[image]

Еще раз про хрущёвки

Перенос из темы «Гордость России»
 
1 2 3 4 5 6 7 8

ED

аксакал
★★★☆

DarkDragon> У нас в городе было два завода жби, плюс к ним завод панелей, а блоки делал отдельный завод. Технология и оснастка - абсолютно другие.

У нас был (и есть) ЖБК и завод ЖБИ. Но для "блоков" построили завод КПД.
Позднее ЖБИ "блоки" как бы осилил, но сильно попроще - для индивидуального малоэтажного строительства. Больше двух этажей нельзя было - прочность не та. И внешние панели с утеплителем шли у них отдельно.
   20.0.1132.4720.0.1132.47
RU DarkDragon #01.07.2012 21:48  @iodaruk#30.06.2012 16:59
+
+1
-
edit
 

DarkDragon

опытный

iodaruk> Если 14 тонн-о можно прям так с упором с тупеньку класть. Или это короткий? Ну один фиг с жбк до города недалече-по дорогам с усовершенствованым покрытием и на пониженой с ограничением скорости-пофег.
14 - это именно что короткий. А длинный будет под 30т, ну и сама длина становится метров 12. И кран козловой надо. Так что в виде массового строительства - что-то как-то не вдохновляет.
   

DarkDragon

опытный

ED> Позднее ЖБИ "блоки" как бы осилил, но сильно попроще - для индивидуального малоэтажного строительства. Больше двух этажей нельзя было - прочность не та. И внешние панели с утеплителем шли у них отдельно.
Ну да панели это дело сильно второстепенное, они по любому навешиваются потом. А весь цимес в машине формовки силового колпака, который стены+потолок. Ну и автоклава для него :)
   

ED

аксакал
★★★☆

Fakir>А ты сравни с аналогичной площади домом из бетонных блок-комнат

Да я не сравниваю с домом особо. У нас эти блоки брали под "дачные" домики, бытовки, гаражи и т.п. Исключительно из-за удобства строительства. Привёз, поставил на землю и готово, грубо говоря. Некоторые всё таки маленькие жилые дома из них делали. Ставили несколько блоков (на фундамент) и обкладывали кирпичём. Причём кладка особой квалификации не требовала - прямые стены блока служили "шаблоном".

А завод ЖБИ выпускал законченные "конструкторы" частных домов в 1-2 этажа. Несколько "блок-комнат", наружные утепляющие панели и вся деревянная "фурнитура" для крыши и полной отделки. Кроме фундамента всё под ключ. Люди брали, по деньгам нормально получалось. Но особой популярности не было.


Fakir> 6х6 сруб с мансардой...под ключ - можно в Подмосковье уложить примерно в миллион.

Именно под ключ? Вкусно. Но сомнения берут. :)
   20.0.1132.4720.0.1132.47

ED

аксакал
★★★☆

DarkDragon>панели это дело сильно второстепенное, они по любому навешиваются потом.

Но на КПД - ещё на заводе.

DarkDragon>автоклава для него

Ну да - блоки пекли как пирожки. :) Паропровод от ГРЭС на завод шёл.
   20.0.1132.4720.0.1132.47

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆
Fakir>> 6х6 сруб с мансардой...под ключ - можно в Подмосковье уложить примерно в миллион.
ED> Именно под ключ? Вкусно. Но сомнения берут. :)

У меня приятель такой почти закончил.
На круг у него выходит вроде побольше, но и хотелки у него по ходу процесса сильно росли, так что это не совсем показатель - вполне мог и меньше потратить.
Ему одна лиственница в лишние тыщ под сто встала.

Кстати, и мансарда там небольшая - ЕМНИС меньше половины от площади основания. И стены мансарды (фронтоны) не из бревна, а дощатые с утеплением.
   3.6.33.6.3

ED

аксакал
★★★☆

Fakir> У меня приятель такой почти закончил.

Убедил. :)
   20.0.1132.4720.0.1132.47
RU Серокой #28.07.2012 14:34
+
+2
-
edit
 
RU Серокой #30.10.2012 17:28
+
-
edit
 
+
+1
-
edit
 

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆



Думаете, это Черёмушки?

Вы всё еще так думаете? :F

Почему в США не строят типовые дома, как в СССР. Фото

То, что не получилось в США, стало реальностью в Советском Союзе. Единственный американский квартал, построенный по принципам типового домостроения, был снесен из-за нечеловеческих условий для жизни. // realty.rbc.ru
 

Любопытная история о том, как в Штатах начали было строить свои "хрущёвки" (как раз в 1956), и хотели распространить опыт на всю страну, но... Не вышло. И вовсе не потому, что дома были плохи и планировка неудачная, и вообще "типовое домостроение отстой" - а в силу специфических местных социально-экономических причин. Район стал негритянским гетто, практически трущобами (какие стояли там до постройки Черёмушек нового микрорайона) и скатился... ну в общем туда, куда вы подумали :)

   3.6.33.6.3
LT Bredonosec #11.03.2014 01:19
+
-
edit
 

Новгородец взорвал квартиру, не сумев заплатить за ипотеку - Недвижимость@Mail.Ru

В центре Великого Новгорода в частной квартире пятиэтажного дома взорвался бытовой газ. ... // realty.mail.ru
 

В центре Великого Новгорода в частной квартире пятиэтажного дома взорвался бытовой газ.

В результате этого произошло травмирование проживавшего в квартире мужчины 1960 года рождения. Сейчас он в тяжелом состоянии находится в Центральной горбольнице. «Основной версией ЧП стал суицид», —информировала РИА Новости представитель областного управления СК.В результате взрыва на женщину 1935 года рождения, находящуюся в соседней квартиры рухнула стена. От полученных травм пострадавшая скончалась. Областное управление СК по Новгородской области возбудило по факту взрыва дело по статье «причинение смерти по неосторожности». Как информировало УФССП : «Должник взял ипотечный кредит и (по нему) не рассчитался. По решению суда приставы (арестовали) квартиру, чтобы погасить долг перед кредитной организацией. В феврале квартира была передана в Росимущество для проведения торгов».
 


иллюстрация того, что хрущебы более прочные, нежели кажется изначально.
Мне казалось, что от взрыва газа в хате, от которого плиты вылетят, - весь дом мложится. А здесь - только фасадные плиты перед взорвавшимся обьемом вылетели, а дом нормально стоит как стоял.
   26.026.0
US Mishka #11.03.2014 03:09  @Bredonosec#11.03.2014 01:19
+
-
edit
 

Mishka

модератор
★★★
Bredonosec> иллюстрация того, что хрущебы более прочные, нежели кажется изначально.

Не, ни разу. Там зависит от объёма, состава смеси, в каком месте находится квартира. И хрущёвки складывались. И более современные выживали.
   27.027.0
+
+1
-
edit
 

Jerard

аксакал

Наглядная демонстрация чем советский человек отличается от несоветского.
   27.027.0
LT Bredonosec #11.03.2014 18:07  @Mishka#11.03.2014 03:09
+
-
edit
 
Bredonosec>> иллюстрация того, что хрущебы более прочные, нежели кажется изначально.
Mishka> Не, ни разу. Там зависит от объёма, состава смеси, в каком месте находится квартира. И хрущёвки складывались. И более современные выживали.
ээ.. что ни разу?
мне они казались более дохлыми, не думал, что после такого воздействия дом выстоит.
Обьем? Квартира.
Смесь? пропан-бутан + воздух.
В каком месте? Ну, тут выглядит как самое неудачное. На первом этаже внизу прочное подвальное перекрытие, на последнем даже полное раздерибанивание практически не трогает дом ниже, а тут - как раз может разрушать максимальное число конструкций - во все стороны от точки взрыва.
   26.026.0
RU Дем #12.03.2014 12:42  @Bredonosec#11.03.2014 01:19
+
-
edit
 

Дем
Dem_anywhere

аксакал
★☆
☠☠
Bredonosec> иллюстрация того, что хрущебы более прочные, нежели кажется изначально.
Нет, это иллюстрация того сколько спёрли при строительстве.
   27.027.0
US Mishka #17.03.2014 03:49  @Bredonosec#11.03.2014 18:07
+
-
edit
 

Mishka

модератор
★★★
Bredonosec> ээ.. что ни разу?

По прочности.

Bredonosec> мне они казались более дохлыми, не думал, что после такого воздействия дом выстоит.

Я же говорю, что случаи разные бывают. Утечка газа и взрыв — там много от чего зависит.

Bredonosec> Обьем? Квартира.

Квартира угловая или внутри, двойная стена или нет, дверь в корридор плотная или нет. У нас соседка по площадке забыла закрыть в духовке краник. Довольно быстро унюхали на лестничной площадке. А, если бы рвануло, то по всей лестничной площадке, а не только в квартире. Ну и дверь на кухню отркрыта-закрыта, открыты ли окна. Там мульон параметров.

Bredonosec> Смесь? пропан-бутан + воздух.

Газ из "водопровода" и из баллонов разный.
Bredonosec> В каком месте? Ну, тут выглядит как самое неудачное. На первом этаже внизу прочное подвальное перекрытие, на последнем даже полное раздерибанивание практически не трогает дом ниже, а тут - как раз может разрушать максимальное число конструкций - во все стороны от точки взрыва.

Ой, не скажи, часто поближе к крыше бывает намного неудачней. Чуть плиты приподняло, потом они ухнули и пошло вниз всё сыпаться.
   17.017.0

userg

старожил
★★★
Mishka> Газ из "водопровода" и из баллонов разный.
Да ну? Это смотрия где
   

Jerard

аксакал

userg> Да ну? Это смотрия где

Там он тоже в баллонах, но побольше. В Туапсе на кажной сопке такой.
Я вот обратил внимание что там где природный газ редко происходят взрывы. В отличие от мест с нефтяным (бытовым) газом. Видимо, сказывается то что метан легче воздуха.
   27.027.0
+
+1
-
edit
 

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆
Хрущёв о хрущёвках.

Дома с заводского конвейера. Никита Хрущев. Реформатор

 Дома с заводского конвейера В Москве еще одной заботой отца стало строительства жилья. Голод москвичей на жилье, страшный неудовлетворимый голод, похуже, чем даже в разоренной войной Украине. С 1917 года строительству жилья все время что-то мешало, сначала Гражданская война, потом восстановление промышленности, затем индустриализация, за ней последовало германское вторжение и снова восстановление экономики. До жилья руки не доходили. Конечно, и тогда кое-что строили, при заводах-новостройках рабочих «временно» размещали в одно-двухэтажных бараках; в столицах, в первую очередь в Москве, строили чуть побольше. //  Дальше — biography.wikireading.ru
 
В Москве до войны за год возводилось чуть более ста тысяч квадратных метров жилья. Если считать по минимуму тридцать-тридцать пять квадратных метров, не жилой, а так называемой общей площади, включая кухню, туалет и коридор на квартиру, то получается три тысячи квартир в год, девять-десять тысяч москвичей могли справить новоселье. На очереди же стояли, только в Москве, почти миллион, а по всей стране… Отец тогда за всю страну не отвечал.
В 1949 году, ко времени возвращения отца в Москву, объем ввода жилья учетверился, то есть теперь не десять, а сорок тысяч москвичей имели шанс переселиться в новые квартиры.
 



В окружении бараков, четырех— реже пятиэтажные дома, тоже из неоштукатуренного кирпича, смотрелись хоромами. На их строительство, а предназначались они для местной «аристократии» — директоров заводов, начальников цехов, уходило в среднем по два года. Пока кирпичами выложишь стены, смотришь, и лето проскочило, зимой, в мороз объявляли перерыв, дом «усаживался». В следующий сезон — вставляли окна, двери, устанавливали внутренние перегородки, штукатурили, проводили тепло. Все сохло уже после заселения — пол и двери коробились, штукатурка трескалась.
 



В Севастополе Николай Константинович не только собрал в кулак строителей, но и пустил в дело киевский задел — дома собирали из крупных блоков, бетонных или вырезанных в близлежащих карьерах из местного ракушечника, экспериментировали с плитами перекрытий, стен, перегородок. Именно в Севастополе Проскуряков накопил бесценный опыт, в котором так нуждался отец. Проскуряков с делом справился, отстроил Севастополь и в 1952 году перебрался в Москву.
 


Отец предложил Проскурякову заняться организацией единого строительного центра столицы. Впоследствии он получит название Главмосстроя. Тандем Садовский — Проскуряков или Проскуряков — Садовский, сочетавший новые научные и инженерные решения с новой организацией строительства, оказался удачным.

Теперь я позволю себе вернуться на десятилетие назад, углубиться в историю вопроса. Еще в тридцатые годы Хрущев с Булганиным попытались собрать на Большой Полянке, в Замоскворечье, из крупных бетонных блоков школу. То был первый опыт промышленного строительства в Советском Союзе. «Мы с этим делом не справились, — вспоминал отец. — Когда школу собрали, в стенах увидели щели. В те щели собака могла проскочить. Пришлось их заделывать. Такой сборки, как на машиностроительном или часовом заводе не получилось».
 


...Отец разыскал Михайлова и попросил его поэкспериментировать с шахтными подпорками, тут требовались не массивные колонны, а прочные и легкие двухметровые столбики, чтобы с ними могли управляться два человека. Михайлов разрешил проблему. Вскоре в шахтах появились железобетонные опоры. Московские «специалисты» из угольного министерства встретили изобретение Михайлова в штыки, они предпочитали крепежные стойки из металла. Соответствующий отдел Госплана даже отказался включать в план производство железобетонных стоек, но и металла шахтерам по-прежнему не выделял. Отцу пришлось отцу апеллировать к Сталину. Под его нажимом новое дело, пусть со скрипом, но пошло. (Справедливости ради отмечу, что стальные шахтные опоры лучше, легче и прочнее и деревянных, и железобетонных и отец это знал. Поэтому, когда со сталью полегчало, они вытеснили из шахтных штреков и дерево, и бетон.)
 



После войны при восстановлении Киева появилось еще одно новшество: каркас дома из железобетонных столбов и балок, но стенные проемы внутри все еще заполнялись кирпичами. Нагрузка теперь приходилась на балки, и кирпичи стали делать большего размера, с круглыми дырками, а следовательно, легкими.

Итак, жилой дом постепенно обретал новую ипостась — опирался на колонны, этажи перекрывались бетонными плитами, но оставалась еще одна неразрешенная проблема — внутренние стены, обычные перегородки между комнатами и квартирами, весь дом расчерчен перегородками. Их выкладывали из кирпича или сбивали из досок, потом штукатурили, разравнивали, сушили, шпаклевали, белили. Огромный труд, а стены, как ни старайся, получались горбатыми, со временем покрывались трещинами.
 


Приезжая из Киева в Москву, отец обязательно шел на строительную выставку. Уже в конце сороковых годов, перед самым отъездом с Украины, в одном из залов выставки он наткнулся на идеальную межкомнатную перегородку — плиту размером в полную стену, гладкую, без единой трещины. На ней висела табличка: «Перегородка внутренняя гипсовая. Автор: инженер Николай Яковлевич Козлов».

«Я ходил около его стены, поглаживал ее и любовался конструкцией, — пишет отец в своих мемуарах. — Потом постарался встретиться с Козловым, высказал ему много приятного, он нашел “жемчужину” для строительства».

Похвалами отец не ограничился. Панель-перегородка, конечно, замечательная, но… нельзя ли заменить деревянный каркас на железобетонный, избавиться от древесины, от грибка и гниения и, что еще важнее, — вместо гипса, легко впитывающего влагу из воздуха, требующего поддержания постоянной температуры (где такое видано на стройке!), в качестве материала перегородки использовать неприхотливый цемент. Козлов согласился попробовать, и вскоре на свет появилась новая цементная перегородка.

Так что, переехав в Москву, отец представлял себе в общих чертах, что нужно сделать, как перейти в Москве от штучного строительства к промышленно-заводскому производству домов. В Москве отец встретил единомышленников. И здесь группа энтузиастов экспериментировала с панельными домами. Еще в 1947–1948 годах один такой дом соорудили на Соколиной горе. Затем в 1948-м начали возведение целой «панельной улицы» на Хорошевском шоссе. Проектировал улицу 38-летний архитектор Михаил Васильевич Посохин. Бетонные панели конструировал еще более молодой инженер-строитель Виталий Павлович Лагутенко.
 



Теперь уже отец обращался к своему старому приятелю Соколову за помощью, просил одобрить его план построить в Москве в качестве эксперимента два завода по производству панелей и других железобетонных деталей для сборки жилых домов. Соколов встретил предложение отца в штыки. Еще со времен строительства метро он примыкал к лагерю монолитчиков. Строители, такое нередко случается в технике, делились на кланы. Бетонщики враждовали с кирпичниками, вместе они воевали с чурочниками-деревянщиками, каждый отстаивал «неоспоримые преимущества» своего метода возведения домов и не находил ни одного доброго слова в адрес оппонентов-конкурентов. Бетонщики внутри клана тоже не ладили между собой. Монолитчики исповедовали отливку стен здания на месте, на стройплощадке, а сборщики считали, что легче и дешевле формовать панели из того же бетона на заводе, а сам дом собирать из готовых деталей. У каждого имелись веские доводы в свою пользу и отсутствовало желание выслушивать оппонентов.

Отец помнил, что Соколов — монолитчик, но уповал на его благоразумие государственного чиновника и инженерную, я бы сказал, порядочность. Уповал напрасно. Сколько отец не убеждал Соколова, ничего не помогало. В подтверждение своей позиции последний ссылался на США, он только что съездил туда и не видел в Америке сборного железобетона, везде монолитный. А тут какие-то Садовский с Лагутенко…
 



Остался последний шанс — апеллировать к Сталину. В то время разгоралась борьба с космополитизмом, низкопоклонством перед Западом. «Сталина раздражало, когда оппоненты возражали против новинок, доказывая, что за границей такого нет. Я знал эту черту Сталина и решил ее использовать, сделав упор на возражения Госстроя. Я попросил Садовского написать докладную на мое имя с полными инженерными расчетами, опровергавшими стародавние методы. Записка получилась убедительной. В ней обосновывалась расчетами необходимость строительства двух заводов сборного железобетона производительностью от восьмидесяти до ста двадцати тысяч кубометров (по тем временам баснословный объем. — С. Х.). Один завод предполагалось построить на Красной Пресне, близ Москвы реки, другой — в Люберцах.

Добавив от себя личное письмо, я отправил все Сталину. Я написал, что в Госстрое ссылаются на отсутствие за границей технологии сборного железобетона, поэтому и нам совать сюда свой нос не советуют.

— Товарищ Сталин, я вам послал записку, — напомнил я ему через некоторое время.

— Я вашу записку читал, — ответил он.

— А приложение к ней докладную Садовского. Прочли? — уточнил я.

— Я и ее полностью просмотрел, — голос Сталина звучал поощрительно.

— Каково же ваше мнение? — я настаивал.


— Очень интересная записка, расчеты я считаю правильными и вас поддерживаю, — заключил Сталин.

Мою записку Сталин переправил в Госплан, и мы приступили к строительству крупнейших в мире предприятий по производству сборного железобетона».
 



Отец не забывал о своей первой неудаче, когда собранный из блоков дом светился щелями. Новые детали домов требовалось производить не по строительному, не тяп-ляп, а с инженерной точностью, как делают станки. За помощью отец обратился к конструкторам Московского завода металлорежущих станков «Красный пролетарий», расположенного неподалеку от Ленинского проспекта.

Поначалу не очень ладилось, одно дело токарный или зуборезный станок, а тут им предложили сконструировать автомат, сваривающий из арматуры и проволоки стальной каркас многометровой колонны или стенной панели. Отец проводил на «Красном пролетарии» все свои выходные, выслушивал, скорее не доклады, а сомнения разработчиков, наблюдал, как вручную вяжут проволокой каркас, потом сваривают, тоже вручную. «На “Красном пролетарии” мне нравилось. Чистые светлые цеха, невиданные станки и нескончаемые обсуждения с заводчанами: как натягивать проволоку, как ее сваривать, чтобы при изменении температуры, из-за разности в коэффициентах расширения стали и бетона она не растрескалась».
 



Только научились «собирать» колонны, как Лагутенко предложил от них отказаться, доказал, что можно собирать дом без каркаса из одних стеновых панелей. Получалось и дешевле, и проще. Отец долго сомневался, как бы такой дом не рассыпался, как карточный домик, но Лагутенко стоял на своем и настоял.
 


Чтобы монтировать громоздкие и тяжелые панели, поднимать их на высоту хотя бы пятого этажа, требовались краны. Много больше кранов, чем при возведении кирпичных зданий, когда за один-два подъема обеспечивали кирпичами целую бригаду и на полную смену. Пришлось налаживать серийное производство башенных кранов. Наладили и его.
 


С введением в строй Люберецкого и Краснопресненского комбинатов в стране началась домостроительная техническая революция, родилась технология массового, доступного по цене производства квартир, появилась новая отрасль промышленности: сборное домостроение. Приведу несколько цифр: за 1945–1948 годы в Москве построили 522 тысячи квадратных метров жилья, в одном 1949-м — 405, в 1950-м — 535, в 1951-м — 735, а в 1952-м году ввели в строй 782 тысячи квадратных метров площадей.
 


Теперь мало кто помнит, почему выбрали пять этажей, а не семь или, скажем, три. Тому предшествовали скрупулезные расчеты с целью сэкономить рубль, сотню, тысячу, миллион, чтобы на них выстроить еще одну квартиру, еще один этаж, дом или, даже квартал. Баталии, с участием самого Хрущева, предваряли решения о высоте потолков, размере кухни и совмещении «удобств». Пять этажей — это максимальная высота, на которую вода (и в водопроводе, и в отоплении) подается без подкачки, то есть без установки в подвалах дополнительных насосов. На пятый этаж под силу подняться по лестнице даже немолодому человеку, и можно сэкономить на лифтах. Мусор с пятого этажа можно вынести на помойку в ведре, что исключает затраты на мусоропровод.
 
   51.051.0
+
+1
-
edit
 

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆

Строить больше, и без «излишеств». Никита Хрущев. Реформатор

 Строить больше, и без «излишеств» В самом конце 1955 года, как и в конце 1954-го, снова подводили итоги делам строительным. На сей раз не на Всесоюзном совещании строителей, а на Всесоюзном съезде архитекторов. Он открылся в Москве 19 декабря. Отец с Булганиным в те дни путешествовали по странам Азии, но и в отсутствие отца съезд прошел как бы под его влиянием. Серийное производство домов и зданий утвердилось окончательно, менялись технологии изготовления блоков, их форма и конструкция, этажность и внешний вид домов, неизменным оставалось одно — сборность, дешевизна, массовость. //  Дальше — biography.wikireading.ru
 
В самом конце 1955 года, как и в конце 1954-го, снова подводили итоги делам строительным. На сей раз не на Всесоюзном совещании строителей, а на Всесоюзном съезде архитекторов. Он открылся в Москве 19 декабря. Отец с Булганиным в те дни путешествовали по странам Азии, но и в отсутствие отца съезд прошел как бы под его влиянием.

Серийное производство домов и зданий утвердилось окончательно, менялись технологии изготовления блоков, их форма и конструкция, этажность и внешний вид домов, неизменным оставалось одно — сборность, дешевизна, массовость. Утвердилось-то оно утвердилось, но большинство архитекторов эти «коробки» на дух не переносили. Одни возражали в открытую, другие молчали, но даже те, кто поддержал отца, в немалой степени кривили душой. Марать руки о сборные дома архитекторы не желали ни в какую, считали их профанацией.
 



Отец на архитекторов обижался, все они стремятся увековечить собственное имя, мечтают о славе Растрелли или Баженова, а думать надо о стоимости квадратного метра жилой площади и об очередях на новые квартиры. Когда отец занялся блочным строительством только в Москве, его, тогда всего лишь секретаря обкома, «всесоюзные» архитекторы игнорировали. Маститые марать руки о железобетонные панели не желали. Московские строители собирали дома из деталей, выпускаемых двумя крупнейшими заводами по одному единственному проекту, сляпанному ими самими на уровне их рядового инженерного понимания.

К середине лета 1955 года отношения отца с архитекторами, даже с друзьями, в том числе им же назначенным главным архитектором Москвы Александром Васильевичем Власовым, напряглись до предела. Отец почувствовал, что пришло время рубить узел. 23 августа 1955 года учрежденную Сталиным в 1934 году Академию архитектуры СССР преобразовали в Академию строительства и архитектуры, поставив на первое место строительство. Практически одновременно заменили и главного архитектора столицы. Им стал Иосиф Игнатьевич Ловейко, автор проекта гостиницы «Советская» на Ленинградском шоссе, но, что важнее — один из немногих архитекторов, воспринявших новую технологию панельного строительства и взявшийся в своей мастерской за придание «инженерным коробкам» достойного вида. «Освобожденный» от общемосковских забот, Власов успешно завершит в 1956 году строительство стадиона в Лужниках, с подачи отца получит в 1959 году Ленинскую премию и через три года отойдет в мир иной.
 

Квартиризация всей страны. Никита Хрущев. Реформатор

 Квартиризация всей страны Вслед за целиной отец взялся за жилье. После пищи крыша над головой — это то самое важное, от чего зависит жизнь человека. Весной 1954 года, еще до поездки на целину, он пишет записку в Президиум ЦК с планом перевода жилищного строительства по всей стране на современную, индустриальную базу. К 1954 году основные технические проблемы сборного домостроения разрешились. В Москве два завода в три смены формовали на конвейерах стены домов, межэтажные перекрытия, внутренние перегородки. Грузовики-панелевозы единого общемосковского транспортного предприятия развозили их по стройкам. //  Дальше — biography.wikireading.ru
 
Министры не противились переводу строительства на поток, но восстали архитекторы. В стандартизации городской застройки они усмотрели не просто покушение на свои привилегии, но и попытку вообще уничтожить архитектуру. Не могу с ними не согласиться. Архитектура, как и любая технология производства, при переходе от штучного к массовому производству претерпевает коренные изменения.
 


Вот как потомки оценят «баталии» тех лет: «К середине 1950-х годов вновь возникает ситуация несовместимости архитектурного и инженерного аспектов индустриального домостроения. Художественная выразительность отдельных сооружений в этой связи зависела, в основном, от качества строительно-монтажных работ. Как и 20 лет назад (в 1920 — 1930-е годы. — С. Х.), творческие устремления архитекторов и инженеров были направлены на решение различных проблем формообразования. Но в противоположность конструктивизму тридцатых годов, когда архитектурная мысль обгоняла возможности строительных технологий, сейчас темпы инженерно-технического совершенствования опережали собственно архитектурно-художественные поиски».

Однако архитекторы считали иначе, с отцом они категорически не соглашались, их приверженность к старому, неприятие нового в последующие годы попортят немало крови отцу.

Говорили на совещании и о дорогах на селе, об их отсутствии. Этой осенью от бездорожья сильно пострадал урожай на целине. Зерно приходилось везти по проложенным в поле колеям, рассыпая его на ухабах на радость воробьям и воронам. В отличие от поточного производства жилья, в этой части отец ограничился общими призывами строить прочные дороги из бетона. Однако производимого в стране цемента и на дома, и на дороги не хватало. Приходилось выбирать. Выбрали дома. Обходилась же Россия без дорог сотни лет. Дороги, конечно, строили, но по-прежнему медленно и плохо.
 

Жилищные кооперативы. Никита Хрущев. Реформатор

 Жилищные кооперативы 26 июня 1958 года отец, прихватив с собой Козлова с Полянским, без предупреждения заезжает на постоянную Строительную выставку, что на Фрунзенской набережной. Визит внеплановый, и на выставке не оказалось никакого другого начальства, кроме директора. Он и давал пояснения, показывал макеты малогабаритных квартир, последние модификации деталей панельно-сборных домов. Ничего принципиально нового для себя отец среди экспонатов не обнаружил. Панельное домостроение стало рутиной, такой же, как сборка автомобилей на конвейере. //  Дальше — biography.wikireading.ru
 
   51.051.0
RU константин_са #16.04.2019 07:01  @Fakir#15.04.2019 22:03
+
-
edit
 
Fakir> Однако производимого в стране цемента и на дома, и на дороги не хватало.
а еще были пусковые установки РВСН... :p
   73.0.3683.10373.0.3683.103
RU tramp_ #16.04.2019 12:20  @константин_са#16.04.2019 07:01
+
-
edit
 

tramp_

дёгтевозик
★☆
Fakir>> Однако производимого в стране цемента и на дома, и на дороги не хватало.
к.с.> а еще были пусковые установки РВСН... :p
А еще можно было полевые УЖД использовать, из в европейской части Российской империи в т.ч. для вывоза продукции из сел на переработку строили..
   73.0.3683.9073.0.3683.90
Последние действия над темой
1 2 3 4 5 6 7 8

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru