[image]

А с 7 ноября - днём Великой Октябрьской Социалистической Революции :)

нас переносом выходного с толку не собьёшь! :)
 
1 5 6 7 8 9 10 11
RU Курдыбаев #09.11.2020 11:49  @Laska_2879#08.11.2018 17:03
+
-2 (+1/-3)
-
edit
 

Курдыбаев

опытный
☆★
Android>> С Днем рождения, Великая Страна!

это чип советский?
   86.0.4240.18386.0.4240.183

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆

5.4. Конец нового времени. Первая волна социорно-освободительных революций (1895—1917 гг.) // Юрий Семёнов

5.4. Конец нового времени. Первая волна социорно-освободительных революций (1895—1917 гг.) // Юрий Семёнов //  scepsis.net
 
...В работе «О праве наций на самоопределение» (1914) он как о чем-то само собой разумеющемся пишет, что «не только маленькие государства, но и Россия, например, целиком зависят экономически от мощи финансового капитала “богатых” буржуазных стран».[67] В статье «К пересмотру партийной программы» (1917) В.И. Ленин относит Россию к числу стран, «которые подвергаются империалистическому грабежу, которым угрожает раздел и удушение их гигантами-империалистами». [68]

Во всяком случае, в статье «Пробуждение Азии» (1913) В.И. Ленин прямо поставил русскую революцию 1905-1907 гг., которую он в работах тех лет называл демократической, в один ряд с революциями в Азии. «Вслед за русским движением 1905 года, - писал он, - демократическая революция охватила всю Азию - Турцию, Персию, Китай. Растет движение в английской Индии».[69]

Но если В.И. Ленин приближался к пониманию главной особенности русской революции, то она осталась тайной за семью печатями для советской и вообще всей марксистской историографии. Антипаракапиталистический ее характер был в значительной степени скрыт тем, что она происходила в стране, которая, несмотря на свою отсталость, была одной из мировых держав, и тем, что эта революция, начавшись как антибуржуазная буржуазная революция, с неизбежностью должна была стать только антибуржуазной. Но, пожалуй, главная причина такого положения вещей - догматизм.

В большей степени к пониманию природы русской революции приблизились некоторые западные историки. Это выразилось в созданных ими концепциях «революций запоздалой модернизации», «развитийных революций третьего мира», «крестьянских революций», «аграрных революций восточноевропейского типа» и т.п.

Одними из первых были работы американского историка Т. фон Лауэ и прежде всего его труд «Почему Ленин? Почему Сталин? Переоценка русской революции, 1900-1917» (1964.). «Этот очерк, - писал автор, - предлагает новое объяснение прихода к власти Ленина и Сталина. В нем предпринята попытка рассмотреть возникновение русского коммунизма как интегральную часть европейской и мировой истории, а не как изолированный феномен, который в большей части может быть объяснен одними лишь российскими условиями».[70]

Революция в России, по мнению Т. фон Лауэ, была обусловлена действием двух факторов. С одной стороны, как и в случае Великой Французской революции, существовали противоречия между привилегированными и непривилегированными стратами общества. С другой, и русское общество и русское правительство «находились под давлением крутого процесса модернизации (навязанного, в конечном счете, извне, безжалостным давлением политики великих держав). В этом смысле русская революция вызвала к жизни новую категорию - революции недоразвитых стран».[71]

Все названные и другие авторы связывали русскую революцию с необходимостью преодоления отсталости, ускоренной индустриализации, вообще модернизации всего общества, со стремлением догнать передовые страны Запада. Некоторые из них, в частности Т. фон Лауэ, даже указывали, что ускоренная модернизация навязывалась России «безжалостным давлением» великих развитых держав. В ряде работ встречается указание на принадлежность России к иному миру, чем Запад, и даже к периферии.

Но никто из этих историков и социологов не понимал периферию в том смысле, который вкладывался в это слово сторонниками концепций зависимости. Они не обратили должного внимания на зависимость России от Запада, на ее эксплуатацию развитыми странами. В результате антипаракапиталистический и антиортокапиталистический характер русской революции не был ими понят, как и подобный же характер других периферийных революций.

Как известно, первая русская революция потерпела поражение. Определенные изменения в результате ее в обществе произошли, но основные задачи революции решены не были. Провалились столыпинские реформы. В силу этого революция в России оставалась столь же неизбежной, как и раньше. Это предвидели трезвые политики, включая правых, предчувствовали поэты. А.А. Блок в стихотворении, начатом в 1911 г. и завершенном в 1914 г., писал:

«На неприглядный ужас жизни
Открой скорей, открой глаза,
Пока великая гроза
Всё не смела в твоей отчизне...» [73]

Революция в России была вначале отсрочена, а затем стимулирована первой мировой войной. К началу XX в. окончательно сформировался мировой капиталистический рынок, международная капиталистическая система и завершился колониальный раздел мира между державами Европы. Обострение противоречий между ведущими державами этой части света и борьба между ними за передел мира привели к первой мировой войне (1914-1918 гг.), в которой Великобритания, Франция и Россия противостояли Германии и Австро-Венгрии.

Поражения в войне и тяготы, ею вызванные, сделали революционный взрыв в России неизбежным. И он произошел в феврале 1917 г. Но буржуазия, получившая в результате переворота власть, как это и предвидели, оказалась совершенно неспособной решить назревшие проблемы революции. Столь же никчемными оказались и российские мелкобуржуазные демократы.

В силу неспособности буржуазных и мелкобуржуазных партий удовлетворить чаяния народных масс приход к власти рабочего класса в лице большевистской партии был предопределен. Взяв власть, большевики буквально в течение нескольких дней решили проблемы, к которым их предшественники боялись даже подступиться в течение нескольких месяцев.
 
   56.056.0

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆
Мнение, достаточно своеобразное местами (ну, в такое время написано)

6. Новейшая история (1917—1991 гг.) // Юрий Семёнов

6. Новейшая история (1917—1991 гг.) // Юрий Семёнов //  scepsis.net
 
Придя к власти, большевики первоначально ограничились лишь претворением в жизнь лозунгов буржуазно-демократической революции. Это отчетливо можно видеть на примере декретов II Всероссийского съезда советов. Большевики вначале не ставили своей задачей национализацию даже крупных промышленных предприятий. Они ограничились лишь созданием рабочего контроля. В дальнейшем началась национализация отдельных предприятий. Но она не носила массового характера и проводилась чаще всего под давлением низов. Центральная власть в большинстве случаев просто санкционировала инициативу мест. И только в июне 1918 г. уже в разгар гражданской войны были приняты декреты о национализации крупных предприятий почти всех отраслей промышленности.

Можно дискуссировать о том, существует ли в принципе уровень производительных сил, по достижении которого отпадет объективная необходимость в частной собственности, но бесспорно, что Россия такого уровня к 1917 г. не достигла. С этим были согласны все, не исключая В.И. Ленина. Большевики надеялись, что они сумеют создать материально-техническую базу для социализма. Но даже если считать, что такая задача в принципе была по силам стране, для ее решения требовались десятилетия. А жизнь ждать не могла.

При том уровне производительных сил, который существовал в то время в России, общество могло быть только классовым и никаким другим. Поэтому в стране с неизбежностью начался процесс становления частной собственности и общественных классов. Путь к возрождению в полном объеме капиталистической собственности был надежно заблокирован государством. Поэтому процесс классообразования пошел по иному пути.


...


Победила или же потерпела поражение Октябрьская рабоче-крестьянская революция 1917 г.? Речь, разумеется, идет не о военной победе революции, которая несомненна, а о социальной победе или социальном поражении. Чтобы ответить на этот вопрос, нужно четко провести различие между объективными задачами революции и субъективными целями ее участников. Люди, поднявшиеся на революцию, обычно осознают стоящие перед ней задачи не в адекватной, а в иллюзорной форме.

Объективной задачей Великой Французской революции было окончательное утверждение в стране капиталистических порядков. Субъективной целью значительной части ее активных деятелей было создание царства свободы, равенства и братства. Поэтому после победы революции наступило всеобщее разочарование.

Вот что писал о революционных иллюзиях Ф. Энгельс: «Предположим, эти люди воображают, что могут захватить власть, - ну, так что же? Пусть только они пробьют брешь, которая разрушит плотину, - поток сам быстро положит конец их иллюзиям. Но если бы случилось так, что эти иллюзии придали бы им большую силу воли, стоит ли на это жаловаться? Люди, хвалившиеся тем, что сделали революцию, всегда убеждались на другой день, что они не знали, что делали, что сделанная революция совсем непохожа на ту, которую они хотели сделать. Это то, что Гегель называл иронией истории, той иронией, которую избежали немногие исторические деятели».[75]

Объективной задачей Октябрьской рабоче-крестьянской революции было уничтожение паракапитализма и зависимости страны от ортокапиталистического центра. Эта объективная задача революции была осознана ее участниками как борьба за создание в России социалистического общества. Социализм в России не возник. Цель, которую ставили перед собой активные деятели революции, не была достигнута. Если исходить из того, что революция в России действительно по своей объективной задаче была социалистической, то придется признать ее поражение. В стране на смену одному антагонистическому способу производства пришел другой, тоже антагонистический способ производства.

Но в реальности Октябрьская революция 1917 г. была не социалистической, а антипаракапиталистической и антиортокапиталистической.

Выше уже говорилось об огромной экономической зависимости России, связанной прежде всего с ее огромным внешним долгом. За годы первой мировой войны долг этот еще больше возрос. Если на начало 1914 г. «чистый» внешний долг правительства России равнялся 4 300-4 600 млн рублей, а с учетом гарантированных займов - 5 404 млн, то к октябрю 1917 г. он достиг величины в 14 860 млн рублей.[76] Из всей внешней задолженности всех стран мира, составлявшей к началу 1917 г. сумму в 16 385 млн долларов по паритету, на Россию приходилось 5 937 млн долларов (36,2%) .[77]

Такой колоссальный долг Россия никогда бы выплатить не смогла. Она была обречена превратиться из зависимой страны в настоящую полуколонию. От этой участи ее спасла Октябрьская рабоче-крестьянская революция. 21 января (3 февраля) 1918 г. ВЦИК РСФСР принял декрет об аннулировании государственных долгов. «Безусловно и без всяких исключений, - гласил третий пункт этого документа, - аннулируются все внешние займы».[78]

Социорно-освободительный характер Октябрьской революции более чем наглядно проявился в разразившейся гражданской войне. Ведь как бы ни кричали белые генералы о своем патриотизме, но факты остаются фактами: они призвали в страну иностранные войска и воевали против красных в союзе с интервентами: англичанами, французами, американцами, немцами, японцами, чехословаками, итальянцами и т.д. Кое-где, например, на Севере и в Приморье белые режимы держались исключительно на иноземных штыках. Белые правительства получали от иностранных государств огромную помощь оружием, боеприпасами, танками, средствами транспорта, обмундированием и т.п.

Помогали им эти державы далеко не бескорыстно. И в случае победы пришлось бы платить по счету. Пришлось бы выплачивать и прежний колоссальный внешний долг России, и новые долги. И платить пришлось бы не только деньгами, материальными ресурсами и т.п. Белые правительства за помощь в борьбе с красными обещали иностранцам огромные льготы, готовы были передать под контроль Франции, Англии, Японии целые регионы страны. В случае победы белых Россия не только превратилась бы в полуколонию, но и была бы фактически расчленена.

...

Факт, что целью интервентов было расчленение и колонизация России, вынуждены были признать и некоторые поборники белого дела. Вот, например, что писал в «Книге воспоминаний» двоюродный дядя Николая II великий князь Александр Михайлович: «По-видимому, “союзники” собираются превратить Россию в британскую колонию, писал Троцкий в одной из своих прокламаций к Красной Армии. И разве на этот раз он не был прав? Инспирируемое сэром Генрихом Детердингом, всесильным председателем компании Рояль-Детч-Шел, или же следуя просто старой программе Дизраэли-Биконсфильда, британское министерство иностранных дел обнаруживало дерзкое намерение нанести России смертельный удар путем раздачи самых цветущих русских областей союзникам и их вассалам. Вершители европейских судеб, по-видимому, восхищались своей собственной изобретательностью: они надеялись одним ударом убить и большевиков, и возможность возрождения сильной России. Положение вождей белого движения стало невозможным. С одной стороны, делая вид, что они не замечают интриг союзников, они призывали своих босоногих добровольцев к священной борьбе против советов, с другой стороны - на страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской Империи, апеллируя к трудящимся всего мира». [81]

Со стороны красных война была не только классовой, но и отечественной. Красные были не только революционерами, но и патриотами. Они боролись за независимость своей родины и против ее расчленения. Белые режимы были одновременно и антинародными, и антинациональными. Поэтому они с неизбежностью рухнули. Большевики победили, ибо за ними шла большая часть народа.

Национальный, патриотический, а не только революционный, характер стоявших перед ними задач осознавали лидеры большевиков. 11 марта 1918 г. в статье «Главная задача наших дней» В.И. Ленин писал: «Мы вынуждены были подписать “Тильзитский мир”. Не надо самообманов. Надо иметь мужество глядеть прямо в лицо неприкрашенной горькой правде...Чем яснее мы поймем это, тем более твердой, закаленной, стальной сделается наша воля к освобождению, наше стремление подняться снова от порабощения к самостоятельности, наша непреклонная решимость добиться во что бы то ни стало того, чтобы Русь перестала быть убогой и бессильной, чтобы она стала в полном смысле могучей и обильной».[82] И далее, отмечая, что «...Россия идет теперь - а она бесспорно идет – от “Тильзитского мира” к национальному подъему, к великой отечественной войне...», В.И. Ленин особо подчеркивал: «Мы оборонцы с 25 октября 1917 г. Мы за “защиту отечества”...».[83]

Октябрьская революция была революцией социорно-освободительной, и в таком качестве она победила. Были уничтожены паракапиталистические отношения. Революция вырвала Россию из международной капиталистической системы, освободила ее от экономической и политической зависимости от Запада.
 
   56.056.0
+
-
edit
 

Bornholmer

аксакал
★★
Fakir> Мнение, достаточно своеобразное местами

Как это так, коммунисты - патриоты, а РИ - экономически зависимая страна? Вот ужо набежит наша черносотенная ай-лю-лю во главе с Эндичкой и дойче Вячиком, при поддержке тилихенцкого крыла... ах да, Ивочка в бане, пичалька... :D

А так-то да, исторически революция - попытка вырваться из периферии и выстроить свой экономический центр. Легко и безболезненно это никогда не может произойти.

Но сперва неплохо получалось.
   87.0.4280.14187.0.4280.141
Это сообщение редактировалось 05.06.2021 в 11:06
Последние действия над темой
1 5 6 7 8 9 10 11

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru