» экзамены, они продолжались 4 дня. Поскольку экзамен носил домашний характер, то их принимали сами учителя, но при этом на экзаменах присутствовала бабушка – вдовствующая императрица Мария Федоровна. В целом учителя остались довольны, отметив хорошую наследственную память цесаревича. После сдачи экзаменов на протяжении целых шести недель были каникулы. В это лето мальчик научился хорошо стрелять и плавать.

В конце января 1829 г. провели первый «годичный» экзамен. Поскольку экзамены сдавались по всем проходимым предметам, процедура заняла 10 дней (с 24 января по 2 февраля). На этих экзаменах присутствовали родители цесаревича. Результатами экзамена Николай I остался доволен. В 1829 г. число преподавателей увеличили, что связано с расширением программы. В курс обучения цесаревича включили «Всеобщую историю», которую читал на французском языке преподаватель частного пансиона Липман, «Химию» – академик Кеммерер и «Естественную историю» – академик Триниус. «Отечественную историю» будущему императору преподавал Жуковский. Царским дочерям «Отечественную историю» читал М.М. Тимаев. Ольга Николаевна называет его педантом и сухарем. Она пишет, что он «был единственным нашим преподавателем, который экзаменовал нас и наказывал, заставляя переписывать что-либо, за малейший проступок. Нужно было принести в жертву свою любовь к Отечеству, чтобы учить его уроки».

Кроме этого среди преподавателей были учитель чистописания Рейнгольд, фехтования – Сивербрик, и танцев – Огюст. Детей продолжали активно развивать физически: шли регулярные уроки фехтования, занятия верховой ездой, гимнастикой. Мальчики совершали пешие прогулки, катались с ледяных гор в саду Аничкова дворца.

В 1830 г. в курс обучения ввели географию со статистикой России (преподаватель Арсеньев) и русскую словесность (преподаватель Плетнев). По характеристике Ольги Николаевны, «он (Плетнев. – И. 3.) был очень посредственным педагогом», но «его влияние на наши души и умы было самым благодатным».

Следует отметить, что преподавание царским детям являлось делом не только профессионального престижа, но и весьма хорошо оплачиваемым занятием. Конечно, все они совмещали преподавание в Зимнем дворце со своей основной работой, но при этом в Зимнем дворце все они получали 300 руб. серебром в год и после окончания курса получали эту же сумму пожизненно, как пенсию. Причем пенсия шла за каждого из высокорожденных учеников отдельно.

В 1831 г. образовательный курс не претерпел изменений, но в организации досуга, кроме первых охот на зайцев и уток, началось издание рукописного журнала «Муравейник». Этот журнал издавал цесаревич со своими товарищами. Те же самые преподаватели занимались в 1840-х гг. со вторым сыном Николая I, великим князем Константином Николаевичем.

В 1830-х гг. по несколько облегченной программе занимались и с тремя дочерьми Николая I. Ольга Николаевна упоминает, как в 1835 г., во время поездки в экипаже, «пока мама читала», она зубрила «исторические даты по картинкам Жуковского». За курсом ее учения еще в 1837 г. внимательно следила воспитательница Анна Алексеевна Окулова. Девочке торопились дать базовый образовательный курс, поскольку предполагалось, что она выйдет замуж в 16 лет.
 
   11.011.0

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆
Взгляд "оттуда" (Аджемоглу, Робинсон "Почему одни страны богатые,а другие бедные", 2015)





Точно так же, как и в Австро-Венгрии, российский
абсолютизм не создал системы экономических инсти-
тутов, которые бы вели к процветанию общества. В
придворных кругах преобладал страх перед созида-
тельным разрушением, которое могло быть порожде-
но развитием промышленности и железных дорог. В
царствование Николая I выразителем подобных на-
строений был граф Егор Канкрин, занимавший пост
министра финансов в 1823–1844 годах. Канкрин сыг-
рал ведущую роль в противостоянии изменениям в
обществе, которые открыли бы путь к экономическо-
му процветанию.
Целью политики Канкрина было укрепление тра-
диционных политических опор режима, прежде всего
помещичьей аристократии, сохранение патриархаль-
ного и аграрного общественного уклада. Став мини-
стром финансов, Канкрин тут же остановил проект,
разработанный предыдущим министром Гурьевым,
согласно которому средства Государственного ком-
мерческого банка разрешалось направлять на разви-
тие промышленности. Вместо этого Канкрин реаними-
ровал Государственный заемный банк, упраздненный
во время наполеоновских войн. Когда-то этот банк
был создан специально для льготного субсидирова-
ния крупных помещиков – именно такого рода поли-
тику поддерживал Канкрин. Для получения кредита
клиент в качестве обеспечения должен был заложить
своих крепостных, так что подобный заем могли полу-
чить только помещики, имевшие в собственности кре-
стьян. Для формирования капитала Государственно-
го заемного банка Канкрин перевел туда счета из Ком-
мерческого банка, убив таким образом двух зайцев –
теперь на поддержку промышленности уже не оста-
валось средств.
Взгляды Канкрина были продиктованы страхом, что
экономические изменения повлекут за собой измене-
ния политические, и тех же воззрений придерживал-
ся и царь Николай.

...


Николай писал своему брату, великому князю Михаилу:

«Революция на пороге России. Но, клянусь,
она не проникнет в Россию, пока во мне
сохранится дыхание жизни!»

Николай страшился социальных перемен, которые
повлекло бы за собой создание современной эконо-
мики. Как он говорил в своей речи в собрании произ-
водителей на Московской мануфактурной выставке,

«необходимо и правительству, и фабрикантам
обратить свое внимание на такой предмет,
при отсутствии которого сами фабрики скорее
будут злом, нежели благом. Это – попечение о
рабочих, которые, ежегодно возрастая числом,
требуют деятельного и отеческого надзора за их
нравственностью, без чего эта масса постепенно
будет портиться и обратится, наконец, в сословие
столько же несчастное, сколько опасное для
самих хозяев».

Как и Франц I, Николай опасался, что созидатель-
ное разрушение, следствие развития современной
промышленной экономики, подорвет патриархальный
политический уклад России. По указанию Николая
Канкрин предпринял ряд шагов, призванных еще бо-
лее замедлить рост промышленности, в частности за-
претил несколько промышленных выставок, которые
ранее регулярно проводились для демонстрации но-
вых технологий и облегчения обмена ими.

В 1848 году Европа была потрясена серией рево-
люционных выступлений. Под впечатлением от них
московский генерал-губернатор Арсений Закревский,
в чьи обязанности входило поддержание обществен-
ного порядка, писал Николаю:

«Для сохранения спокойствия и процветания,
каковыми в настоящее время наслаждается
только Россия, правительство не должно
позволять объединений бездомного и
разгульного люда, который с легкостью
присоединяется к любому движению, грозящему
разрушением общественного и частного
порядка».

Эта рекомендация была доведена до сведения ни-
колаевских министров, и в 1849 году был принят но-
вый закон, жестко ограничивший число фабрик, ко-
торые дозволялось открывать в каждом из районов
Москвы. Закон в особенности воспрещал учрежде-
ние новых хлопковых и шерстяных прядильных ма-
нуфактур, а также железоделательных фабрик.
Для
создания новых производств в других областях – на-
пример, ткацких или красильных – требовалось спе-
циальное разрешение генерал-губернатора. В конце
концов хлопкопрядильное производство было прямо
запрещено. Закон был направлен на то, чтобы оста-
новить дальнейшую концентрацию в городе рабочих
– потенциальных бунтовщиков.


Препоны ставились не только на пути развития про-
мышленности, но и в деле развития железных дорог

– точно так же, как и в Австро-Венгрии. До 1842 го-
ду в России существовала одна-единственная желез-
ная дорога – Царскосельская линия, тянувшаяся на
семнадцать миль от Санкт-Петербурга до император-
ских резиденций в Царском Селе и Павловске. Так же
как Канкрин противился развитию промышленности,
он не видел смысла и в расширении железнодорож-
ного сообщения
, которое, по его мнению, привело бы
к нежелательной мобильности населения:

«Железные дороги – это не всегда следствие
естественной необходимости, а чаще предмет
искусственных нужд и роскоши. Они побуждают
к ненужным перемещениям с места на место,
весьма характерным для нашего времени».

Канкрин отверг многочисленные предложения о по-
стройке железнодорожных путей, и даже линия, со-
единявшая Москву и Санкт-Петербург, была проложе-
на только в 1851 году. Политику Канкрина продолжил
граф Клейнмихель, главноуправляющий путей сооб-
щения и публичных зданий.

...

«Антижелезнодо-
рожная» политика была пересмотрена только после
поражения, нанесенного России Британией, Франци-
ей и Турцией в Крымской войне (1853–1856), когда
возникло понимание того, что отсталое железнодо-
рожное сообщение – это серьезная угроза безопас-
ности России. В Австро-Венгрии за пределами соб-
ственно Австрии и западных областей империи же-
лезные дороги также не получили распространения,
хотя революции 1848 года и принесли некоторые из-
менения в остальные земли империи – прежде всего
отмену крепостного права.


   51.051.0
1 2 3 4

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru