Миронов - Российская империя от традиции к модерну.

начинаю читать еще одну книгу Миронова.
 
1 2 3 4

Iva

аксакал


Iva>>>

К середине XIX в. «новое дворянство», получившее статус за службу, составляло около 59 % сословия, на рубеже XIX—XX вв. — 66 % . Дворянство было широко открыто не только на выходе, но и на входе для всех других сословий. Как уже указывалось, гражданская и военная государственная служба, а также получение ордена, среднего и высшего образования по закону давали право на личное или потомственное дворянство. Это хорошо иллюстрируют данные о социальном происхождении чиновников (табл. 2.41).
Как видим, в 1755—1855 гг. чиновничество более чем наполовину формировалось из недворян. Впрочем, так же обстояло дело и до введения Табели о рангах: в 1706—1709 гг. подьячие по своему социальному происхождению состояли на 30,9 % из приказных, на 26,2 % — из церковников, на 10 % — из посадских, на 6,8 % — из служилых людей по отечеству и на 7,6 % — из служилых по прибору364. Но до 1722 г. сама по себе государственная служба не давала автоматически дворянство. В составе офицерского корпуса также много было выходцев из недворян. На их долю в 1720-е гг. приходилось 38 %, в середине XVIII в. — 14, в 1816 г. — 26 %365. Особенно широко практиковалось производство в офицеры (а значит, и в дворяне) из нижних воинских чинов недворянского происхождения до 1830-х гг.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>>>

При Николае I была расширена сеть военно-учебных заведений и повышены требования при производстве в офицеры. Но эта мера привела лишь к повышению образовательного уровня офицеров, их социальный состав продолжал изменяться в пользу людей недворянского происхождения. В 1816 г. среди офицеров насчитывалось 26 % выходцев из недворян, в 1844 г. — 26, в 1864 г. — 30 %, в том числе 20 % происходило из низших воинских чинов — солдат и унтер-офицеров367.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>

Как показал расчет, большая часть естественного прироста духовенства уходила в другие сословия. Данные о разборах духовенства, производившиеся светской администрацией в XVIII—первой трети XIX в., показывают, что поповичи переводились канцеляристами в состав бюрократии, солдатами в армию, а также в гражданство и крестьянство368. Например, по итогам разбора 1786 г. треть поповичей — 34,4 из 105,8 тыс. — была переведена в другие сословия, в том числе 28 % было3приписано к канцеляристам, 67 — к городским обывателям, 5 % — к крестьянам369. Принудительный перевод их в солдаты продолжался до последнего разбора духовенства в 1831 г., когда 5022 поповича были отданы в рекруты370. Велик был вклад духовенства в формирование профессиональной интеллигенции, которая по своему статусу принадлежала к личному дворянству371. Например, во второй четверти XIX в. среди бюрократии доля поповичей составляла около 20 %, среди преподавателей учебных заведений — 35, среди гражданских врачей — 30 %372. Но из других сословий в состав духовенства поступало ничтожное число лиц.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>

За 1699—1858 гг. около 7,6 млн крестьян было взято в солдаты377. Численность крестьян, переходивших в мещане и. купцы, со временем возрастала: в 1719— 1744 гг. перешло около 2 тыс. человек, в 1782—1811 гг. — 25, в 1816—1842 гг. — 450 тыс.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>


Между тем доля дворянства в населении в 1913 г. находилась на том же уровне, как и в 1858 г. (1,5 %), доля духовенства понизилась с 1 до 0,5 %, доля городского сословия возросла с 7,3 до 17,6%, а доля крестьян уменьшилась с 82,7 до 80,1 %.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>

Преобладание дворянства среди учащихся гимназий закончилось в начале XX в., среди студентов университетов — к 1880 г.382 Доля учащихся из дворянства к 1914 г. упала в гимназиях до 33 %, в университета — до 36 % и в технических институтах, дававших высшее образование, — до 29 %. В военно-учебных заведениях процент учащихся из потомственного дворянства с 1881 по 1903 г. сократился с 62 до 52383. В духовных учебных заведениях также наблюдались сдвиги в пользу демократизации состава учащихся, хотя они были менее впечатляющими: в середине XIX в. представителей городского сословия и крестьянства не было вовсе, а в 1880 г. среди учащихся духовных училищ их насчитывалось 8 %, среди учащихся семинарий — 7 %. На духовную службу также прямо поступали представители других сословий, получившие светское образование. Например, в 1904 г. таких лиц насчитывалось 1172 из 47 743, т. е. 2,5 %384. Церковными реформами, открывшими вход и выход из духовного сословия, в большей степени воспользовалось само духовенство, чтобы выйти из сословия, чем представители других сословий, чтобы в него войти385.
Вытеснение дворянства из учебных заведений, естественно, вело к его вытеснению из бюрократии, офицерского корпуса, просвещения и свободных профессий. Выходцы из потомственного дворянства.среди классных чиновников в середине XIX в. составляли около 44 %, в 1897 г. — 31 %, в офицерском корпусе в 1750-е гг. — 83 % (с личными дворянами — 86), в 1844 г. — 73,5, в 1895 г. — 51 % (вместе с личными дворянами — 73), в 1912 г. — менее 37 % (вместе с личными дворянами — 54)386. Попав на государственную службу, представители недворянских сословий получали реальные шансы приобрести личное или потомственное дворянство. Однако шансы достичь высших рангов на государственной службе для выходцев из недворянских сословий в начале XX в. оставались теми же, как и в середине XIX в.: среди представителей высшей бюрократии доля потомственных дворян составляла в 1853 г. 89 % (из 508 человек), а в 1903 г. — 86 % (из 559 человек).
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>

Как показывает расчет: децильный коэффициент неравенства в России начала XX в. составлял примерно 6,3 и мог варьировать в границах 4—11417. Интересно отметить, что неравенство среди наиболее состоятельной части населения России в начале XX в. не имело явно выраженной повышательной тенденции. С 1901— 1904 по 1909—1910 гг. доля двух нижних групп по доходу увеличилась на 7,7 %, а доля двух высших групп, наоборот, уменьшилась на 7 %; доля двух средних групп почти не изменилась.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>>

В имперский период роль рынка в российской экономике систематически увеличивалась: товарность сельского хозяйства в начале XIX в., по приблизительным оценкам, составляла 9—12 %, в 1850-е гг. — 17—18, в 1909—1913 гг. — 31 % чистого сбора основных земледельческих продуктов. Суммарная величина товарной продукции промышленности и сельского хозяйства в России на душу населения в 1724—1860 гг. возрастала по 0,6% ежегодно, в 1861—1888 гг. — по 0,9, в 1888—1913 гг. — по 1,4 %418. Как видим, именно в пореформенное время наблюдался скачок товарности и значит коммерциализации экономики.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>>>

Российское имущественное неравенство имело важную особенность: незначительное по западным стандартам богатство сосредоточивалось в руках лишь 0,3 % жителей, а среди остальных 99,7 % оно распределялось без кричащих контрастов. В 1905 г. в Европейской России насчитывалось всего 16 тыс. землевладельцев, имевших более 500 дес. (545 га) земли, и 116 тыс. гильдейского купечества (на 1897 г.), которых можно отнести к богатым. Остальные лица, входившие не только в 10 %, но даже в 1 % самых богатых, на самом деле таковыми не являлись. Разрыв в 4—5 раз между жалованьем интеллектуального профессионала и зарплатой промышленного рабочего нельзя считать кричащим. Например, годовой заработок рабочих металлических заводов Петербурга в 1904 гг. составлял 497 руб. 19, в то время как доход богатого человека начинался от 1000 руб. Предположение об огромном неравенстве доходов в позднеимперской России как главном факторе русской революции не подтверждается эмпирически. Если сравнивать бедного крестьянина с Романовыми, Шереметевыми, Юсуповыми и иными подобными русскими аристократами, то неравенство, конечно, было громадным, хотя и намного меньшим, чем в современной России между богатыми и бедными, тем более между олигархами и остальными гражданами420. Если же сравнивать целые страты богатых и бедных, то различия следует признать умеренными.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>>

Сделанный вывод подтверждают результаты произведенной в 1917—1918 гг. конфискации имущества российских богачей. Экспроприация частных имений, завершившаяся к лету 1918 г.422, увеличила фонд крестьянской земли в 36 губерниях Европейский России, где имелось значительное частное землевладение, лишь на 23 %423. Конфискованная земля была разверстана уравнительно, поступив в распоряжение всех наличных крестьян. В переводе на душу прирезка земли оказалась намного меньше, чем ожидалось, — в среднем около 0,5 дес. (0,6 га)424. Землепашцы захватили также инвентарь (на 300—350 млн царских зол. руб.), скот и другое имущество привилегированных частных владельцев. В 1,917 г. по 47 губерниям последним принадлежало 4 млн из 154,6 млн голов скота. Его конфискация могла поднять поголовье крестьянского скота весьма незначительно: крупного рогатого — на 2,8 %, мелкого — на 2,2 %425. Сельскохозяйственные переписи 1917 и 1919 гг. этот расчет подтверждают: численность скота на душу населения в 1919 г. — после конфискаций — практически не изменилась426.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>

Социальный состав всего населения страны в течение императорского периода изменялся очень медленно. Абсолютная численность главных социальных групп увеличивалась, но, за исключением крестьянства, их доля в населении страны уменьшалась: за 1719—1913 гг. дворянства — с 2 до 1,5 %, духовенства— с 1,9 до 0,5 %, крестьянства — с 89,1 до 80,1 %. К 1913 г. «военное сословие» и разночинцы растворились в других социальных группах, и лишь доля городского сословия увеличилась с 3,9 до 17,6 %.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>>

Если, например, средняя продолжительность предстоящей жизни при рождении в России в 1840-е гг. равнялась 25,8 года, а в 1910-е гг. — 33,5 года, т. е. за пореформенное время увеличилась на 7,7 года, или на 30 %, то все спекуляции о несостоятельности Великих реформ для благосостояния населения не убедительны. Если средняя продолжительность жизни в 1870-е гг. в России равнялась 29,1 года, в Германии — 37, во Франции — 42,1, в США — 42,6, Великобритании — 43,5, Швеции — 45,7 года, то на основе этих данных можно ранжировать перечисленные страны по уровню развития здравоохранения, общей культуры и по отношению к жизни и здоровью своих граждан (прежде всего детей), а граждан — по отношению здоровью и жизни собственной и своих ближних (в особенности детей) (см. Статистическое приложение в т. 3 наст. изд.).
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>>>

Историческая демография начинается с численности населения. Сколько- нибудь правдоподобные данные о численности населения России имеются с 1646 г., а за предшествующий период мы располагаем весьма ориентировочными оценками, основанными на фрагментарных сведениях и сравнительно-исторических аналогиях. Оценки расходятся чрезвычайно сильно: Б. Ц. Урланис определяет численность населения на 1500 г. в 5,8 млн, на 1550 г. — 8 млн, на 1600 г. — 11,3 млн15, А. И. Копанев — соответственно 6—7; 9—10 и 11—12 млн16, Я. Е. Водарский и В. М. Кабузан — соответственно 5,6; 6,5 и 7 млн17
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>>>>

Например, если в XVIII в. лишь 5— 6 % от всех официальных городов были торгово-промышленными — в том смысле, что их население занималось преимущественно торгово-промышленной деятельностью (см. гл. 5 «Город и деревня в процессе модернизации» наст, изд.), тогда 94— 95 % официальных городов следует исключить из числа истинных городов?!
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva> Например, если в XVIII в. лишь 5— 6 % от всех официальных городов были торгово-промышленными — в том смысле, что их население занималось преимущественно торгово-промышленной деятельностью (см. гл. 5 «Город и деревня в процессе модернизации» наст, изд.),

я от себя добавлю, что многие промышленные населенные пункты - официально не были городами, например очень многие уральские заводы.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>>

Например, Кабузан изменение доли городского населения оценивает следующим образом: в 1744 г. — 8 %, в 1782 г. — 9 (постоянное приписное население городов по 4-й и 8-й ревизиям), в 1858 г. — 10 (по административнополицейскому учету, но какое население— не указывается)33, в 1897 г. — 13,4 (по 1-й переписи населения, какое население— не указывается) и на 1917 г. —
17,2 % (по городской переписи, какое население — не указывается)34
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>

Итак, в середине XIX в. число городов и посадов в Европейской России и Сибири составляло 691, в 1914 г. — 729. Много это или мало? Учитывая территорию страны, сеть городов следует признать чрезвычайно редкой. В 1857 г. среднее расстояние между ближайшими городами и посадами в Европейской России (без Польши и Финляндии) составляло около 87 км, в Сибири — 516 км, в 1914 г. — соответственно 83 и 495 км. В наибольшей близости между собой находились города Прибалтики — около 50 км, дальше всего отстояли друг от друга города Якутской губернии — 887 км, а в Европейской России — города Архангельской губернии — 300 км28. Это намного больше средних расстояний между соседними городами других европейских стран. В конце XVIII в. в Австро-Венгрии, Великобритании, Германии, Италии, Испании и Франции среднее расстояние находилось в интервале от 12 до 30 км, в середине XIX в. — от 10 до 28 км, в начале XX в. — от 8 до 15 км29. Следует иметь в виду, что сеть российских городов со временем существенно выросла. Это значит, что в XVIII в. расстояние между городами было намного больше. Сеть городов в странах Западной и Центральной Европы с конца Средних веков и до середины XIX в. изменялась мало: уже в XV в. Европейский континент, исключая Восточную Европу, оказался покрытым густой сетью небольших городских поселений, находившихся друг от друга в среднем на расстоянии 20—30 км (в Италии и собственно Англии — на расстоянии около 10 км)30. При расстоянии 20—30 км любое сельское поселение находилось от ближайшего города не далее 10—15 км, т. е. на расстоянии одного дня пути, что позволяло крестьянину за один день добраться до города и вернуться домой даже пешком, а горожанину — достичь соседнего города. В России же, учитывая плохое состояние дорог, поездка человека на лошади из многих сельских поселений в ближайший город требовала нескольких дней, а из города в город и того больше, по крайней мере до создания в стране достаточно густой сети железных дорог в конце XIX в. Это чрезвычайно затрудняло сношения между городом и деревней и между городами, что хорошо сознавали современники.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>>

В середине XIX в. современники разделяли города в зависимости от численности их жителей на три группы: 1) малые — до 5 тыс. человек; 2) средние — от 5 до 25 тыс.; 3) большие — свыше 25 тыс. человек. В начале XX в. наиболее распространенной классификацией стала следующая: 1) города-села — менее 5 тыс. жителей; 2) малые города — от 5 до 20 тыс.; 3) средние — от 20 до 100 тыс.; 4) большие города — свыше 100 тыс. жителей. Кроме того, вместе с городами стали рассматриваться сельские поселения, имевшие свыше 10 тыс. жителей33.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>

Во всех классификациях городов в качестве порога, как правило, фигурирует цифра 20—25 тыс. Это неслучайно: именно в городах, население которых превышает 20—25 тыс., создаются возможности для радикального изменения образа жизни сравнительно с деревней34. Исторически вполне оправданно считать большими городами в XVIII—первой половине XIX в. города, в которых проживало более 25 тыс., а в конце XIX—начале XX в. — более 100 тыс. жителей. Однако ради сопоставимости данных нам нужно принять единые критерии для разделения городов на большие, средние и малые, и в качестве таковых примем те, которые использовались в начале XX в. и применяются в настоящее время: большими будем считать города, имеющие более 100 тыс. жителей, средними — от 20 до 100, малыми — менее 20 тыс. (табл. 5.3).
Из данных табл. 5.3 можно видеть, что с конца XVII в. происходило укрупнение городов. В последней четверти XVII в. в России был один большой город — Москва, все остальные города имели число жителей менее 15 тыс. С конца XVII в. размеры малых городов стали увеличиваться, и они постепенно превращались в средние города. К 1722 г. население 3 городов, кроме Москвы, превысило численность 20 тыс. человек; к 1782 г. — население 5 городов (Петербург стал вторым большим городом России); к 1856 г. 39 городов превратились в средние, Одесса стала третьим большим городом. С конца XVII в. маленькие города с населением до 2 тыс. жителей, а с середины XIX в. с населением менее 5 тыс. жителей либо становились средними городами, либо превращались в села. Во второй половине XIX—начале XX в. процесс превращения малых городов в средние, средних — в большие продолжался с еще большей интенсивностью, вследствие чего происходило увеличение числа средних и больших городов за счет сокращения числа малых. К 1917 г. в России насчитывалось 22 больших города, а число жителей в Петербурге и Москве превысило 1 млн.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>

Несмотря!на изменения в составе городов, малые города с населением менее 20 тыс. вплоть до 1917 г. относительно преобладали: в 1917 г. их доля среди всех городов составляла около 75 %, хотя среди малых городов маленькие города с населением до 5 тыс. жителей встречались все реже. Однако, если мы учтем население, проживавшее в городах разной величины, картина получится иной. Доля населения, проживавшего в больших городах, за 1722—1910 гг. возросла с 0 до 40 %, в средних городах — с 2 до 37 %, в малых городах, наоборот, сократилась с 98 до 23 %. В 1910 г. 77 % горожан проживали в большом или среднем городе и лишь 23 % — в малом. В городских поселениях с населением менее 5 тыс., которые современники в начале XX в. стали называть городом-деревней, к 1910 г. проживало всего 4 % горожан, в то время как в 1678 г. — 60 %, в 1782 г. — 36 %, в 1856 г. — 16 % всего городского населения. Перераспределение населения между средними и малыми городами обнаружилось с конца XVII в., а концентрация жителей в больших городах как непрерывная тенденция — с середины XIX в., что хорошо видно по следующим данным: в 1678—1782 гт. в малых городах проживало 80—82 % всего городского населения, в 1811 г. — 67, в 1825 г. — 64, в 1840 г. — 61, в 1856 г. — 59, в 1870 г. — 52, в 1885 г. — 40, в 1897 г. — 34, в 1910 г. — 23, в 1914 г. — 20 %. Средняя людность российских городов непрерывно возрастала: с 1646 по 1910 г. увеличилась в 9,4 раза
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>>

В результате этого в течение всего XVIII в. в городах проживало свыше 50 % лиц, не принадлежавших к городскому сословию, а в деревне — до 10% лиц, не принадлежавших к крестьянству. Около 30% всех мещан и купцов проживали в деревне.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>

Структура занятости населения российских городов в середине XIX в. напоминала доиндустриальные города Западной Европы XVII—XVIII вв.
В пореформенное время отраслевая структура занятости городского населения претерпела новые существенные изменения. К концу XIX в. в материальных отраслях уменьшилась доля лиц, занятых в сельском хозяйстве (на 10%) и в промышленности (на 10 %). Пришедшая в Россию промышленная революция способствовала вытеснению ремесла фабрикой, с одной стороны, и перемещению промышленного производства из города в деревню — с другой. Это и привело к снижению роли промышленности в городской экономике. Доля лиц, занятых в торговле и на транспорте, осталась практически прежней. В целом доля лиц, работающих в сфере материального производства, уменьшилась примерно на 20%, а занятых в нематериальном производстве увеличилась на 20 %. В важную отрасль городской экономики выдвинулась сфера обслуживания, которая поглощала до 17 % рабочей силы городов. Значительное число лиц было занято в культуре, науке, просвещении, искусстве, литературе, на религиозной службе. В большом количестве появились рантье, пенсионеры и стипендиаты, на долю которых приходилось свыше 10% городского самодеятельного населения. Производительность труда существенно возросла, благодаря чему государство и общество стали намного больше расходовать средств на удовлетворение духовных потребностей людей. По структуре занятости населения российские города на рубеже XIX—XX вв. стали напоминать западные индустриальные города более раннего времени.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>

Под руководством В. П. Семенова-Тян- Шанского была произведена оценка промышленно-торгового потенциала России на 1900 г. Были выделены все городские и сельские поселения в 64 губерния* Европейской России, имевшие сколько-нибудь значительную торговлю и промышленность. Таких пунктов оказалось 6769, из них 6008 сельских68. Таким образом, в каждом десятом сельском поселении имелись торгово-промышленные заведения и население, активно занимавшееся неземледельческими промыслами.
Для разделения поселений на городские и сельские с экономической точки зрения Семенов-Тян-Шанский предложил два критерия — людность и величину торгово-промышленного оборота. Согласно его оценке, этим критериям в 1910 г. соответствовали 534 (70,2%) города и 703(0,1 %) сельских поселения69. Хотя среди 1237 «истинных» городов на долю сельских поселений приходилось 57 %, а на долю городских — 43 %, очевидно, подавляющее число городов являлось важными торгово-промышленными центрами, в то время как среди сельских поселений процент таковых был ничтожно мал. Если принять во внимание, что в конце XVIII в. 54 % городов были аграрными, а в прочих, за исключением 50 губернских и десятка крупных уездных городов, промышленность и торговля имели скромные обороты, что в середине XIX в. в 81 % городов аграрная функция имела важное или хотя бы второстепенное значение, то придется признать: к началу XX в. экономическое отделение города от деревни вступило в завершающую стадию. В то же время около 10 % сельских поселений успешно развивали промышленную и торговую функции.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>

Как видно из данных табл. 5.9, в середине XIX в. и, вероятно, в более раннее время в деревне доминировало сельское хозяйство, в котором было занято 90,3 % самодеятельного населения, в то время как в промышленности и строительстве — 1,3 %, в торговле и на транспорте — 0,4, во всех остальных отраслях — 8 % населения. В отличие от деревни, в городе ни одна отрасль занятости не была преобладающей. Наибольшее число горожан было занято в промышленности (38 % населения), следующая по важности отрасль — сельское хозяйство (18 %), на третьем месте — торговля и транспорт (14 %), во всех оставшихся отраслях работало 30 % городского самодеятельного населения.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94

Iva

аксакал


Iva>>

и лишь в 3 уездах (Богородицком и Бронницком уездах Московской губернии и Покровском уезде Владимирской губернии) в земледелии было занято менее половины крестьян — соответственно 13; 42 и 42 %. Несмотря на это, к концу XIX в. неземледельческие занятия в качестве основного, а не вспомогательного вида деятельности достаточно глубоко проникли в деревню: в 56, или в 11,1 % всех уездов, 30—55 % крестьян получали главные жизненные средства от неземледельческих занятий, в 85 (16,8%) — 20—29 % крестьян, в 306 (60,5 %) — 10—19 % крестьян и в 59 (11,7 %) — 2— 9 % крестьян получали главный доход вне сельского хозяйства.
Многие знания - многие печали (с) Эклезиаст 10в до н.э.  62.0.3202.9462.0.3202.94
1 2 3 4

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru