[image]

Николай II и его эпоха

 
1 15 16 17 18 19 20 21
+
-1
-
edit
 

Evgen

аксакал
★★☆
Evgen>> останки царской семьи, захороненные в Петропавловской крепости, таковыми не являются.
A.1.> Откуда такая уверенность?

Ну во-первых там серьезные несоответствия по состоянию зубов - эти люди явно не бывали у дантиста.
Во-вторых РПЦ их так и не признала останками Романовых
   
+
+2
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
Evgen> Ну во-первых там серьезные несоответствия по состоянию зубов - эти люди явно не бывали у дантиста.

По доступным в инете данным по обследованию останков (и тут на форуме их вроде выкладывали) - у царицы и княжон имеются в наличии следы регулярного и качественного лечения зубов, у Боткина были съёмные протезы. Плохие зубы (пародонтоз) были только у Н2 - у Романовых это вообще наследственное, к примеру у Александра I умершего в более молодом возрасте чем Н2, вообще съёмные протезы были.


Evgen> Во-вторых РПЦ их так и не признала останками Романовых

:)
В прошлом году я зря оторвал три часа от сна, смотря поздно вечером на церковном телеканале трансляцию заседания РПЦ-шной комиссии, возглавляемой патриархом и митрополитом Шевкуновым, как раз по поводу сабжа.
Смотрел по простой причине - что бы понять аргументацию РПЦ в этом вопросе, потому что в открытом доступе никаких их аргументов кроме "не верим и все" лично мне не попадалось.

Сюжет был крайне прост - в президиуме сидели патриарх и Шевкунов, вызывали на трибуну и допрашивали и задавали интересующие их вопросы всем участникам официального расследования (следователям, экспертам, ученым и т.п.). По их ответам могу сказать просто - все они подтвердили те результаты расследования, которые мы можем видеть в инете. На том все и закончилось - ни одного вопроса, как то способного опровергнуть версию (ну или ставящего под сомнение) официального следствия церковники задать не смогли. Патриарх, как большой начальник, в основном сурово хмурил брови, а Шевкунова все время сносило в сторону "жиды ритуально убили православного царя"(тм) - хотя к определению достоверности конкретных останков это, мягко говоря, отношения никакого не имеет.

Из чего напрашивается логический вывод, что РПЦ никаких аргументов научного характера (криминалистического, историографического и юридического) против результатов официального следствия привести не смогло. Вполне возможно, у них там есть какие свои оккультные причины для сомнения (может там у них, к примеру кому нибудь, ну не знаю, видение было - мол "кости не те" и т.п.) - но это уже их внутрицерковные дела ;) .
   11.011.0
+
-
edit
 

Luchnik

аксакал
★★
Evgen>> Ну во-первых там серьезные несоответствия по состоянию зубов - эти люди явно не бывали у дантиста.
A.1.> По доступным в инете данным по обследованию останков (и тут на форуме их вроде выкладывали) - у царицы и княжон имеются в наличии следы регулярного и качественного лечения зубов, у Боткина были съёмные протезы. Плохие зубы (пародонтоз) были только у Н2 - у Романовых это вообще наследственное, к примеру у Александра I умершего в более молодом возрасте чем Н2, вообще съёмные протезы были.

Скорее всего, ноги вот отсюда растут - Дополнительное заключение специалистов / Православие.Ru
   1818
+
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
Luchnik> Скорее всего, ноги вот отсюда растут


На самом деле это говорит о том, что без стоматологических карточек (и вообще медицинских документов) сделать достоверно надежное заключение (неважно - в ту или иную сторону версии) нереально, опираясь на такие источники как личные дневники, наблюдения случайных людей и пр.


Просто пример, цитата из приведенного тобой источника:

«Полное костное сращение и гиперостоз левого крестцово-подвздошного сочленения, шиповидные и гребневидные костные разрастания по краям тел многих позвонков. Это могло сопровождаться при жизни погибшего болями в заднем тазовом полукольце и в спине, не исключены нарушения осанки, походки, ограничения объема движений».

Указанная клиническая картина никак не вписывается в картину состояния здоровья Императора Николая Второго, который был очень спортивным мужчиной, вел здоровый и подвижный образ жизни, занимаясь теннисом, греблей, верховой ездой, гимнастикой, совершая ежедневные длительные пешие прогулки, и до самых последних дней не имел проблем с осанкой, походкой, не был ограничен в движениях и легко выполнял любую тяжелую физическую работу.
 


НЯП в дневниках царицы во время ссылки упоминается, что Н2 на пару дней был вынужден слечь в постель из-за "геморроя" (т.е. это вроде как неопровержимый факт, что сабж лежал по причине каких то болей в нижней части туловища).
Вот и гадай что это - то ли это действительно геморроидальные боли, то ли это относится к описываемым проблемам с позвоночником, то ли просто спину потянул когда бревна пилил. И тоже можно изощрятся в конспироложстве - откуда царица знала что это геморрой, нет нигде упоминания что Н2 лечился у проктолога и прочее и прочее.


офф
Общепринято считать, что Иван названный за жестокость Васильевичем, был необычайно богомольным, часами бил поклоны в церкви - а исследование его захоронения показало, что у него были такие проблемы с позвоночником, что он с трудом мог на колени сесть, не то что там земные поклоны бить. Опять же - получается то ли в могиле ИГ "кости не те" - то ли все источники врут... :)
   11.011.0
+
+1
-
edit
 

Evgen

аксакал
★★☆
Luchnik> Я заметил, что ты крайне склонен верить почти любой ахинее, если она противоречит официальной версии.

Такая позиция сформировалась благодаря "официальной версии" хрущёвско/горбачёвско/ельцинского вранья про "кровавых палачей" Сталина и Берию. Уж больно лжива была официальная версия про невинно убиенных маршалов и изнасилованных Берией малолеток.
В данный момент я доверяю историкам и публицистам очистившим эти авгиевы конюшни.
Или и дальше верить Млечину и Сванидзе?
   61.0.3163.12561.0.3163.125

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆
Fakir>> А что Прудникова-то на эту тему пишет?
Evgen> Пока что только говорит. Высказывает сомнения в официальной версии

Так, нашёл. Почитаем.

Последняя тайна Романовых

Существует несколько версий истории гибели семьи Романовых: от расстрела по спешному постановлению Уралсовета до ритуального убийства. Но ни одна из них не устроила петербургского историка Елену Прудникову. Тогда она стала складывать этот пазл самостоятельно и, как обычно, пришла к совершенно неожиданному выводу. Об убийстве последнего царя, а также об особенностях веры и деятельности современных монархистов, раздувших грандиозный скандал в связи с фильмом А. Учителя «Матильда», читайте в её новой книге «Последняя тайна Романовых». //  www.litmir.me
 

Но на первых страницах - всё в общем ожидаемо и известно.
   51.051.0

Iva

аксакал

☠☠☠
вот такой существует, как оказывается, документ.
https://vk.com/...
   72.0.3626.12172.0.3626.121

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆
Документ общеизвестный.


Ответа от советского руководства в архивах не обнаружено, хотя он, несомненно, должен был последовать. Таким образом, хранящаяся в Центральном государственном архиве Санкт-Петербурга телеграмма (и ее пересланная версия в Государственном архиве Российской Федерации) является фактически единственным документом, подтверждающим причастность высших советских руководителей (Ленина, Свердлова и Зиновьева) к принятию решения о расстреле царской семьи.
 


Документа за подписью членов советского руководства не имеется, поэтому адресованный на их имя докумень подтверждает их причастность.
Вот я на ваше имя телеграмму пошлю, что завтра зарублю соседа, и прокуратура вас потянет как соучастника.
"Л" - логика.
   51.051.0
RU Курдыбаев #07.03.2019 22:47  @Fakir#07.03.2019 19:01
+
-1
-
edit
 

Курдыбаев

опытный

Fakir> Документ общеизвестный.
Fakir> Документа за подписью членов советского руководства не имеется, поэтому адресованный на их имя докумень подтверждает их причастность.
Fakir> Вот я на ваше имя телеграмму пошлю, что завтра зарублю соседа, и прокуратура вас потянет как соучастника.
Fakir> "Л" - логика.

ну да , так все сложилось, кто все эти люди, Юровский сказал, Юровский сделал
   72.0.3626.12172.0.3626.121
+
+2
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
Из книги Глеба Сташкова "Августейший бунт: Дом Романовых накануне революции", БХВ-Петербург, 2013.

Бодяга с занятием Николаем II поста главкома. Длинная цитата, но уж крайне занятно в части царивших тогда во властной верхушке порядков:

Сильное впечатление на императрицу произвел немецкий погром в Москве. Если еврейские погромы провоцировала черносотенная печать, то московское побоище лежит на совести либералов. Изо дня в день московская пресса подогревала антинемецкую истерию. Орган либеральной партии прогрессистов «Утро России» призывал бороться с «внутренними немцами» – чиновниками и коммерсантами. У газеты октябристов «Голос Москвы» борьба с немецким засильем вылилась в настоящую паранойю. Наверное, самый яркий тому пример – статья «Немецкое засилье в музыке». Оказалось, что 90% капельмейстеров в армии – немцы, которые искажают своей трактовкой музыки душу русского солдата.

"Прогрессисты" и "октябристы" в Москве – это купцы, промышленники и биржевики. Для них немцы – прежде всего конкуренты, а борьба с немецким засильем – выгодное коммерческое предприятие. Они нашли покровителя в лице главноначальствующего Москвы и командующего Московским военным округом Феликса Юсупова-старшего. «Глуп, но искренно предан», – так характеризовала его императрица.

28 мая многотысячная толпа с царскими портретами собралась на Красной площади, после чего растеклась по соседним улицам. Два дня народ громил магазины и лавки, принадлежавшие подозрительным владельцам. Сначала под подозрения попадали носители немецких фамилий, потом – любых иностранных, а затем начался обычный массовый грабеж. Лишь на второй день власть очухалась и начала принимать меры.

Погромщики едва не забили насмерть одну очень важную немку – великую княгиню Елизавету Федоровну, родную сестру Александры Федоровны. Это было уже явным перебором. Юсупов вместо благодарности за патриотическое воспитание москвичей получил отставку. Из-за чего сильно расстроился, поскольку был убежден, что беспорядки организовали немцы. Свой пламенный патриотизм он передал сыну – Феликсу Юсупову-младшему, который через полтора года учинит частный погром над «немецким шпионом» Распутиным.

Больше всего Александру Федоровну встревожило, что толпа «бранила царских особ, требуя пострижения императрицы в монастырь, отречения императора, передачи престола великому князю Николаю Николаевичу, повешения Распутина и проч.». Если Юсупов обвинял в провокации немецких шпионов, то подозрение Александры Федоровны пало на того, кого народ прочил в цари и кто публично выражал готовность повесить Распутина.

Вообще говоря, историей России того времени следовало бы заняться специалистам по массовым психозам. Никто не был готов признать, что Россия терпит поражения из-за банальной неподготовленности к войне. Все искали виновных. Сухомлинов – изменник, Александра Федоровна с Распутиным – немецкие шпионы, которые ежедневно разговаривают с Вильгельмом по прямому проводу. Вполне вроде бы здравомыслящий великий князь Павел Александрович по секрету сообщает императрице, что немецкий шпион вовсе не она, а генерал-квартирмейстер Данилов-черный. Странно, что не Данилов-рыжий – обычно все-таки во всем виноваты рыжие. Тем не менее, царица советует мужу приглядывать за «черным» Даниловым. В это же время адъютант верховного главнокомандующего граф Адам Замойский рассказывает, что Данилов-черный не шпион, а революционер, который сразу после войны встанет «во главе аграрного движения». Поэтому с ним нужно быть в хороших отношениях – «авось земли не отберет». Заменить генерала Данилова на капитана Копейкина – и просто-таки поэма Гоголя «Мертвые души».
 


:p
Историки обычно считают подозрения Александры Федоровны насчет Николая Николаевича беспочвенными. Некоторые вообще полагают, что никаких подозрений не было, поскольку лояльность великого князя была всем хорошо известна.

Подозрений действительно не было – была уверенность. Через две недели после снятия Николая Николаевича императрица заехала к великой княгине Марии Павловне. Ее сын Андрей Владимирович записал в дневнике их разговор: «Мама спросила, правда ли, что она (Александра Федоровна. – Г. С.) и весь двор переезжают в Москву? “Ах, и до тебя это дошло! Нет, я не переезжаю и не перееду, но «они» этого хотели, чтобы самим сюда переехать (тут она дала ясный намек, кто это «они»: Н. Н. и черногорки), но, к счастью, мы об этом вовремя узнали, и меры приняты. Он теперь уедет на Кавказ. Дальше терпеть было невозможно…”».

Андрей Владимирович делает вывод, что царица узнала о черногорках и великом князе нечто важное, «угрожавшее не только ей лично, но и самому Ники». «Можно с уверенностью сказать, что причины должны быть серьезны, и его долготерпению пришел конец», – объясняет Андрей решение царя в записи от 24 сентября. А через три дня Мария Павловна, которая пила чай с императором и императрицей, заметила, что у Николая II «много горечи к бывшему верховному». «Что-то произошло между ними и произошло что-то нехорошее».

На эту историю проливают свет воспоминания протопресвитера Георгия Шавельского, который в годы войны находился в Ставке.

«В первые же дни пребывания государя в Ставке, – описывает Шавельский приезд царя в октябре 1914 года, – я обратил внимание на то, что почти ежедневно, после обеда, в 10-м часу вечера к великому князю в вагон заходил начальник походной канцелярии государя, в то время самый близкий человек к последнему, свиты его величества генерал князь В.Н.Орлов и засиживался у великого князя иногда за полночь. О чем беседовали они?

Из бесед с великим князем, как и с Орловым, я вынес определенное убеждение, что в это время обоих более всего занимал и беспокоил вопрос о Распутине, а в связи с ним и об императрице Александре Федоровне. Я, к сожалению, не могу сказать, к чему именно сводились pia desideria (благие пожелания – Г. С.) того и другого в отношении улучшения нашей государственной машины. Но зато с решительностью могу утверждать, что, как великий князь, так и князь Орлов в это время уже серьезно были озабочены государственными неустройствами, опасались возможности больших потрясений в случае непринятия быстрых мер к устранению их, и первой из таких мер считали неотложность ликвидации распутинского вопроса».

Как именно ликвидировать? «Так как главным приемником и проводником в государственную жизнь шедших через Распутина якобы откровений свыше была молодая императрица, то, естественно, поэтому, что великий князь теперь ненавидел и императрицу. – В ней всё зло. Посадить бы ее в монастырь, и всё пошло бы по-иному, и государь стал бы иным. А так приведет она всех к гибели.
Это не я один слышал от великого князя. В своих чувствах и к императрице, и к Распутину князь Орлов был солидарен с великим князем».

Временами и великий князь, и князь Орлов в беседах со мною проговаривались, что они так именно понимают создавшуюся обстановку и что единственный способ поправить дело – это заточить царицу в монастырь. Но осуществить такую меру можно было бы только посредством применения известного рода насилия не только над царицей, но и над царем. А на такой акт в то время оба они были не способны: оба они были идеально верноподданны. Поэтому их разговоры в то время и не шли далее разговоров. Но оба князя забывали, что в царских дворцах и ставках и стены имеют уши». Так что «аккуратные, ежедневные, продолжительные, тянувшиеся иногда за полночь, посещения князем Орловым великого князя, конечно, не могли остаться не замеченными и не проверенными агентами противников великого князя».


В общем, Александра Федоровна имела все основания обвинять Николая Николаевича в плетении интриг, слишком уж сильно напоминающих заговор. Разумеется, были и другие причины для отставки великого князя.

Во-первых, убежденность царя, что в пору великих испытаний его нравственный и религиозных долг – встать во главе войск.

Во-вторых, явная несостоятельность Николая Николаевича как главнокомандующего.

Наконец, летом 1915-го на Ставку ополчились министры. Страна, по сути дела, разделилась на две части – прифронтовая полоса, где распоряжалась Ставка, и тыл, где власть оставалась у Совета министров. Причем вмешательство военных в дела гражданского управления «сплошь и рядом было просто некомпетентным». Министры требовали отставки начальника Штаба Янушкевича, который, по словам Данилова-черного, не разбираясь в вопросах стратегии, «проявлял зато свою властную жесткость и малодисциплинированный характер в отношениях своих с министрами». Но Николай Николаевич ни за что не хотел расставаться со своим любимцем.

Ситуация, вообще говоря, удивительная. По здравому размышлению, столько причин не нужно. Достаточно того, что армия при Николае Николаевиче терпит поражение за поражением. В любой нормальной стране верховный главнокомандующий после такого позорного отступления, как весной-летом 15-го, был бы отставлен без разговоров. Но Николай II предвидел, что такое решение вызовет недовольство. И, как всегда, колебался.

22 июля пала Варшава. Николай II решился. Что, впрочем, не отменяло дальнейших колебаний. Тогда Александра Федоровна прибегла к последнему, крайнему средству – срочно вызвала Распутина, который с июня находился на своей родине – в Сибири, в селе Покровском. Где задеты религиозные и нравственные чувства царя, там Распутин незаменим. 31 августа «старец» провел разъяснительную беседу, после чего Николай II окончательно решил взять на себя верховное командование.

Все современники были убеждены, что Распутин сыграл в этой истории решающую роль. Все приписывали ему эту заслугу. Или «заслугу». В зависимости от отношения. Да и сам Распутин на каждом углу хвалился, что «прогнал Николашку». Одни валили на «старца» все, что можно. Другие, прежде всего царица, видели в нем спасителя от подлого заговора. Сам Распутин просто хвастал. А в итоге стал в глазах общественности главным действующим лицом происходящего. Хотя быть таковым в действительности никак не мог – он приехал из Сибири 31 июля, когда Николай II уже определился. Распутин помог царю не принять решение, а лишь «сохранить решимость». Причем 5 августа Григорий снова уехал в Покровское, тогда как главные события были еще впереди.
 
   11.011.0
11.03.2019 15:51, ED: +1
RU Alex 129 #11.03.2019 15:28  @Alex 129#11.03.2019 15:02
+
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
A.1.> Из книги Глеба Сташкова "Августейший бунт: Дом Романовых накануне революции", БХВ-Петербург, 2013.


Дальше просто прекрасное: руководитель государства сообщает секретную информацию военному министру и персонально просит его держать язык за зубами – а тот тут же разбалтывает ее своим корешам…
Министры пишут царю!! коллективное!! письмо, что они с ним не согласны!! – и это во время, когда страна участвует в мировой войне, и шантажируют руководителя государства тем, что уйдут в отставку!? И затем сговариваются с парламентской оппозицией (Думой т.е.) как ему (т.е. руководителю государства) они будут противостоять!

Поневоле согласишься с автором:
«Коллективный ультиматум со стороны министров – случай неслыханный в российской истории. Даже интересно, сколько прожили бы наркомы, решись они объявить товарищу Сталину о своем несогласии с тем, что он назначил себя верховным главнокомандующим».

Ха, Ленин говорите? На деньги немецкого генштаба? – вот кто на самом деле толкал страну в пропасть – вся властная элита: и «парламентарии» хреновы, и денежные мешки их спонсирующие, и генералитет игравший в какие-то свои игры, и вся царская династия – в стране 16!! великих князей – и один хуже другого – грызлись между собой как пауки в банке, да на их фоне Николай II выглядит чуть не самым лучшим (нда, из худших) выбором на пост монарха.

Борьба началась уже 6 августа, на следующий день после отъезда Распутина. Военный министр Поливанов сообщил коллегам, что царь принимает на себя верховное командование, хотя Николай II запретил ему говорить об этом кому бы то ни было. Поливанов играл свою игру, которая до сих пор не вполне ясна. Назначенный в июле министром по рекомендации Николая Николаевича, он мгновенно превратился в главного критика верховного главнокомандующего и начал продвигать на пост начальника Штаба своего давнего приятеля генерала Рузского.

При этом Поливанов поддерживал близкие отношения с Гучковым, который уже давно превратился в главного критика всего и вся. Замечу, что в марте 17-го Рузский сыграет ключевую роль в отречении Николая II, Гучков будет это отречение принимать, а Поливанов в годы Гражданской войны перейдет на службу к большевикам.

Все министры, за исключением главы правительства Ивана Горемыкина, выступили против решения царя. Никогда еще Николай II не испытывал на себе такого давления. А Николай Николаевич неожиданно оказался в самом центре политического кризиса. Правда, в пассивной роли. До него, собственно, никому дела не было. Он сам в письме к Поливанову от 15 августа признал полное расстройство высшего командного звена управления армией.

Министры были не против смещения великого князя, а против того, чтобы Николай II брал командование на себя. Существовало три аргумента.

Первый – официальный. Тот же, что и в начале войны: нельзя, чтобы поражения на фронте ассоциировались с личностью царя.

Второй – полуофициальный. Николай II не подготовлен к командованию. Странно, что этот – насквозь лукавый – аргумент до сих пор перепевают некоторые историки. Конечно, Николай II не был выдающимся военачальником. Как не были германский кайзер или бельгийский король, с самого начала войны ставшие верховными главнокомандующими. Но Николай Николаевич и Янушкевич точно так же не отличались военными талантами. А царь брал начальником штаба генерала Алексеева, который как раз в августе вывел армию из «польского мешка». Из всех возможных кандидатов Алексеев, безусловно, был лучшим. Даже министр иностранных дел Сазонов, всячески склонявший царя отказаться от командования, признавал: Николай Николаевич «энергичен и пользуется доверием в войсках, но у него нет ни знаний, ни кругозора, необходимых для руководства операциями такого размаха. Как стратег, генерал Алексеев во много раз его превосходит».

На самом деле, все были против решения царя исключительно по третьей – неофициальной – причине. Приняв командование, Николай II все время будет проводить в Ставке, а значит, возрастет влияние на внутренние дела Александры Федоровны и Распутина. Это понимали и министры, и общественность.

18 августа Московская городская дума демонстративно выражает поддержку Николаю Николаевичу. Председатель Государственной думы Михаил Родзянко умоляет царя не брать на себя командование. А общественность в это время стала представлять собой грозную силу.

Большинство членов Государственной думы объединились в оппозиционный Прогрессивный блок. Собственно говоря, прогрессивного в блоке было немного. Программа представляла собой набор совершенно чепуховых и абсолютно неактуальных мероприятий. Самый радикальный и прогрессивный пункт был сформулирован так: «Вступление на путь отмены ограничительных в отношении евреев законов». «Мы понимали, что кадеты не могут не сказать что-нибудь на эту тему, – иронизировал один из создателей блока националист Василий Шульгин. Мы даже ценили это “вступление на путь”, которое звучало так мягко».
«Остальное в “великой хартии блока” было просто безобидным, – продолжает Шульгин, – “уравнение крестьян в правах” – вопрос, предрешенный еще Столыпиным; “пересмотр земского положения” – тоже давно назревший за «оскудением” дворянства; вполне вегетарианское “волостное земство”; прекращение репрессий против «малороссийской печати”, которую никто не преследовал; “автономия Польши” – нечто совершенно уже академическое в то время ввиду того, что Польшу заняла Германия… Вот и все. Но было еще нечто, из-за чего все и пошло…»

«Нечто» – это вопрос о власти. «Все “реформы” Прогрессивного блока в сущности для мирного времени… Кого интересует сейчас “волостное земство”? Все это пустяки. Единственное, что важно: кто будет правительством?»
Блок требовал «правительства доверия», т. е. кабинета, который опирался бы на большинство Думы. Это нужно запомнить. Отныне именно вокруг «министерства доверия» будут ломаться копья вплоть до марта 17-го.

Министры (опять же за исключением Горемыкина) попытались столковаться с Думой. Сойтись на «правительстве доверия», разумеется, не удалось. Здесь министрам ничего не светило, поскольку доверием общественности они-то в первую очередь и не пользовались. А если и пользовались, как, скажем, министр иностранных дел Сазонов или военный министр Поливанов, то все равно не годились, потому что на их посты уже присмотрели для себя лидеры оппозиции Милюков и Гучков.

Сошлись на другом: нельзя допустить, чтобы Николай II стал верховным главнокомандующим. Так, «при посредстве Родзянки, который шумел и волновался, поехал убеждать Николая отменить свое решение и, конечно, не убедил, а только рассердил его, – была втянута в этот безнадежный конфликт и Дума».
А 21 августа восемь министров подписали коллективное письмо царю, выражая несогласие с его решением принять на себя верховное командование и невозможность для себя работать под председательством Горемыкина. Коллективный ультиматум со стороны министров – случай неслыханный в российской истории. Даже интересно, сколько прожили бы наркомы, решись они объявить товарищу Сталину о своем несогласии с тем, что он назначил себя верховным главнокомандующим.

На этот раз Николай II проявил удивительную твердость. 22 августа он как ни в чем не бывало отбыл в Ставку, а на следующий день объявил о вступлении в должность верховного главнокомандующего. Еще через 10 дней царь закрыл заседания Думы. Общественность негодовала, но страна и армия встретили эти известия совершенно спокойно.
 

:p
Разумеется, история с отрешением великого князя от должности вызвала бурную реакцию среди членов императорского дома. Причем довольно неожиданную. Личные отношения явно брали верх над соображениями идейно-политического толка.

Для Марии Федоровны все, что исходит от невестки, – плохо. «Злой дух Григория возвратился, – записывает она в дневнике 8 августа, – и Аликс желала, чтобы Ники принял участие в командовании вместо Николая. Она психически ненормальная, если она действительно думает об этом!» 12 августа царь лично сообщает ей о своем решении. «От этого сообщения я почувствовала себя так плохо, что меня чуть не хватил удар. Я высказала ему свое мнение, умоляя не делать этого, настаивала на том, что необходимо бороться с этим ошибочным заблуждением и особенно сейчас, когда наше положение на фронтах так серьезно. Я добавила, что если он это сделает, то все увидят, что это приказ Распутина. Мне показалось, что это произвело на него впечатление, так как он сильно покраснел».

Можно не сомневаться, что слова матери произвели на царя впечатление. Правда, совершенно обратное. Трудно придумать для Николая II большее оскорбление, чем сказать, что он может действовать по приказу Распутина. Уязвленное самолюбие тут же подсказывало, что нужно доказать: никто не имеет на него влияния – ни Распутин, ни министры, ни мать. Как он решил, так и сделает.
Поражает слишком уж эмоциональная реакция Марии Федоровны. Ясно, что под чьим-то влиянием находился не столько Николай II, сколько она сама.

Если брать родню, то против невестки в эти годы ее обычно накручивал великий князь Николай Михайлович. В данном случае это было исключено. Возможно, сыграл свою роль принц Александр Ольденбургский, который «катался по полу» (в подлиннике по-английски – «he rolled on the floor») и «молил ее уговорить Ники не ехать в армию», поскольку «предвидит ужасные последствия вплоть до народных волнений включительно». Александр Ольденбургский – родной дядя Николая Николаевича, так что, по сути, ничего удивительного в его реакции нет. Несколько смущает, конечно, форма – «кататься по полу». Особенно если учесть, что принц-то был не очень молод – на восьмом десятке. Действительно странно, что Марию Федоровну в итоге не хватил удар.

Был еще один член императорского дома, который храбро бросился на защиту Николая Николаевича – великий князь Дмитрий Павлович, сын Павла Александровича от первого брака. Он воспитывался в доме своего дяди и опекуна Сергея Александровича. Воспитывался в строгости…
А вырвавшись на волю, Дмитрий Павлович превратился в молодого повесу – пьянки, рестораны, цыгане, – весь джентльменский набор молодого великого князя. Правда, он еще и спортсмен. И даже участник Стокгольмской олимпиады 1912 года, где занял девятое место в индивидуальном и пятое место в командном конкурсе.
Репутацию Дмитрия Павловича сильно портила дружба с молодым Феликсом Юсуповым, который был известен своими гомосексуальными наклонностями. Как, впрочем, и опекун Дмитрия дядя Серж. Естественно, подозрения падали и на самого Дмитрия Павловича, что, кстати, стало препятствием для его брака с дочерью Николая II Ольгой. Помолвку расстроил Распутин, публично обвинивший великого князя в гомосексуализме. Дмитрий Павлович найдет способ рассчитаться.

Надо сказать, неудачное сватовство не охладило отношений великого князя с царским семейством. Пожалуй, из всех великих князей Дмитрий – единственный, кто был по-человечески близок Николаю II. Царь закрывал глаза на все проделки своего кузена, который по возрасту годился ему в сыновья. Николая забавлял его невзыскательный казарменный юморок. Великий князь мог закончить письмо к императору следующим образом: «Твой всем сердцем и душою и телом, конечно, кроме жопы, преданный Дмитрий». Никто другой не смел себе такого позволить.

В начале войны Дмитрий Павлович немного послужил в действующей армии и даже вынес с поля боя раненого капрала, за что получил Георгиевский крест. После чего был откомандирован в Ставку под начало Николая Николаевича.

Однажды Дмитрий обнаглел до того, что не стал посылать телеграмму царя, адресованную земскому съезду, потому что ему не понравился ее резкий тон. Царю, в свою очередь, не понравилось, что его адъютант решает, какую телеграмму посылать, а какую нет. Великого князя на время удалили из Ставки.

Узнав о решении царя принять верховное командование, Дмитрий Павлович с экстренным поездом помчался в Петроград. Как и Мария Федоровна с принцем Ольденбургским, он полагал, что «последствия могут быть неисчислимы, столь же роковые для династии, как и для России». Дмитрий придумал «комбинацию, которая может, в крайнем случае, все примирить»: Николай II становится верховным главнокомандующим, а Николай Николаевич остается при нем помощником.
Царь принял Дмитрия ласково, но из его затеи, разумеется, ничего не вышло.

Как ни странно, Николая II поддержали главные интриганы – Михайловичи и Мария Павловна-младшая с сыновьями.
Казалось бы, записной либерал Николай Михайлович должен вместе со всей прогрессивной общественностью бороться против принятия командования царем. Но давняя, еще юношеская, неприязнь к Николаю Николаевичу оказалась сильнее. В дневнике Николай Михайлович поносит августейшего тезку на чем свет стоит: «бесцветен», «слабая душонка» «при отсутствии мозговых тканей для вдохновения»; при нем «ни одного даровитого советника», одни «случайные карьеристы, любители наград и отличий». А в письмах к Марии Федоровне он еще и «капает», что в Киеве черногорки плетут интриги и сознательно подогревают популярность Николаши. Так что решение царя предводитель клана Михайловичей полностью одобрил.

Александр Михайлович тоже не жаловал Николая Николаевича и не сомневался в необходимости его отставки. Правда, поначалу он, как сообщает Александра Федоровна мужу, «очень волновался и был против того, чтобы ты принимал командование», но вскоре передумал и «смотрит на вещи другими глазами». Находящиеся при Ставке Сергей Михайлович и Георгий Михайлович тоже с императором не спорили.

Трое Владимировичей – Кирилл, Борис, Андрей – и их мать Мария Павловна всегда, что называется, выступали единым фронтом. Все вместе они имели немалое влияние в великосветских кругах. Затравленная со всех сторон Александра Федоровна оценила их поддержку.
Появилась надежда, что отношение между императрицей и двором самой влиятельной из великих княгинь налаживаются. «Этот эпизод в нашей семейной жизни важен в том смысле, что дал нам возможность понять Аликс, – пишет Андрей Владимирович, чьи рассуждения, в свою очередь, дают и нам возможность понять кое-что в непростых отношениях внутри императорского дома. – Почти вся ее жизнь у нас была окутана каким-то туманом непонятной атмосферы. Сквозь эту завесу фигура Аликс оставалась совершенно загадочной. Никто ее в сущности не знал, не понимал, а потому и создавали догадки, предположения, перешедшие впоследствии в целый ряд легенд самого разнообразного характера». Теперь же «мы увидели ее в новом освещении, увидели, что многое из легенд не верно, что она стоит на верном пути».
К сожалению, шанс не был использован – оттепель в отношениях оказалось недолгой. Очень скоро Мария Павловна снова превратится в жесткого и озлобленного критика императрицы.

Владимировичи – вечная головная боль командования еще со времен русско-японской войны. Тогда генерал Куропаткин вынужден был отослать с фронта Бориса Владимировича. Вроде бы великий князь нарвался на пощечину от какой-то дамы, к которой приставал. В 1914-м весь свет обсуждал, как Андрей Владимирович в Варшаве крутил роман с женой Адама Замойского, адъютанта главнокомандующего.

В итоге буйных Владимировичей удалось пристроить на почетные, но ничего не значащие посты. Кирилла – командиром Гвардейского экипажа, Бориса – походным атаманом казачьих войск, Андрея – командующим лейб-гвардии конной артиллерии. Гвардейский экипаж нес караульную службу при дворцах и обслуживал императорские яхты, а конная артиллерия и казаки были разбросаны по всем фронтам, так что атаман и командующий – чисто номинальные должности.

Летом 15-го Кирилл и Андрей всячески поддерживали кандидатуру генерала Рузского на пост начальника Штаба. В противовес генералу Алексееву. «Как предупредить государя, что Алексеев никуда не годен? – сокрушался Андрей. – Даже ежели и сказать ему всю правду, то он не поверит». И справедливо добавлял: «Да и верить ему нам нет никаких оснований». Действительно, было бы странно для царя внимать советам кузена Андрея, которого за месяц до этого сняли с должности за неповиновение начальству.

Великие князья благоразумно промолчали. А их поддержка Николая II в деле смены верховного главнокомандующего заметно улучшила отношения между ними и царской семьей.

Видимо, Борис Владимирович переоценил расположение к себе царской семьи. В январе 1916 года он, известный гуляка и бабник, сватается к старшей дочери царя Ольге. Той самой, к которой когда-то безуспешно сватался Дмитрий Павлович.

Борису отказали. А уже в апреле великому князю, которого так любят все полки, царь влепил выговор за хамское обращение со своим начальником штаба. В июне походный атаман вообще чуть не вызвал международный скандал. В Царскосельском клубе стрелков брякнул английскому офицеру, что, разобравшись с Германией, Россия начнет войну с Англией (в элитных офицерских клубах, надо сказать, на сухой закон закрывали глаза). Августейшая болтовня стала известна английскому послу Бьюкенену и министру иностранных дел Грею. От Бориса потребовали объяснений. Будь он слегка поумнее, сказал бы, что ляпнул, не подумав. Но великий князь начал уверять, что своими ушами слышал такие разговоры в Ставке. Англичан, естественно, это не обрадовало. Скандал, конечно, замяли, но Борис получил очередную выволочку.

Вряд ли повеса Борис Владимирович расстроился из-за неудачного сватовства к Ольге. А вот Марию Павловну задержка с ответом, а потом отказ разозлили до глубины души. Еще в сентябре 15-го Александра Федоровна стояла «на верном пути», говорила «ясно, положительно и верно». А уже в феврале Мария Павловна жалуется Палеологу, что «императрица сумасшедшая, а государь слеп; ни он, ни она не видят, не хотят видеть, куда их влекут".

Летом 15-го императорский дом включился в политику, еще не осознавая, что это политика. Противоречия между разными ветвями династии и личная неприязнь пока не позволяли выступить единым фронтом – большинство великих князей сохраняли лояльность.

Однако переживания августа 15-го не прошли для царя бесследно. Он вынес колоссальное давление – со стороны Думы, министров, значительной части личного окружения. В одиночку ему было бы не справиться. Находись он в Ставке, его убедили бы отказаться от своих намерений. Но все важнейшие решения Николай II принял в Царском селе, где рядом с ним была жена. В правильности решений царь не сомневался. В итоге он окончательно перестал доверять кому бы то ни было, кроме Александры Федоровны.

Программа императрицы была проста: никого не слушать, а быть самодержавным монархом. Впрочем, одного человека слушать все же надо. Распутина.
В июне-июле царь, пойдя на поводу общественности, назначил новых министров. Возможно, министры оказались толковыми и компетентными, но им нельзя доверять, если они позволяют себе коллективные ультиматумы, т. е. прямое неповиновение воле монарха. Отныне при любых кадровых назначениях для Александры Федоровны имело значение только одно обстоятельство: как человек относится к Нашему другу и как к нему относится Наш друг.
 
   11.011.0
26.03.2019 12:31, Курдыбаев: +1: да уж..великих князей было слишком много

ED

аксакал
★★★☆
A.1.> Из книги Глеба Сташкова "Августейший бунт: Дом Романовых накануне революции", БХВ-Петербург, 2013.

>Московское побоище лежит на совести либералов... Орган либеральной партии прогрессистов «Утро России».. газета октябристов «Голос Москвы»...
>"Прогрессисты" и "октябристы" в Москве – это купцы, промышленники и биржевики.

О как! Либералы - это оказывается биржевики, промышленники и КУПЦЫ! Надо запомнить. :)

>«Глуп, но искренно предан».

Это вообще пять с плюсом! Надо в гранит!

>Юсупов вместо благодарности за патриотическое воспитание москвичей получил отставку. Из-за чего сильно расстроился, поскольку был убежден, что беспорядки организовали немцы.

Обидно, да. Вот так борешься пятой колонной, вычисляешь и изводишь крамолу - а тебя же пинком под зад. И главное искренне не понимаешь за что. Патриот же до мозга костей. :(

>начала под подозрения попадали носители немецких фамилий, потом – любых иностранных, а затем начался обычный массовый грабеж

Ну это как обычно.
   52.052.0
+
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
Из книги Антонов Б.И. «Петербург-1914-Петроград. Хронологическая мозаика столичной жизни»
Центрполиграф, М., 2014:
:)
19 марта 1914 года.

В половине пятого дня перед подъездом Царскосельского дворца выстроилась команда разведчиков лейб-гвардии Измайловского полка, пришедшая в Царское Село после 1006-верстного похода из Архангельской губернии. Команда стартовала с берегов Белого моря из Холмогор – родины М.В.Ломоносова. В ее состав входили 3 офицера, 64 солдата, фельдшер и денщик.

Начальником разведчиков был штабс-капитан Соколов. Он рассказывал: «В городах нас принимали и провожали очень торжественно. Чувствовалось широкое русское гостеприимство, а вот в деревнях к нам относились с каким-то суеверным страхом. Дети и девушки убегали в лес, старухи боязливо выходили из своих изб, плакали и предлагали нам хлеб. Судя по всему, их пугал защитный цвет нашей униформы. В некоторых деревнях нас прямо спрашивали: кто мы – свои или враги? Иногда нам приходилось встречать волков. А поручику Есимонтовскому, отставшему от команды у станции Плисецкая, пришлось даже отстреливаться от хищников».

Переход продолжался 23 дня. 19 февраля 1914 года в 53-ю годовщину освобождения крестьян от крепостного права команда прибыла в Царское Село. Герои получили немало наград, в том числе Кубок редакций петербургских газет «Новое время» и «Вечернее время». Высшей наградой была личная встреча с царем. Соколов удостоился личного разговора с царем в течение четверти часа. В офицерском собрании Измайловского полка состоялось торжественное застолье.
 



P.S. В среднем 43 версты в сутки, и судя по зимнему времени либо на лыжах, либо санях - не пешком же?
   11.011.0
RU Alex 129 #19.03.2019 10:10  @Alex 129#19.03.2019 09:37
+
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
A.1.> Из книги Антонов Б.И. «Петербург-1914-Петроград. Хронологическая мозаика столичной жизни»
A.1.> Центрполиграф, М., 2014:
:p

25 марта 1914 года.

«Петербургская газета» получила телеграмму собственного корреспондента из Берлина: «В целях успокоения общества и биржи, официально сообщается, что для тревог нет никаких оснований, русско-германские отношения те же, что и раньше. Никаких чрезвычайных переговоров между петербургским и берлинским кабинетом не велось. Политический горизонт безоблачен, показателем этому служит и то обстоятельство, что поездка императора в Корфу – не отменена. Конфликт существует только на страницах газет».

На следующий день ее опубликуют под названием «Война не грозит Европе. Конфликта между Россией и Германией нет».
 



7 апреля 1914 года.

В собственном манеже Кавалерийской школы, расположенной в Аракчеевских казармах на Шпалерной улице, состоялся ежегодный праздник, который закончился выездом парфосной охоты.

Граф А.А. Игнатьев в своей книге «50 лет в строю» писал: «В ней впервые в России были применены мертвые барьеры, врытые в землю, и особенно пугали так называемые парфосные охоты. Двухлетний курс школы проходили около ста офицеров кавалерийских полков, а на охоты командировались, кроме того, ежегодно все кандидаты на получение командования полком. Стонали бедные кавалерийские полковники, вынужденные скакать на этих охотах верст десять-двенадцать по пересеченной местности, многие уходили в отставку, не перенеся этого испытания.

Суровые требования кавалерийской школы сыграли полезную роль. Постепенно среди кавалерийских начальников становилось все больше настоящих кавалеристов и все меньше людей, склонных к покою и к ожирению».
 


12 апреля 1914 года.

На фабрике резиновых изделий «Треугольник» (дом № 138 по набережной Обводного канала) более пятидесяти работниц получили тяжелую форму отравления ядовитыми парами.

Коммерческий суд объявил несостоятельным должником владельца колбасной мастерской Федора Григорьевича Круглова, который добавлял в колбасу краску для придания ей более привлекательного цвета.

На хромолитографической и картонажной фабрике Киббеля (дом № 3 по Большой Ружейной улице) со склада украдено 2447 портретов Л.Н. Толстого на сумму 6200 рублей.
 


13 апреля 1914 года.

«Русская музыкальная газета» известила читателей, что министр народного просвещения Л.А. Кассо разослал попечителям учебных округов следующий циркуляр:

«Ввиду явно непристойного характера нового, входящего в большое распространение танца под названием «танго» и вследствие полученных Министерством народного просвещения сведений об отдельных попытках обучения ему учащихся, покорнейше прошу Ваше Превосходительство принять строгие меры к тому, чтобы означенный танец не преподавался в учебных заведениях вверенного Вам учебного округа, а равно, чтобы ученики как мужских, так и женских учебных заведений, не посещали танцклассов, в коих он преподается».

«Петербургский листок» сообщал, что «витрины магазинов сплошь увешаны материями цвета танго (оранжевый)…».
 


15 апреля 1914 года.

«Санкт-Петербургские ведомости»:
«Императорский аэроклуб приступил к разработке вопроса о перевозке на аэропланах почты из Петербурга в его ближайшие дачные местности. Начальник Главного управления почт и телеграфов В.Б. Похвиснев, заинтересовавшись проектом аэроклуба, вступил с ним в переговоры относительно условий, на которых возможна организация воздушной доставки почты».
 



18 апреля 1914 года.

На табачной фабрике «Лаферм» на Васильевском острове отравилось 90 работниц, на табачной фабрике Шапошникова – 29 работниц. На фабрике «Треугольник» отравились 76 работниц, при этом полторы тысячи работниц покинули фабрику до конца смены.
 


18 апреля 1914 года.

На некоторых фабриках повторились заболевания женщин. На Невской ниточной мануфактуре заболели пять женщин, на фабрике «Товарищества охтенской бумагопрядильни» (Полюстровская наб., 1) – шесть женщин.

Полиция начала поиск лиц, производящих химические обструкции на фабриках, предполагалась вероятность распыления ядовитых веществ через {вентиляционные} трубы.
 


18 апреля 1914 года.

На столичных фабриках, особенно на Выборгской стороне наблюдались случаи заболевания женщин. Одни врачи утверждали, что это массовый психоз, другие – что это орудует комитет забастовщиков-отравителей.
 



23 апреля 1914 года.

Поднадзорный писатель Алексей Максимович Пешков (псевдоним Горький) приехал на один день в Петербург. Здесь он встретился со своим другом, знаменитым певцом Федором Ивановичем Шаляпиным, и они отправились в цирк Чинизелли на Фонтанке смотреть состязания борцов.

Это было одно из популярных зрелищ в России. Петербургский обыватель, как правило, знал наперечет имена популярных борцов и их достижения. Поэт А. Блок в предисловии к поэме «Возмездие», перечисляя общественные явления того времени, написал: «Неразрывно со всем этим связан для меня расцвет французской борьбы в петербургских цирках; тысячная толпа проявляла исключительный интерес к ней; среди борцов были истинные художники».

Французская борьба в цирке Чинизелли проводилась с 1894 года. Посещение цирка вошло в моду среди всех слоев населения Петербурга. Владельцы прилагали все усилия чтобы «предоставить уважаемой публике какие-либо выдающиеся новинки».

Посещения цирка представителями аристократии дало повод газетам иронически писать: «Если вам захочется посмотреть на последние новинки парижских мод, на новую манеру носить лорнет, на золотую мушку, которую наклеивают между бровями, или на бриллиант, вставленный между передними зубами красавицы, то вам следует зайти в субботу в цирк, где собирается весь демимонд».
 



23 апреля 1914 года.

Выдающийся психиатр Владимир Михайлович Бехтерев дал интервью «Петербургской газете» по поводу отравлений работниц на петербургских промышленных предприятиях. Он сообщил, что это не отравление, а нервная мнительность на почве истощения и «никакого комитета отравителей не существует».
 
   11.011.0
+
+1
-
edit
 

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆

Предательство или политическая мудрость? Почему Георг V не спас семью Николая II

После Февральской революции в России и свержения царя Николая II британское правительство сначала было готово предоставить ему и его семье убежище, а потом отказало. Какую роль в этом отказе сыграл близкий родственник Николая, британский король... //  news.mail.ru
 
«Я считаю тебя своим самым старым и самым верным другом», — писал Георг Николаю в 1894 году.

Эта дружба возникла по двум причинам.

Первая: мать Николая с самого раннего детства научила его отделять британскую королевскую семью — дорогого Джорджи (будущего Георга V), дядю Берти (будущего короля Эдуарда VII) и бабулю (королеву Викторию) от «гнусного» британского правительства, которое все время норовило прибрать к рукам азиатские территории, которые, как она считала, по праву должны были бы быть российскими.
 


Но этой дружбе был положен трагический конец, когда британский король предпочел выживание собственной династии спасению жизни российского кузена.
 


С уверенностью можно сказать только одно: после того, как Николай отрекся от престола, британцы сначала согласились принять его и его семью, а потом отказались.
 


Всего за несколько лет до начала войны Георг писал своему двоюродному брату: «Помни, что ты всегда можешь рассчитывать на мою дружбу».

Однако, когда на одной чаше весов оказалась жизнь российской царской семьи, а на другой — возможное (хотя и маловероятное) свержение британской монархии, Георг предпочел не ставить под удар свои интересы.
 

Ради сохранения монархии Георг V даже сменил фамилию королевской семьи, став чисто английским Виндзором вместо немецкого Саксон-Кобург-Готы. Дополнительные сложности с недовольными рабочими из-за семьи Николая II ему тоже были ни к чему

Причем, если до недавнего времени все как-то считали, что в отказе виновен тогдашний премьер-министр Ллойд-Джордж, то теперь появляется все больше свидетельств, что отказ все-таки исходил от британского монарха.
Чужая душа (особенно королевская) — всегда потемки

Никто не знает, что думал по этому поводу король Георг V. Более того, мы не знаем, обдумывал ли он свое решение вообще. Всё, что нам известно о его мнении, было изложено в официальных сообщениях секретарей, дневниках близких друзей и в дипломатической переписке.

Из этих документов следует, что поначалу он вроде бы хотел, чтобы Британия активно вмешалась в спасение семьи его близкого друга и родственника, а потом категорически возражал против их появления (даже временного) в Соединенном Королевстве.

Где-то между этими крайностями затерялся вариант, когда-то ли британское правительство, то ли сам монарх были готовы поспособствовать предоставлению убежища для семьи Николая II в Испании или Франции, согласовав все условия с кайзером Вильгельмом, с одной стороны, и председателем Временного правительства князем Львовым — с другой.
 



Разные политические силы придерживались резко противоположных взглядов и использовали отчаянное положение, в котором оказалась царская семья в своих собственных целях.

Одни считали, что Романовых не надо спасать хотя бы для того, чтобы умаслить самые активные организованные группы рабочих. Другие — что появление царской семьи спровоцирует рост революционных настроений в самой Британии. Третьи полагали, что главное — это по-прежнему сделать так, чтобы Германия продолжала воевать на два фронта и Россия из войны не выходила. А были и такие, кто считал, что спасение царской семьи поможет возродить почтение к монархии, которое к третьему году войны было уже изрядно потрепанным.

Доминирующим было мнение, которое активно высказывали два известных писателя — Томас Манн и Герберт Уэллс: свержение царской семьи может оказаться первой костяшкой домино, после падения которой посыплются и все остальные монаршие дома Европы. Манн такой сценарий очень приветствовал, Уэллса же он приводил в ужас.
 


Но справедливо ли утверждать, что Георг V попросту презрел узы дружбы и крови, элементарно струсив?

С одной стороны, скорее всего, да. Но с другой, был и еще один фактор: российская царская семья была крайне непопулярна в Британии, причем, как среди правящей элиты, так и среди, скажем так, широких слоев населения.

Предоставление убежища известному автократу с ведома и согласия конституционного монарха могло обернуться для последнего крайне неприятными последствиями.

Конечно, Георг мог бы и промолчать. Однако его частный секретарь, лорд Стэмфордем, неоднократно и со все большим убеждением писал письма правительству, донося до него сомнения короля в целесообразности давать убежище царской семье, каждый раз, не уставая подчеркивать непопулярность сверженного царя, как в самой России, так и в Британии.

В апреле 1918 года лорд Стэмфордем отметил в дневнике, что король все чаще стал получать письма от людей самых разных сословий, из которых следовало, что вопрос предоставления убежища Романовым широко обсуждался не только в рабочих клубах, но и членами парламента от Лейбористской партии.

При этом, указывал Стэмфордем, все они крайне отрицательно относились к такой перспективе.
 



Честно говоря, ни Ллойд-Джордж, ни его кабинет не нуждались в дополнительных аргументах, чтобы не предоставлять убежища царской семье.

Более того, довольно многие британские политики винили лично Николая II в печальном внутреннем положении России в 1917 году, и им очень не хотелось спасать государя, который так глупо провалил войну.

Примерно так же думали и французы. Где-то в это же время британский посол во Франции лорд Берти писал в Лондон, что французы считают русскую императрицу немчурой не только по рождению, но и по духу.

По обе стороны Ла-Манша существовало неафишируемое единство мнений, что было бы гораздо лучше, если бы Романовых приютила какая-то третья, и, желательно, не участвующая в войне страна. Вполне могли бы подойти Швеция или Дания, но вот беда, приглашения из этих стран почему-то не последовало.

Николай и его семья превратились во всеобщее политическое неудобство.
 
   51.051.0
Это сообщение редактировалось 25.03.2019 в 20:10
+
+2
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
> Однако, когда на одной чаше весов оказалась жизнь российской царской семьи, а на другой — возможное (хотя и маловероятное) свержение британской монархии, Георг предпочел не ставить под удар свои интересы.


НЯП тут все проще, Британии было важно сохранить участие России в войне - что Временное правительство вполне себе обещало.
В этом контексте отношений с новой российской властью было бы странно предоставлять убежище царю, которого собственно и свергли те самые люди составлявшие эту новую власть - а Керенский (много позже, в своих мемуарах) мог сколько угодно надувать щеки что он де лично хотел спасти царя и т.п.


> Николай и его семья превратились во всеобщее политическое неудобство.

Тут можно вопрос так поставить - не какие проблемы могло принести возможным "спасателям" спасение царя, а какие дивиденды они могли с этого поиметь? Ответ простой - никаких, кому нужен обанкротившийся в хлам бывший руководитель страны...

З.Ы. Не все такие добрые как Владимир Владимирыч это я про дуркаину... :D
   11.011.0
+
-
edit
 

Fakir

BlueSkyDreamer
★★★★☆
С одной стороны как бы и да, с другой - кайзера как-то приютили (хоть и не бритты).
   51.051.0
+
-
edit
 

excorporal

координатор
★★☆
Fakir> С одной стороны как бы и да, с другой - кайзера как-то приютили (хоть и не бритты).
Всех монархов-изгнанников приютили. И бритты тоже султана вывозили.
   73.0.3683.8673.0.3683.86
RU Alex 129 #26.03.2019 10:45  @excorporal#26.03.2019 10:37
+
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
excorporal> Всех монархов-изгнанников приютили. И бритты тоже султана вывозили.

Доживи Романовы до конца гражданской войны - царя с царицей большевики конечно бы показательно судили и с удовольствием шлепнули, а детей скорее всего отпустили бы - и думаю их вполне могла принять Дания или даже Британия тогда бы уже согласилась.
   11.011.0
+
+1
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
Fakir> С одной стороны как бы и да, с другой - кайзера как-то приютили (хоть и не бритты).

С кайзером вполне объяснимо - там революция совпала с переговорами о перемирии. Кайзер хоть и сбежал 9 ноября, но формально отрекся от престола только 28 ноября - а компьенское перемирие подписали 11 ноября. Т.е. Антанте была нужно было обеспечить всем эти делам определенную легитимность, вполне логичный размен - беспроблемное поведение со стороны кайзера на его тихую спокойную старость в Голландии.
   11.011.0
+
-
edit
 

Alex 129

координатор
★★★★★
Извивы большой политики...
;)


Тайна Бьёркского договора 1905 года

Днём, 23 июля 1905 года, императорская яхта «Полярная звезда» взяла курс на остров Бьёрке. Вскоре туда прибыла яхта императора Германии «Гогенцоллерн», где два кузена, кайзер и король Вильгельм II и император всероссийский Николай II, должны были встретиться для обсуждения вопросов высокой политики. Результатом этой встречи был союзный договор между Российской и Германской империями, подписанный 11 (24) июля 1905 года на яхте «Гогенцоллерн».
Этот договор породил массу легенд и мифов вокруг себя, и отказ от его ратификации считается упущенным шансом предотвратить мировую войну. При этом любители фантазировать об альтернативном развитии истории часто забывают о том контексте внешней политики, который сложился вокруг этого договора, и о положении России на мировой арене в этот момент.

Поле битвы — Дальний Восток

В начале ХХ века интересы Великих держав пересеклись на Дальнем Востоке. Среди них решающую роль играли англо-германские и англо-русские противоречия. Памятуя договорённости 1885 и 1896 годов по русско-афганской границе, Британия предлагала в 1899 и 1902 годах договориться с Россией по поводу раздела сфер влияния на Азиатском материке. Петербург отвечал отказом. Император Николай полагал, уступки со стороны Британии будут лишь временными. Торговая и финансовая мощь Лондона легко распространит влияние англичан на все территории, и конфликт разгорится опять. Посему император считал выгодным не давать уступок Англии. Это мнение полностью разделялось в министерстве финансов и министерстве иностранных дел в лице С. Ю. Витте и В. Н. Ламздорфа. Лондон нуждался в договоре с Петербургом для свободы рук в борьбе с другим, молодым конкурентом в деле грабежа Азии — Германской империей.

Объёмы торговли Германии в Азии стремительно росли. В 1885 г. Германия ввезла из Китая товаров на общую сумму 949 тыс. марок, а в 1893 г. — на сумму 14 млн. марок: в те же годы она экспортировала в Китай на сумму соответственно 16,5 и 33,25 млн. марок, преимущественно оружие, железные изделия, анилиновые краски и т. д. На 1894 год общий ежегодный товарооборот Германии с Китаем исчислялся в сумме 400 млн. марок, а объём германской торговли в китайских портах 1896 году вырос на 25%. На перевозки между Китаем и Австралией северогерманский Ллойд получал ежегодную субсидию в размере 4,5 млн. марок, в приморских китайских городах росло количество немецкого населения, что приводило к росту войск и флота, направленных на их защиту. Посему Германия становилась одним из крупных игроков в Китае, что не могло не вызвать неудовольствия Британии.

Также новым игроком на Тихоокеанском поле была Япония. Вступив в 1865 году на путь модернизации по западному образцу, Японская империя достигла невероятных успехов. С 1888 по 1893 год экспорт готовых изделий вырос с 11 до 24,5%, ежегодный рост населения увеличился с 6 до 12%, а общая сумма экспорта с 6 млн. иен в 1890 году к 1893 выросла до 13,5 млн. иен. Ввиду того, что Японские острова чрезвычайно скудны пригодными для земледелия землями, это вызывало нужду в экспансии японцев в Азию. Токио интересовала в первую очередь Корея, как наиболее близкая к нему территория. Однако в Петербурге Особое совещание 1888 года, постановило не допускать чьего-либо влияния в Корее, дабы не создавать из неё орудия неприятельской политики, направленной против Дальнего Востока. Тихоокеанская окраина России была крайне слабо защищена, посему допустить чьего-либо усиления или военного присутствия в Петербурге не могли.

В мае 1900 года в Китае вспыхнуло восстание ихэтуаней, направленное против засилья иностранцев. Жертвы среди европейского населения, которое вырезалось китайцами, вынудили европейские державы ввести войска и подавить восстание, закончившееся взятием объединёнными силами Пекина. Это окончательно установило баланс сил в регионе, и ввиду усиления русских, британских, немецких и японских войск в Китае державы попытались договориться.
В 1902 году Япония предложила России соглашение о разделе сфер влияния на Дальнем Востоке. Дипломатами Токио была предложена формула «Ман-Кан — кокан», т. е. Корея в обмен на Маньчжурию. В Петербург отправился глава правительства маркиз Ито Хиробуми, но его переговоры с С. Ю. Витте ничего не дали. Николай II не желал отдавать Корею с её незамерзающими морскими портами в руки японцев. Ввиду провала миссии в Петербурге Ито немедленно отправился в Лондон, где Британская и Японская империи заключили военный союз, нацеленный против России. Согласно нему, обе державы признали независимость Китая и Кореи и право на защиту своих интересов там силой оружия, соблюдение взаимного нейтралитета в случае войны одной стороны с третьей державой, но в случае помощи третьей державе — одна из сторон обязалась придти другой на помощь.
Таким образом, англо-японские противоречия были урегулированы. Россия и Германия оставались главными противниками Британии на Дальнем Востоке и Тихом океане. Это положение толкало Петербург в руки Берлина…

Россия и Германия — курс на сближение

В личном письме Николаю от 2 сентября 1902 года Вильгельм предлагал использовать русско-французское соглашение и Тройственный союз для защиты мира на континенте. Но обсуждение данных вопросов на личной встрече двух императоров в Висбадене в 1903-м привело лишь к повторению германских обещаний дружественного нейтралитета. Опасаясь агрессивной реакции Лондона, в Берлине не пошли на заключение антианглийского оборонительного союза с Россией и Данией.
После атаки японской эскадры адмирала Х. Того 27 января на Порт-Артур началась Русско-японская война. Британия в этой войне заняла позицию дружественного нейтралитета по отношении к Японии.
В связи с этим в 1904 году Вильгельм II всё чаще поднимал антианглийскую тему в переписке с Николаем II, надеясь сыграть на антибританских настроениях царя и запугав его угрозой столкновения с Лондоном, которая с началом японской войны становилась всё более реальной, заключить с ним двустороннее военное соглашение, которое планировалось расширить за счёт Франции и тем самым создать антианглийскую коалицию на континенте и вбить клин между Парижем и Петербургом, обострив его отношения с Лондоном.
К лету 1905 года Николай II, ввиду гибели русского флота под Цусимой и опасения ухудшения отношений с Англией, решил укрепить позиции России ввиду переговоров с Японией о мире и дал согласие на оформление договора, рассчитывая подключить к нему Францию. В переписке двух императоров началось обсуждение проектов договора. Базой послужило русско-германское соглашение от 12 декабря 1904 года о вооружённой помощи Россией Германии в случае конфликта Германии с Англией из-за угольных поставок русскому флоту на Дальнем Востоке. В довесок Германия обещала дать России кредит на 150 миллионов рублей.

10 (23) июля 1905, в воскресение в час дня яхта Николая II «Полярная звезда» отправилась к острову Бьерке, недалеко от Выборга. Император бы на ней в сопровождении брата, великого князя Михаила Александровича. В 8 вечера прибыла яхта Вильгельма II «Гогенцоллерн», в сопровождении крейсера «Берлин», где вечером император Вильгельм дал императору Николаю поздний обед. 11 июля в 10 утра Романовы поднялись на «Гогенцоллерн», где и состоялось подписание договора между двумя империями.
Договор предусматривал военное соглашение двух держав. Первая статья заключала обязательство одной из них прийти на помощь другой всеми сухопутными и морскими силами в случае нападения третьей державы. Вторая статья содержала обязательство не заключать сепаратного мира. Третья статья предусматривала вступление договора в силу после прекращения войны с Японией. И четвёртый пункт гласил об обязательстве России ознакомить Францию с текстом соглашения и приложить усилия для её присоединения к договору. Текст договора был контрассигнирован с русской стороны морским министром, контр-адмиралом А. А. Брилёвым и с германской стороны стас-секретарём фон Чеширски-Бёгендорф.

Причём Витте вспоминал, что ему рассказал контр-адмирал Брилёв о своей подписи под договором: «Призывает меня государь в свою каюту-кабинет и говорит: «Вы мне верите, Алексей Алексеевич?» — После моего ответа он прибавил: «Ну в таком случае подпишите эту бумагу. Вы видите, она подписана мною и германским императором и скреплена от Германии лицом, на сие имеющим право. Германский император желает, чтобы она была скреплена одним из моих министров». Тогда я взял и подписал». Интересно отметить, что Вильгельм II расхваливал выбор Николая II в отношении Брилёва, называя его превосходным человеком. Однако министры, от Витте до Джунковского, были единодушны в мнении, что это весьма простой и честный человек, что показывает на безбожную лесть и преувеличения Вильгельма в письме Николаю.

Предположительно, договор был подписан между 11 и 12 часами дня, после чего, по дневнику Николая II: «Втроем с Мишей отправились на герм. крейс. «Берлин». Осмотрел его. Показали арт. учение. Завез Вильгельма к нему и вернулся на «Полярную». Было полчаса отдыха. В 2 часа у нас был большой завтрак. Слушали музыку Гвар. Эк. и разговаривали все время стоя до 41/2. Простился с Вильгельмом с большой сердечностью. Снялись в 5 час. одновременно и до маяка Веркомоталы шли вместе; затем разошлись. Миша пошел на новом минном крейс. «Украина», кот. перегнал «Полярную» на 171/2 узл. ходу, идя 24 узл. ходом. Пришел в Кроншт. отличным вечером в 9 час. На «Александрии» прибыл в Петергоф в 10 час. Аликс встретила нас у морских ворот. Вернулся домой под самым лучшим впечатлением проведенных с Вильгельмом часов!»

Этот договор фактически аннулировал русско-французский договор 1893 года, ввиду того, что Франция активно готовилась к войне с Германией. В случае французского нападения, Россия оказывалась в странном положении: приходить ли на помощь Франции, согласно военному союзу 1893 года, или Германии, согласно военному союзу 1905 года?! Для России единственная польза, которая существовала от такого союза с Германией, — военная помощь в случае нападения Англии.

Афганский и военно-морской фактор

С 1902 года в Англии существовал план войны с Россией, который был известен в Главном штабе благодаря усилиям русского военного агента в Лондоне, генерального штаба генерал-майора Н. С. Ермолова.
Он предусматривал бомбардировку балтийских и тихоокеанских портов России и вторжение англо-индийской армии в союзе с Афганистаном в Туркестан. В Индии с 1890-х годов велась реорганизация англо-индийской армии. Её главнокомандующий, лорд Горацио Китченер предложил план этой реорганизации. Согласно нему, количество пехотных дивизий должно вырасти с четырех до девяти и должно быть сформировано восемь кавалерийских бригад. Армию предполагалось разделить на Северную (пять пехотных дивизий), Южную (четыре пехотные дивизии), которые бы располагались вблизи железнодорожных линий, дабы прибыть на северо-запад Индии, откуда действовать на Кабул и Кандагар, с целью обеспечить их за англичанами и сделать опорой для наступления в Туркестан.

С 1904 года вице-король Индии лорд Дж. Керзон вёл переговоры с эмиром Афганистана Хабибуллой-ханом о военном союзе. Тем временем эмир объявил новый набор в армию, намереваясь получить 20 000 штыков, собрав верные войска в Кандагаре под командованием своего брата Насруллы. С севера отселялись пророссийские племена и прибывали враждебные России кочевники, и прибыло два английских офицера с конвоями по 200 всадников и 2−3 пехотных полка у каждого офицера. Англо-индийская армия к 14 августа 1904 года насчитывала на пограничной с Афганистаном линии Читрал — Гилгит — Гупис 17 373 чел., при 61 орудии и 17 пулемётах, а афганская армия в пограничных с Россией провинциях Герат и Чар-Вилайет насчитывала 26 914 чел. регулярных войск, не считая пешую и конную милицию. Военный агент Ермолов оценивал вероятные силы англо-афганцев в 375 000 человек.

29 августа, В. Н. Ламздорф попросил командующего Туркестанским военным округом усилить войска, но сделать это так, чтобы не дать поводов для Англии обвинить Россию в военных приготовлениях против Афганистана и Индии. На август 1904 года туркестанские войска насчитывали два корпуса, стрелковую бригаду и 186 человек на Памире. В Генеральном штабе было решено усилить Туркестан пятью корпусами из европейских округов, а начальник Генштаба, генерал-лейтенант Ф. Ф. Палицын предлагал авантюрный план внезапной атаки на пограничную афганскую крепость Герат, с целью её захвата и угрозы вторжения в Индию, для давления на англичан.

Однако, ввиду поражения русской армии в битве с японцами под Ляояном и отступления войск Маньчжурской армии на север, англичане ослабили давление на Афганистан, ограничиваясь готовностью англо-индийских и афганских войск. Ввиду того, что с 1903 года все донесения военных агентов из столиц Великих держав должны были посылаться в подлинниках самому императору, а военно-статистический отдел Главного штаба готовил всеподданнейшую записку на основе наиболее интересных сведений из переписки с агентами, то Николай II в 1904 году был в курсе военных приготовлений англичан в Индии и Афганистане.
Весьма возможно, что фактор угрозы войны не только с Японией, но и с Британией и Афганистаном, мог подвигнуть Николая, потерявшего флот в войне с Японией, на согласие союза с Германией, располагавшей на 1 июня 1905 года мощным флотом в 16 эскадренных броненосцев, 16 броненосцев береговой обороны, четыре броненосных крейсера, 36 легких крейсеров, 37 эскадренных миноносцев и одну подводную лодку. Тем более что Вильгельм в последующем письме от 16 июля пугал «кузена Ники» английским флотом, крейсирующим на Балтике, как и остальные письма, где Вильгельм повторял, как Англия напугана и обозлена договором в Бьерке, подчёркивая важность оного для защиты России от Англии.

В ноябре 1904 года в британском адмиралтействе состоялась военно-морская игра, планирующая развёртывание флота против Германии. Получив известие о британских планах войны на море с Германией, через несколько дней Вильгельм II созвал совещание военных и военно-морских начальников по возможным вариантам развития событий. Совещание пришло к выводу, что к войне с Англией Германия не готова, нужно усилить флот. Но вот от русско-британского столкновения в Азии Германия только выиграет. На рубеже 1904−1905 гг., флотское командование Германии подготовило ряд документов о возможных вариантах войны на море против Англии.

Реакция на Бьёркский договор

Вильгельм II в личном письме Николаю II с восторгом описывал будущие перспективы договора, уверяя русского императора, что англо-японцы теперь не могут откровенно грозить обеим державам, и фантазировал о будущем расширении договора, видя в нём зародыш будущего всеевропейского континентального союза.

Текст этого договора вызвал негодование в Петербурге. Министр иностранных дел граф В. Н. Ламздорф, ввиду своей политики балансирования между Берлином и Парижем, был против этого договора, осознавая, что он ухудшит отношения России с Францией. Он вместе с председателем комитета министров стал убеждать императора в невозможности договора войти в силу, пока Франция не даст согласия на присоединение к нему. Тем не менее, по просьбе министра, русский посол в Париже Нелидов прозондировал почву для такого соглашения. Выяснилось, что франко-германское соглашение невозможно не только из-за реваншистских настроений Парижа, жаждавшего отомстить за поражения франко-прусской войны 1870−1871 годов, но и из-за непосредственного столкновения франко-германских интересов в Северной Африке.

В марте 1905 года Вильгельм II на канонерской лодке «Пантера» прибыл в марокканский город Танжер, где пообещал поддержку Германии марокканскому султану Абд-даль-Азису IV и предложил ему военный союз. Это вызвало бурю возмущения во Франции, и по требованию Германии была начата подготовка к конференции, которая должна была определить статус Марокко.

Ещё раньше, в 1904 году было заключено военно-морское соглашение Франции с Англией, согласно которому британский флот концентрировался в Северном море, представляя собой потенциальную угрозу германскому и русскому флотам. Объединение Франции с Англией на антигерманской почве означало то, что, привязывая себя к Германии, Россия остаётся в изоляции. Тем более что в Париже сама мысль о военном союзе с Германией казалась прямо невозможной — ибо означала отказ от политики реванша.
В результате этого Ламздорф, на совещании с Витте и русским послом в Лондоне А.К. Бенкендорфом пришли к выводу, что договор опасен для России. Под давлением министров император согласился с их доводами и написал Вильгельму, что без присоединения Франции договор не может вступить в силу, в результате чего нератифицированный договор так и не вступил в силу. В ответном письме Вильгельм пытался указать на то, что Франция не поддерживала своего союзника Россию в войне с Японией, упирал на миролюбивую политику Александра III, что даже в случае франко-германской войны Россия может остаться в стороне, но Николай писал, что лучше отложить вопрос до окончания конференции в Альхесирасе по Танжерскому кризису, а потом и вовсе замолчал этот вопрос.

В связи с новым займом у Франции в 1905 году и приходом на пост министра иностранных дел франкофила А. Сазонова, в Петербурге отказались от политики союза с Германией, а в 1906 начались переговоры с Британией по разделу сфер влияния в Азии, увенчавшиеся соглашением от августа 1907 года. Таким образом, Бьёркский договор остался досадным эпизодом во внешней политике России, вызванным изоляцией во время японской войны и английской угрозой, ликвидированной англо-русским соглашением.
 

Россия — Германия — Британия: между миром и войной

Вскоре туда прибыла яхта императора Германии «Гогенцоллерн», где два кузена, кайзер и король Вильгельм II и император всероссийский Николай II, должны были встретиться для обсуждения вопросов //  regnum.ru
 
   11.011.0

PSS

литератор
★★
A.1.> Забавно и по своему поучительно (источник тот же, что в предыдущем посте):
A.1.> :)

Хм.

«Когда женщины наденут мужское платье, а мужчины женское, тогда поднимется Китай, а после войны с Китаем и Свету конец», – такие пророчества печатались на передовицах газет в марте 1911 года!
 


Брючные костюмы вошли в моду где-то в 20х, возможно распространение уже начиналось. Но на что второй пункт намекает? Тогда было куда строже и в мужском костюме и представители ЛГБТ тех лет особо выделится не могли. Сразу посадили бы.

P.S Ага

Репутацию Дмитрия Павловича сильно портила дружба с молодым Феликсом Юсуповым, который был известен своими гомосексуальными наклонностями. Как, впрочем, и опекун Дмитрия дядя Серж. Естественно, подозрения падали и на самого Дмитрия Павловича, что, кстати, стало препятствием для его брака с дочерью Николая II Ольгой.
 


Видимо намек на некие внутренние тогда скандалы связанные с тем, как некоторые представители царской семьи порой одевались.
   66
Это сообщение редактировалось 06.06.2019 в 08:14

PSS

литератор
★★
A.1.>> Из книги Антонов Б.И. «Петербург-1914-Петроград. Хронологическая мозаика столичной жизни»
A.1.>> Центрполиграф, М., 2014:
A.1.> 25 марта 1914 года.На следующий день ее опубликуют под названием «Война не грозит Европе. Конфликта между Россией и Германией нет».

И что такого? :) Фердинанд еще жив и может быть даже в Сараево не решил пока ехать, а террористы тогда хотели убить только губернатора. Конечно все бы вспыхнуло рано или поздно. Но могло потребоваться еще несколько лет.
   66

Alex 129

координатор
★★★★★
PSS> Брючные костюмы вошли в моду где-то в 20х, возможно распространение уже начиналось.

Еще до революции вошли в моду юбки-брюки. Есть даже фото позирующих в оных дам на фоне Медного всадника. Но это конечно было допустимо только для отдельных продвинутых персонажей.

З.Ы Целые труды оказывается на эту тему есть:
:)

Кристин Бар. Политическая история брюк (fb2)

Скачать книги бесплатно Политическая история брюк, Кристин Бар, в формате epub, fb2, rtf, mobi, pdf для телефона, андроида, айфона, ipad или читать книгу онлайн. //  coollib.com
 

PSS> Но на что второй пункт намекает?

Дык еще в Ветхом Завете было написано:
«На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок пред Господом, Богом твоим, всякий, делающий сие». (Втор. 22:5).



PSS> Видимо намек на некие внутренние тогда скандалы связанные с тем, как некоторые представители царской семьи порой одевались.

Просто Дмитрий Павлович был обыкновенный великосветский раздолбай (какими к ПМВ были не все, но большинство из 17 великий князей), понятно что он в принципе не мог понравится религиозной императрице. К тому же начинались современные времена, когда царевен уже могли не выдавать замуж насильно из династических соображений. Вон румынскому принцу в 1913 г. тоже отказали, только потому что он не понравился той же старшей дочке.
   11.011.0
RU Oleg_Oleg #17.06.2019 10:30  @Alex 129#26.03.2019 10:13
+
-
edit
 

Oleg_Oleg

аксакал

☠☠
A.1.> В этом контексте отношений с новой российской властью было бы странно предоставлять убежище царю, которого собственно и свергли те самые люди составлявшие эту новую власть - а Керенский (много позже, в своих мемуарах) мог сколько угодно надувать щеки что он де лично хотел спасти царя и т.п.
А можно по подробнее про свержение царя?
Прикреплённые файлы:
 
   49.0.2623.11249.0.2623.112
1 15 16 17 18 19 20 21

в начало страницы | новое
 
Поиск
Поддержка
Поддержи форум!
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru